Законопроект по Тимошенко: хладнокровие власти побеждает истерику оппозиции

17 ноября 2013, 22:27
политический аналитик
0
495

Может быть вариант неподписания Соглашения. Тогда к этому вопросу вернутся в других условиях. А вот какими они будут? Значительно худшими. Но это тема иной статьи. И вы вправе подумать над ней сами.

31 октября 2013 года представительство ЕС в Украине обнародовало слова посредников Кокса и Квасневского: "законопроект госпожи Лабунской представляет собой наилучшую основу, на которой следует создавать и искать необходимый консенсус между проправительственными и оппозиционными партиями». Они говорили о законопроекте депутата Анжелики Лабунской, внесенным ею 22 октября 2013 года под № 3461 «О внесении изменений в статью 84 Уголовного кодекса Украины о возможности лечения за рубежом лиц, осужденных к лишению свободы».

Кокс и Квасневский внятно сказали: «законопроект Лабунский представляет собой основу» и «следует искать консенсус». Это позитивно характеризует их подходы к взаимодействию большинства и меньшинства. При этом негативно то, что Кокс-Квасневский рекомендовали рассматривать как основу и предложили искать консенсус именно на базе законопроекта Лабунской.

Истерика Тимошенко в поддержку

Она прозвучала 1 ноября 2013 года. В свойственной ей безапелляционной и катастрофической манере та заявила: "прошу депутатов оппозиции без каких-либо улучшений и поправок, без каких-либо дискуссий и споров, безотлагательно реализовать предложения Кокса-Квасьневского и немедленно в целом проголосовать в Верховной Раде за законопроект Лабунской". Так было сказано в заявлении Тимошенко, обнародованным Андреем Кожемякиным.

Ну вот прямо. Без каких-либо улучшений и поправок. Без каких-либо дискуссий и споров. Безотлагательно. Немедленно проголосовать.

Конечно, она этого желала. Но Тимошенко сама себе и навредила – тем, что выдала себя истерической тональностью.

Логика власти: неспешность против истерики

8 ноября 2013 года была создана рабочая группа, которая должна наработать компромиссный законопроект по лечению осужденных за границей. Она начала работу.

Оппозиционеры продолжала истерить: «бегом-бегом», «давай-давай», «завтра будет поздно». Оцените изящество стиля слов Яценюка 15 ноября 2013 года: «оппозиция готова пойти на невероятные компромиссы. Я живу только верой в то, что может произойти чудо и мы подпишем соглашение об ассоциации». Не впервые подумалось в контексте Яценюка: такого истерика - главой государства?

Представители власти нарочито и осознанно демонстрировали неспешность. Да, есть вопрос, давайте решать. Нет, закон не будем принимать под конкретного человека. Да, нужно разработать нормальный законопроект и предусмотреть все случаи.

Оппозиция вышла на законопроект № 3599

Он называется «Про внесення змін до деяких законів України щодо реалізації принципу гуманізму при виконанні окремих видів покарань». Среди тех, кто его внес, кстати, есть и Андрей Кожемякин, тот самый, которому выпала участь передать позицию Тимошенко о законопроекте Лабунской.

Я внимательно перечитал и этот «шедевр законотворчества». Присутствуют очевидные признаки ума, по сравнению с законопроектом Лабунской.

Оппозиционеры даже в состоянии истерики могут демонстрировать проблески здравого смысла: ушла в небытие норма Лабунской «если заключенный в течение года лечился в Украине (за пределами пенитенциарных заведений) и лечение не принесло желаемого эффекта, он может выехать за рубеж по решению суда». Оппозиционеры додумались: человек, осужденный к лишению свободы, может нуждаться в немедленной медицинской помощи.

Канула в Лету норма Лабунской «суд должен освободить заключенного от отбытия наказания по болезни».

