«Телекритика» не должна входить в Наблюдательный совет Общественного телевидения

21 сентября 2013, 15:21
политический аналитик
0
963

имея дело с «Телекритикой», надо заключить: это незамаскированные попытки давать советы оппозиции, свидетельствующие, что ритуальные слова о независимости и внепартийности этого издания – камуфляж

19 сентября 2013 года интернет-издание «Телекритика» сообщило: «большинство украинцев хочет видеть в наблюдательном совете общественного телевидения представителей общественности». Это о том, что «общественная организация «Телекритика» и Киевский международный институт социологии (КМИС) при поддержке Датского агентства по международному развитию (DANIDA) провели исследование ожиданий населения Украины относительно внедрения общественного вещания».

Опрос КМИС

«При поддержке» – эвфемизм финансирования. Опрос дешевый, всего тысяча человек. КМИС респондентов даже не анкетировал, по телефону опрашивал.

Этот опрос «Телекритики» был проведенный ею не как интернет-порталом, который находится в собственности крупного предпринимателя Игоря Коломойского. Он проведен «Телекритикой» как общественной организацией.

Сам факт проведения этого вопроса означает, с моей точки зрения, что под неназванными «представителями общественности», которых хочет видеть «большинство украинцев в наблюдательном совете общественного телевидения», подразумевается «Телекритика». Или туда собираются «пробивать» руководителя «Телекритики» Наталию Лигачеву.

Из этой версии я и исхожу.

Безусловно, опрос не дает ответов на другие значимые вопросы. Какие именно общественные организации должны, по мнению респондентов, входить в этот Набсовет? Что они знают о них? Организации, финансируемые из Украины или и те, кто получает заграничные деньги, например, из США или, например, из Российской Федерации? Какие иные требования респонденты, т.е., представители народа Украины, выдвигают к общественным организациям, чтобы признать их достойными членства в Набсовете? Если, конечно, предположить, что респондентам понятны и что они сформулировали такие требования.

Несмотря на отсутствие ответов на эти вопросы, мы можем сказать о минимальном наборе таких требований для общественных организаций. Объективность, внепартийность и, конечно, соблюдение самой организацией-претендентом задекларированных ею самой правил.

Ни одному из этих требований «Телекритика» не отвечает.

Необъективный и пропартийный характер работы «Телекритики»

Сущностной чертой этой организации (не только ее) является мимикрия. Внешне она претендует на объективность. И это понятно ведь доноры, Агентство США по международному развитию, Национальный фонд поддержки демократии и фонд «Відродження», соблюдая законодательство США и служебную этику, не могут поддерживать организацию, работающую «по одну сторону баррикад», например – оппозиции.

Выскажусь предельно понятно: предметом моей критики совершенно не является вопрос получения организацией Лигачевой грантов. Это ее дело плюс тех, кто ей дает деньги. Предметом моей критики является то, что сама организация Лигачевой не соблюдает ею же заявленные принципы. Ее издание само не выполняет требования, предъявляемые к другим.

Доказательства необъективного и пропартийного характера работы «Телекритики»

Ее продуктом являются мониторинги, финансируемые западными фондами. Следует исключить, пока не доказано обратное, что любые грантодающие организации платят «Телекритике» за то, что та дает советы оппозиции, как «мочить» власть.

Но что мы видим на самом деле?

Советы «Телекритики» оппозиции, как «мочить» власть.

Конкретные примеры

Вот мониторинг от 15 марта 2013 года http://osvita.mediasapiens.ua/material/16312: «Щоб переламати ситуацію, необхідно відходити від ритуальної опозиційної риторики, від її загального, по суті, безособового характеру звинувачень на адресу «злочинного режиму».

Это дело «Телекритики» - «переламати ситуацію» или советовать, как переходить от «безособового характеру звинувачень»?

Вот мониторинг от 15 июня 2012 года http://osvita.mediasapiens.ua/material/7320: «Банковій потрібне гостре протистояння навколо «мовного питання»…Опозиція… не показує, як збирається з неї вибиратися й переконувати людей».

