О скандале с Оксаной Романюк и «Украинской кривдой»

12 октября 2013, 13:54
политический аналитик
0
2641

Если есть «Стоп цензуре», то не лишне сбалансировать общественное мнение и информацией об этой же теме, но противоположной стороны. Или кто-то против общественного плюрализма в нашем обществе?

Я с интересом наблюдаю за ситуацией вокруг директора ИМИ Оксаны Романюк. Ее электронную почту взломали, переписку напечатали. За Романюк заступились – «Стоп цензуре!», «Репортеры без границ» и «Freedom House». Романюк написала в милицию заявление, а указанные организации требуют расследования.

Требовать, конечно, правильно.

Впрочем, я не нашел ни одного заявления Романюк о том, что в ее почту что-то приплели, и информация, опубликованная сайтом «Украинская кривда», является, таким образом, искаженной.

Особенности работы журналиста в переходной период построения демократии, и не только

Мне на самом деле жалко Романюк. То, что с ней случилось, по-человечески неприятно, плохо, оскорбительно.

Но это профессиональные риски. В любой стране мира человек, принявший для себя лично решение работать в СМИ, вступает в некую зону риска. И всегда, принимая решение о выборе профессии, мы не выбираем только позитивное, как склонные думать дети. Мы выбираем все. И позитивное, и негативное.

Оператор Тарас Процюк, который всю свою жизнь был больше, чем оператором Рейтера, находился в зоне риска, когда американский военный убил его из танка, приняв камеру за прицел. Тысячи репортеров ежедневно рискуют в горячих точках, внутренне будучи готовыми к тому, что их расстреляют, подожгут, обвинят в шпионаже, как это случилось в Грузии.

Мне могут возразить, что взлом электронной почты и эксцесс убийства журналиста по ошибке – разные вещи. Не буду спорить, и обстоятельства – разные. Но настаиваю: выбирая работу, мы тем самым должны понимать: возможно не только позитивное.

Если то, о чем рассказал миру Эдуард Сноуден, хоть немного является правдой, рассчитывать на конфиденциальность частной информации может только человек, беспредельно наивный. А вот с такими качествами точно делать нечего в журналистике.

Реакция Романюк и ее фан-клуба: то, с чем можно и то, с чем нельзя согласиться

Я не понимаю, почему анонимный автор заявления «Стопа цензуре» от 9 октября 2013 года говорит «о распространении недостоверной, намеренно искаженной информации об общественных организациях и независимых СМИ». Ибо далее по тексту говорится: «в качестве примера приводится факт взлома электронной почты исполнительного директора Института массовой информации Оксаны Романюк и последующая публикация этой частной информации».

Но Романюк ведь нигде не заявляла, что кто-либо опубликовал вытянутую из ее сайта информацию в «намеренно искаженном» виде. «Телекритика» публикует http://www.telekritika.ua/kontent/2013-10-09/86551 текст, которым Романюк сопроводила свое заявление в милицию – «по ее словам, совершено незаконное вмешательство в ее домашнего компьютера, обнародована личная переписка». Так почему «Стоп цензуре» приводит ее в качестве примера «распространения недостоверной, намеренно искаженной информации»?

Тщательней надо работать, товарищи.

Романюк наверняка не заявляла о «распространении недостоверной, намеренно искаженной информации» по той причине, что ее адресаты знают, что они получали приведенные «Украинской кривдой» тексты, следовательно, знают об их аутентичности.

Признание Романюк того, что опубликованное «Украинской кривдой» является ее «личной перепиской» само по себе дорогого стоит.

Работа «Украинской кривды»

Совершенно не собираюсь выступать адвокатом этого издания, уверен, что там в этом и не нуждаются. Абсолютно не пребываю в восторге от деятельности «Украинской кривды», которая и по мне прошлась как-то.

Но в массе украинских интернет-изданий, где чего только нет, и такой носитель вполне возможен. Разве не расширяет он наши знания? Разве не усиливается, пусть даже спорным путем информационный плюрализм в нашем обществе?

Приведу вот такой пример.

В мае 2010 года журналисты Сергей Лещенко и Мустафа Найем опубликовали http://www.pravda.com.ua/articles/2010/05/27/5081646/ текст под названием «Ресторанные посиделки Герман, Колесникова и Арфуша с иностранными журналистами».

