О возможных международных посредниках для выхода Украины из кризиса

20 декабря 2013, 16:52
политический аналитик
0
565

Меня беспокоит, что Ильенко прямо не сказал: мы не будем раздавать оружие. Я никого не пугаю. Без эмоций говорю: меня обеспокоили эти слова Ильенко

18 декабря 2013 года Верховный представитель ЕС по вопросам совместной внешней политики и политики безопасности Кэтрин Эштон заявила, что получила предложения трех лидеров украинской оппозиции о решении политического кризиса в Украине. Она при этом не уточнила, в чем заключаются эти предложения.

А сегодня, 20 декабря 2013 года министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский заявил, что "если бы обе стороны, украинская власть и оппозиция, обратились с просьбой быть посредниками в переговорах, то мы бы выбрали соответствующую их форму».

При этом он привел пример неэффективной посреднической миссии, упомянув о «нерешенном деле экс-заключенной Тимошенко, несмотря на многочисленные визиты в Украину представителей специальной мониторинговой миссии Европарламента при участии Александра Квасневского и Пэта Кокса».

И сегодня же глава немецкого МИД Франк-Вальтер Штайнмайер, по сообщению «Немецкой волны», отклонил предложение Виталия Кличко стать таким посредником.

Почему неприемлем аргумент Сикорского?

Александр Квасневский и Пэт Кокс как международные посредники – ничем не лучше, и не хуже остальных. Умные люди, опытные политики. Но они не подходят как посредники для данного конкретного кризиса.

Дело в обстоятельстве, в котором мало кто отдает себе отчет.

Миссия Квасневского-Кокса начиналась в начале лета 2013 года по инициативе президента Европарламента и премьер-министра Украины для наблюдения за соблюдением законности в деле Юлии Тимошенко. Их решение добиваться освобождения осужденной, а, тем более, публичная поддержка ими 31 октября 2013 года законопроекта Анжелики Лабунской превратила их из посредников между властью и оппозицией в участников процесса на стороне оппозиции.

Чуть раньше о своем желании посредничать заявляли и другие европейские политики.

Почему для целей посредничества не подходят Элмар Брок и Ребекка Хармс?

Известный евродепутат, сторонник Юлии Тимошенко, Элмар Брок, 15 декабря 2013 года заявил, что «Европарламент может направить делегацию для посредничества в решении политического кризиса в Украине». Он правильно добавил, что  «нужно приложить силы, чтобы не было кровопролития». Но он и сманипулировал: «надо, чтобы решение в первую очередь выражало интересы народа».

Что касается того, как избежать кровопролития, то Броку не надо инициировать посредническую миссию. Ему достаточно звонить по телефону и угрожать представителям и власти, и оппозиции, что тем из них, кто инициирует кровь, закроют визы.

Что касается решения, которое по Броку, «должно выражать интересы народа», то разве он как умный человек, не быть заинтересован, чтобы результат работы его посреднической миссии затрагивал интересы только части народа, представленной на «евромайдане»?

Разве не в состоянии прогнозировать все негативные последствия того, что недовольные его решением регионалы обратятся к другой части народа, не имеющей желания присоединяться к протестующим «евромайдане»?

И что в результате, если ныне Европарламент имеет дело с пассивностью этой части народа, то впоследствии он может получить остро негативное восприятие дела евроинтеграции?О готовности быть посредником заявила и другой немецкий депутат Европарламента – Ребекка Хармс от «зеленых». По ее словам от 15 декабря 2013 года, она прибыла в Киев для участия в переговорах по поводу ситуации в Украине со всеми сторонами конфликта.

Конечно, гипотетическая роль возможных европосредников не может не добавлять Броку и Хармс определенных политических дивидендов в их стране. Примем это обстоятельство во внимание, и это максимум, что можем сделать.

Почему?

Во-первых, по определению, посредник в конфликте должен признаваться всеми его сторонами как человек объективный, не находящийся на какой-то стороне. Брок и Хармс такими не являются.

Брок блестяще выступил в защите Юлии Тимошенко, за два последних года, как стахановец, выдав на гора 63 заявления в ее поддержку.