Конечно, № 3599 до законопроекта, который можно вносить на голосование, далеко. Он не разработан консенсусом, как это предложили Кокс и Квасневский. Но в нем уже есть то, что может остаться и в законе. Как и то, что со всей определенностью не устроит Тимошенко.

Законопроект № 3599: то, с чем можно согласиться

- «після закінчення терміну лікування за кордоном засуджена особа зобов’язана в десятиденний термін повернутися до України для вирішення питань, передбачених частиною дев’ятою статті 84-1 Кримінального кодексу України».

Это очень хорошо. Но возможно ли предусмотреть ответственность за нарушение этой нормы, неявку? Добавку к сроку осуждения, например?

- «заява засудженої особи, у якій вона висловлює прохання про лікування її за кордоном і дає зобов’язання повернутись в Україну для вирішення питань, передбачених частиною дев’ятою статті 84-1 Кримінального кодексу України, або подання начальника установи (органу) виконання покарань на підставі такої заяви засудженої подається до суду…».

Это тоже очень хорошо. А Тимошенко напишет такое заявление в суд и обязательство вернуться? Хотя, что ей мешает написать, а затем не возвращаться – ибо, как она объяснит, «в Украине до сих пор правит антинародный режим»?

В реальности же Тимошенко будет вечно лечиться и не возвращаться к любому главе государства, который не возьмет обязательство назначить ее премьером. Вы не помните, как она проделывала этот хрестоматийный трюк с Ющенко 2 июня 2004 года при создании коалиции «Сила народа»?

- в законопроекте есть норма, что время лечения лица по решению суда может быть засчитано в срок части наказания.

Вывод: нужно прийти к консенсусу, как засчитывать это время.

- есть норма, что суд может принять решение о направлении лица для отбывания неотбытой части назначенного судом наказания.

Это тоже хорошая норма. Но есть два вопроса. Не потому ли новый законопроект не вызвал никакой реакции Тимошенко? И не поэтому ли Яценюк и Луценко рвались на встречу с ней, ведь она – со своей вечной подозрительностью – могла записать их в штрейкбрехеры?

Законопроект № 3599: то, что может стать основой консенсуса по Коксу и Квасневскому

Есть такое положение: «оплата лікування здійснюється засудженими або їхніми родичами за рахунок власних коштів».

Представители оппозиции не учли, а, может, забыли: Тимошенко – формально гола, как сокол, или как соколиха. Смотришь на ее налоговые декларации и охватывает желание призвать страну скинуться на питание, даже не на лечение. Сколько зарабатывает муж Тимошенко, она сама не знает. Вы не помните, как она заявила 9 апреля 2008 года, что не знает, где ее муж заработал несколько миллионов гривен. Ведь не можем же мы представить, что Тимошенко может так нагло врать?

Вывод: надо еще какие-то источники финансирования лечения предусмотреть.

Не думаю, что парламентское большинство перестанет настаивать на норме, обеспечивающей неуклонение осужденного от дальнейшего отбывания наказания.

Это денежный залог, и как предлагает научно-экспертное управление Верховной Рады, и достаточно крупный, «не должен быть меньше трехсот размеров минимальной заработной платы и больше тысячи размеров минимальной заработной платы». Эксперты предлагают предусмотреть, что «денежный залог в полном объеме возвращается лицу в случае его возвращения в Украину после окончания лечения за рубежом, а также в случаях принятия судом решения об освобождении такого лица в связи с истечением срока наказания или о его освобождения от дальнейшего отбывания наказания».

Конечно, оппозиционеры будут «включать дурака» и говорить, что у Тимошенко нет таких денег. И это понятно, ведь даже у ее мужа Александра Тимошенко нет ни копейки, чтобы сидеть все время в Чехии.

Но кто мешает всей тимошенковской парламентской фракции «скинуться» ей на залог? Солидарность бы проявили. Да и сама Тимошенко как-то смогла бы с них залог получить, вместе с позавчерашним неперетравленным. Энергии у нее хватит.