Это материал о беседе тогдашней замглавы администрации президента Анны Герман и вице-премьера Бориса Колесникова с двумя десятками зарубежных журналистов, состоявшаяся 13 мая этого года.

Лещенко и Найем пишут: «Разговор проходил в одном из киевских ресторанов в режиме "без диктофонов". Однако эта встреча дает возможность увидеть политиков не с фасадной стороны, а изнутри - такими, какими они являются на самом деле. Мы понимаем, что рискуем нарваться на поучения Анны Герман о журналистской этике. Однако данный разговор показывает двойные стандарты чиновников, а потому представляет общественный интерес».

Давайте применим и здесь такую же логику.

А если публикации «Украинской кривды» «показывают двойные стандарты некоторых журналистов, то они представляют общественный интерес? Почему Найем и Лещенко в своем случае имеют право решать, в чем состоит общественный интерес, а «Украинская кривда» - нет?

Двойные стандарты получаются.

А почему право на приватность - не Герман и Колесникова (они в этом праве ограничены), а «двух десятков зарубежных журналистов в отношении разговора 13 мая этого года» нарушать можно, а право на приватность Романюк – нельзя? Почему право на приватность «двух десятков зарубежных журналистов» ниже права на приватность Романюк?

Опять двойные стандарты получаются.

Говоря абстрактно. Если есть Романюк – почему бы не быть и анти-Романюк?

Если есть «Стоп цензуре», то разве лишне сбалансировать общественное мнение и информацией об этой же теме, но противоположной стороны?

Так это правда, что она партнеров, грантодателей, называла хамским словом «америкосы»?

Это не фальшивка, как махинациями с голосами делалось «первое место Виктора Януковича» в «рейтинге врагов прессы»?

А все опубликованные финансовые схемы в обход что американского, что украинского законодательства – тоже правда?

Реакция Романюк и ее фан-клуба: то, с чем можно и то, с чем нельзя согласиться – продолжение

Я не понимаю, почему директор евразийских программ в «Freedom House» Сюзан Корк в своем комментарии заявила: «кто-то хочет дискредитировать Оксану Романюк, уважаемую защитницу прав человека». До статуса «уважаемой» как минимум на уровне Виктории Сюмар, новому директору Романюк еще расти и расти – у нее нет даже того минимального авторитета, который был у Сюмар среди людей, принимающих решений в Украине.

Но Корк невольно обозначила еще одну проблему.

11 октября 2013 года Оксана Романюк и Мустафа Найем заявили в «Радио Свобода»: «украинские журналисты, ​​чью электронную почту взломали, а частную переписку обнародовали, уверены, что это делается с ведома властей, и связывают это с темами своих журналистских расследований».

Могу согласиться лишь частично.

Да, это может быть власть. Но с такой же вероятностью можно допустить, что это могут быть фигуранты всех расследований, которыми занимались журналисты: Найем легко вспомнит свои публикации, которые касались других людей, а не деятелей власти. Это могут быть конкуренты власти. Это могут быть оппоненты власти, чтобы знать, чем занимаются Романюк и Найем. Чтобы подбрасывать им через доверительные контакты информацию, которая «подтолкнет» их в нужном ее организатору направлении.

Это предположения, не более того. Но предположения, не построенные на песке. Вот факт, который сообщил Николай Княжицкий http://www.telekritika.ua/rinok/2013-05-08/81476: «Помню, однажды, когда мы общались, позвонил ко мне Сергей Пашинский с просьбой помочь информационно Татьяне Чорновил, которую задержали милиционеры в «Межигорье».

Таня Чорновил является другом и Романюк, и Найема. Что мешает партийной разведке «Батьківщины», поручив это Пашинскому, через Чорновол воздействовать на их журналистские расследования путем целенаправленного вброса или удержания информации? Пареная репка – и то сложнее.

Скажу чуть больше. Погранслужба и СБУ фиксировали и несколько раз перехватывали сравнительно недорогое, около 240 тысяч евро ценой за комплект, оборудование для прослушивания и записи на пластиковые носители телефонных разговоров. Кто сказал, что перехватили все «джентльменские наборы»?