Хармс по-своему отличилась 38 протимошенковскими заявлениями, да еще и тем, что 14 июня 2012 года на стадионе в Харькове развернула плакат с призывом «освободить политзаключенных».

Во-вторых, в Украине есть негативный опыт работы западных посредников. Они ни на что не влияют и в итоге никакой проблемы не решают.

Негативный опыт действий западных посредников

26 ноября 2004 года Хавьер Солана, тогдашний предшественник Кэтрин Эштон на должности еврокомиссара по вопросам политики безопасности, заявил, что «участники акций в Киеве не будут блокировать здание правительства Украины». Но блокирование продолжалось, Солана либо оказался балаболом, либо сработал на оппозицию. Та выполнять его требования в любом случае не желала: 27 ноября 2004 года тогдашний глава Госдумы России Борис Грызлов рассказал, что Виктор Ющенко на переговорах заявил: "на улицах уже около миллиона человек, и он не владеет ситуацией; если что-то будет захватываться, он здесь ни при чем».

В какой ситуации могут понадобиться международные посредники - 1?

Нынешняя ситуация выглядит так, что вне активных действий, причем силового характера, «евромайдан» в каком-то количестве его участников будет стоять, как долго это возможно. Призывов насильственным образом блокировать транспортные магистрали и тротуары для проезда автомобилей и прохода людей все меньше.

Без активных действий «евромайдан» неизбежно маргинализируется. Это происходит с такого рода протестами в каждой стране, и мы сами видели это на примере пустующих палаток с изображением Юлии Тимошенко на углу киевских улиц Крещатик и Богдана Хмельницкого.

Этот неизбежный процесс маргинализации, когда бывший «евромайдан» превратится в сборище асоциальных элементов, займет от силы месяц-два. В общественном мнении Киева, в меру угасания эмоций, за это время будут происходить медленные, но ощутимые перемены. Но они неминуемо закончатся тем, что никто не захочет выходить на протесты в поддержку группы маргиналов.

Понимая опасность такого сценария, некоторые оппозиционеры публично призывают

к насильственным действиям или не исключают их.

Депутат от «Удара» Сергей Каплин 20 декабря 2013 года публично http://blogs.lb.ua/sergiy_kaplin/248878_chtob_evromaydan_ushel.html заявляет, не только то, что «мы должны быть готовы так жить и работать (на «евромайдане» - В.П.) максимально - до 2015 года. Это единственный путь мирного свержения действующей власти».

Против мирного протеста нечего возразить, хотя я как киевлянин не в восхищении от бардака на Крещатике до 2015 года.

Но Андрий Парубий, мой добрый знакомый, депутат от Тимошенко, http://www.pravda.com.ua/articles/2013/12/20/7007844/  20 декабря 2013 года говорит: «майдан піде на Межигір'я. Відстань до Межигір'я - 27 кілометрів. Питання в технічному виконанні цього, аніж в доцільності або недоцільності. Це питання лишається в нашому обговоренні. Більше не буду з цього приводу говорити.».

Понятно, что действуй в стране эффективные правовые механизмы реагирования на планы силового захвата власти, Парубий был бы вынужден промолчать.

Понятно, что полан Парубия невозможен: упущен фактор внезапности.

Понятно и то, что никого никакими заявлениями испугать не удастся. Все уже пуганные, все свое отбоялись. А действие всегда будет вызывать противодействие.

И все же меня обеспокоила реакция Андрея Ильенко, депутата от «Свободы», который 9 декабря 2013 года, в программе Андрея Куликова «Свобода слова» на телеканале ICTV не смог внятно ответить на вопрос журналиста Ирины Тыран. Вот фрагмент этого диалога:

«Тиран: Добре, тоді я вам задам конкретне запитання. У випадку, якщо ситуація зайде в тупик і ніхто вам не піде назустріч, ви готов видати людям зброю і нести відповідальність за те, що буде далі?

Іллєнко: Ви знаєте, найбільш безглуздо вимагати від людини публічно порушувати Кримінальний кодекс, ще й у прямому ефірі. Я думаю, що це розраховано на людей, які просто не розуміють, що таке політика. Сьогодні, товариство, не треба запугувати людей в прямому ефірі, розказувати про те, що будемо роздавати зброю: криваві заклики і так далі. У нас мирна політична акція».