Парламентское большинство наверняка выскажет и другие аргументы. Оно будет настаивать и на урегулировании вопросов долга осужденного. Государству и частному лицу. В случае Тимошенко – компенсации государству ущерба по «газовому контракту», присужденной ей решением суда. Это решение никто не отменял.

'И еще раз повторю: парламентское большинство делает закон, т.е. нечто универсальное. А это означает, что надо предусмотреть и механизм компенсации ущерба частному лицу. Или может получиться так, что принесший такой ущерб богатый человек может скрываться за рубежом под видом лечения и не платить ущерб тому, кому он причинен. Классическая ситуация: кто-то на «лексусе» сбил пешехода и затем вечно лечится на курорте.

Требует решения и необходимость присутствия лечащегося осужденного на заседаниях суда в режиме видеоконференции. Это касается и Тимошенко по делам ЕЭСУ и убийства Евгения Щербаня, и всех других возможных участников любых судебных процессов.

Кроме того, парламентские эксперты считают, что перечень преступлений, совершение которых лишает осужденного  права на лечение за рубежом целесообразно дополнить статьям "незаконное обогащение", "подкуп лица, которое предоставляет публичные услуги", "предложение или предоставление неправомерного преимущества служебному лицу", "злоупотребление влиянием" и "провокация подкупа".

Выводы: сроки принятия законопроекта и судьба Соглашения об ассоциации

Еще раз повторю: это было абсолютно правильно, что оппозиционным истерике и темпу «давай-давай» противопоставили неспешность и логику. Законопроект будет рано или поздно доработан и принят.

Так рано или поздно?

Трудно сказать.

Мы ведь не знаем реакции на новый законопроект Тимошенко. А ведь это может быть и негативная реакция.

Предположим, что она при ближайшей встрече говорит Коксу-Квасневскому: я не согласна с нормой денежного залога или возврата на отсидку. Что тогда?

Предположим, Тимошенко, перефразируя слова Глеба Жеглова из «Места встречи изменить нельзя», чтобы себя выгородить, не так, как говорил Глеб Егорович, «под любой присягой покажет, о чем говорили отец Варлаам с Гришкой‑самозванцем в корчме на литовской границе». Предположим, что она сначала подтвердит Коксу-Квасневскому, что содержанием законопроекта довольна. А потом откажется писать прошение-заявление в суд. Что тогда? Коксу с Квасневским в харьковской гостинице сидеть, в суд ее сопровождать?

А возможен ли какой-то совершенно невероятный, скоростной путь? Закон экстренно принимают, он немедленно вступает в силу, Тимошенко срочно пишет прошение-заявление в суд, суд со сверхзвуковой скоростью принимает позитивное для нее решение. И все это – до 29 ноября 2013 года.

Вы верите в такие темпы?

Я лично не вижу для этого никаких обстоятельств. И истерика оппозиции к этому имеет такое же отношение, как позавчерашний снег. А снега в этом году не было.

Да, решение по вопросу Тимошенко может быть принято и после 29 ноября 2013 года. И на Западе это уже понимают, и открыто об этом говорят.

15 ноября 2013 года президент Польши Бронислав Коморовский заявил: «ЕС должен настаивать на выполнении Украиной условий для подписания ассоциации, но должен также быть готовым решить, этих условий достаточно, или часть из них можно реализовать уже на этапе ратификации Соглашения».

Фактически это завуалированная форма торгов. Положения о зоне свободной торговли, то, что наиболее важно для ЕС, вступают в силу немедленно. Решение вопроса по Тимошенко происходит несколько в менее быстром темпе.

Естественно, может быть реализован и другой вариант – неподписание Соглашения. Тогда единственный возможный вывод: что к этому вопросу вернутся позже. В других условиях. А вот какими они будут? Значительно худшими, чем сегодняшние. Но это тема совсем иной статьи. И вы вправе подумать над ней сами.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.