Чтобы не нарушить закон, следующее три предложения сформулирую так. Верить ли тем, кто считает, что крупные политические партии Украины, промышленные производители, и даже не самого высокого ранга, давно создали подразделения по перехвату телефонных разговоров и электронной почте? Конкурентов, политиков, журналистов? Иначе почему многие в Киеве, как перчатки, меняют телефонные карточки и адреса электронок?

Наконец, почему директор евразийских программ в «Freedom House» Сюзан Корк в своем комментарии заявила: «кто-то хочет дискредитировать Оксану Романюк»? Почему она применила слово «кто-то», а не власть? Почему не считает, как Романюк и Найем, что «их частную переписку обнародовали с ведома властей»?

Да потому что не хочет трепаться без достаточных оснований.

С одной стороны, не могу не согласиться с мнением «Репортеров без границ»: «Украина взяла на себя четкие обязательства по защите приватности и свободы информации». А потому, «согласно этим обязательствам, международная организация требует от Украины расследовать случай с публикацией писем госпожа Романюк и привлечь к правосудию виновных в этом».

Но «Репортеры без границ» либо сознательно искажают ситуацию, либо не могут себя заставить понимать, что, утверждая - «Украина взяла на себя четкие обязательства по защите приватности и свободы информации» - они не говорят только о ВЛАСТИ Украине. Они говорят о ВСЕЙ Украине, т.е. и о так называемом «гражданском обществе», которое они так защищают.

В 2004 году, наплевав на защиту права приватности, номер моего частного телефона опубликовали фронтмены этого сегмента «гражданского общества» «Украинская правда» и «Телекритика» (последняя через несколько часов одумалась, и номер сняла). Мотивировали, конечно, революционной целесообразностью.

Конечно, не извинились.

И, наверное, слово «неприятно», не совсем точно передает эмоции, когда после публикации моего телефона мне и моим родным угрожали убийством, пока «оранжевая революция» не кончилась, взламывали электронную почту, пытались залезть в операционную систему компьютера, которую защитили не менее профессиональные люди, чем потенциальные взломщики.

Как насчет моего права на приватность, господа?

Дело Романюк: выводы

Его расследуют. И пусть расследуют.

Я разделяю уверенность в таком расследовании, которая совпадает с ощущениями большинства из вас, уважаемые читатели.

Самое прискорбное, что здесь совпали сразу три события.

Публикация неприятных, но, увы, судя по словам Романюк, правдивых информаций из ее электронной переписки.

А еще того, что в конце прошлой недели, как мне говорили, Романюк провела переговоры с рядом СМИ и интернет-изданий, среди которых мне называли и «Телекритику», и 5-й канал, и «Украинскую правду», чтобы разместить в октябре информацию о якобы увеличившемся количестве «нападений на журналистов». Такой мониторинг действительно появился. Вот ссылка на «Телекритике» http://www.telekritika.ua/profesija/2013-10-07/86479 , вот ссылка в «Украинской правде» - http://www.pravda.com.ua/news/2013/10/7/6999411/ . Эти информации представляют собой статистический отчет. Из него не понятно, о ком конкретно из журналистов идет речь, в чем состояли их проблемы. По-видимому, скоро «количество журналистов» от Романюк, «на которых напали», превысит число всех лиц, работающих в СМИ.

Я не связываю атаку на Романюк с ее мониторингом. Она подобные тексты выдавала и раньше. А почему ею занялись только сейчас, а не раньше, и не позже, это ей виднее.

Впрочем, можно не сомневаться, что теперь Романюк добавит и себя саму в количество тех, на кого осуществлялось электронное нападение.

Прискорбно, что все это осуществляется накануне третьего события, Вильнюсского саммита 29 ноября, и формирует соответствующую атмосферу накануне события – подписания или неподписания Соглашения об ассоциации Украина – ЕС.

В этой связи хотелось бы, чтобы те, от кого зависят их персональные заявления, поубавили бы желание публично высказываться. Статья на «Медиасапиенсе» http://osvita.mediasapiens.ua/material/23467 детально описывает, что у члена ЕС Болгарии – огромные проблемы с безопасностью журналистов. И не со взломом электронной почты, а со взрывчаткой под автомобилями.

Это я к тому, что у всех заинтересованных сторон работы хватит и после 29 ноября 2013 года.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.