Меня беспокоит, что Ильенко прямо не сказал: мы не будем раздавать оружие.

Я никого не пугаю. Без эмоций говорю: меня обеспокоили эти слова Ильенко.

Исчерпаны ли возможности внутриукраинского диалога?

Оппозиция предложила, власть поддержала принятие закона об амнистии участникам массовых акций. Попытка снизить градус политического противостояния – это хорошо.

А что плохо?

Процитирую http://society.lb.ua/position/2013/12/20/248684_zadachu_minimum_maydan_vipolnil.html адвоката «евромайдана» Евгению Заславскую: «это ужас, а не закон. Надеюсь, его не подпишут. Я все понимаю, хочется какого-то простого решения, чтобы раз - и отпустить всех невиновных, но так же нельзя! Не может Верховная Рада перенимать на себя функции судебной власти и решать, кого освобождать от ответственности. Это прямое нарушение ст. 6 Конституции о разделении ветвей власти на судебную, законодательную и исполнительную. Элементарная узурпация власти. И это - основание для признания закона неконституционным. Кроме того, из статей 2 и 3 следует, что все уголовные производства, возбужденные по поводу акций протеста и массовых мероприятий начиная с 21-го числа подлежат закрытию, и новые уголовные производства по этому поводу открыть будет тоже нельзя. Заметьте - никакого ограничения по субъектам… Просто индульгенция на все, что угодно, кому угодно и на Майдане, и в Мариинке, и где там еще - убийства, изнасилования, разбои, грабежи! До вступления в силу этого закона дозволено все!».

Со всем согласен. Закон нужно дорабатывать. Очевидная попытка снизить градус социального напряжения в обществе не должна дать возможность избежать законного наказания совершившим в этот период уголовные преступления, погромщикам, тем, кто призывал к силовому захвату власти. Она не должна распространяться на лиц, призывающих к использованию силы или использующих ее для блокирования транспортных коммуникаций и возможного захвата зданий центральной власти – после того, как Закон вступит в силу.

Но само принятие закона об амнистии доказывает: власть и оппозиция могут договориться.

Первым пунктом такой договоренности может стать условие ни в коем случае не применять огнестрельное оружие.

В какой ситуации могут понадобиться международные посредники - 2?

Если возможности внутриукраинского диалога будут исчерпаны, и станут продолжаться силовые действия «евромайдана» по блокированию транспортных магистралей, захвату зданий органов власти.

Но и в такой ситуации надо продолжать оставаться бесстрастными реалистами.

Возможные посредники не должны представлять заинтересованных геополитических игроков. Иначе говоря, в идеале это не должны быть представители США, ЕС и России.

Посредники, и это самое главное, должны обладать двумя главными качествами. Признаваться и властью, и оппозицией как нейтральные, это раз. Иметь возможность осуществить «принуждение к миру» и власти, и оппозиционеров, и это два.

Таких посредников можно найти.

Весьма интересно было бы посмотреть в этой работе Пан Ги Муна, руководителя ООН, представителей Китайской Народной Республики и даже, возможно, Ватикана. Эти люди обладают устойчивым интересом к некоторым процессам в Украине плюс авторитетом, которые не могут проигнорировать представители и власти, и оппозиции. Впрочем, согласятся ли они на такую работу?

Владимир Литвин, бывший спикер парламента, 19 декабря 2013 года заявил http://economics.unian.net/rus/news/182718-vladimir-litvin-ni-vlast-ni-oppozitsiya-ne-hotyat-serezno-obsujdat-vopros-otstavki-pravitelstva.html: «единственный мирный путь выхода из политического кризиса - диалог. Даже если неприятно смотреть друг на друга. Иначе мы вынуждены будем принимать решение под внешним давлением. Страна может оказаться в ситуации, когда будут востребованы миротворцы».

Да, теоретически и такой поворот событий исключить нельзя. Хотя привлечение миротворцев ООН, подчиненных Пан Ги Муна, осуществлялось в гражданском противостоянии на Кипре, в Ливане и в некоторых странах.

И еще раз повторю: я никого не пугаю. Просто без эмоций говорю: каждый должен вести себя на своем месте как человек, от которого решается судьба страны. И отсутствие крови, конечно.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.