Это дело «Телекритики» - указывать оппозиции, как ей «переконувати людей»?

Вот мониторинг, подписанный анонимным автором под именем «Андрій Межигірський», от 20 сентября 2013 года. Цитата: «опозиція виглядає безпорадно, не знаючи як викрити лицемірність «європейського» повороту в політиці Януковича і не нашкодити процесу підготовки  асоціації з ЄС». И дальше идет инструкция для оппозиции: «І Єфремов, і Олійник, і Левченко говорять про те, що закони, які вимагаються ЄС, потрібні насамперед для України. Слабке місце такої позиції очевидне: якщо ці закони так потрібні Україні, то чому їх не ухвалювали протягом 2010 – 2012 рр., а чекали на санкцію з Брюсселя».

Это дело «Телекритики» - указывать на слабые места власти или это просто подсказка оппозиции?

Причем целиком и полностью манипулятивная. Ведь если бы набор нынешних еврозаконов не стал предметом торгов Андрея Клюева со Штефаном Фюле, то ЕС, как это не раз происходило в его отношениях с другими странами, выдвинул бы дополнительные условия.

ЕС, к тому же, не давал никакой санкции на законы, это тотальная манипуляция. ЕС через Штефана Фюле формулировал для Украины список законов, которые надо принять. Это требования, а не санкция, ибо это слово подразумевает разрешение.

ЕС через Венецианскую комиссию проводил экспертизу еврозаконов. Экспертиза – это не санкция, это оценка и рекомендация.

Но «Межигірський» применяет слово «санкция», чтобы доказать якобы «лицемерность» власти, которая как бы ожидала санкций. Этого не было. А что было? Ситуационное совпадение требований ЕС, готовности Украины (власти и оппозиции) выполнить многое, и обоюдное, на момент написания этой статьи, желание подписать Соглашение об ассоциации.

Предельно понятно говорю: меня не интересует ценность советов «Телекритики» для оппозиции. То, что ими не пользуются, а мне это сказали все политологи в оппозиционных штабах, говорит об «эффективности» «Телекритики».

Но нет ни одного примера, когда бы «Телекритика» советовала власти, как «мочить» оппозицию.

Поэтому, имея дело с «Телекритикой», мы должны заключить: перед нами совершенно незамаскированные попытки давать советы оппозиции, свидетельствующие, что ритуальные слова о независимости и внепартийности этого издания – камуфляж, не более.

«Телекритика» не придерживается задекларированных ею же принципов

Часть из мониторингов «Телекритики» подписана известными авторами. Часть из них – анонимна. Выше цитировался мониторинг анонимного автора «Андрій Межигірський».

Не подписывая тексты или используя аноним, «Телекритика» ярчайшим образом демонстрирует, что она сама не соблюдает стандарты, которые она же предлагает как обязательные для других журналистов.Какой это стандарт?

18 апреля 2012 года «Телекритика» опубликовала эти стандарты. Вот один из них: «четкое обозначение авторства при изложении любого мнения (ни одна мысль не может подаваться анонимно)».

То есть, таким как я, и другим работникам СМИ, ультимативно предлагается обозначать авторство. Впрочем, я это делаю и без «Телекритики». А вот для самой «Телекритики» - нормально, когда целые мониторинги подаются от имени анонима.

Примем во внимание заявление Лигачевой от 9 ноября 2011 года. Она говорит http://osvita.mediasapiens.ua/material/3827: «у випадку нашого моніторингу всю відповідальність щодо його змісту та якості бере на себе громадська організація «Телекритика».

Позиция понятна. Но она противоречит стандарту «Телекритики»: «четкое обозначение авторства при изложении любого мнения (ни одна мысль не может подаваться анонимно)».

Может быть, мне возразят, что мониторинг не является мнением или мыслью?

Надеюсь, до такого бреда не додумаются.

Для меня давно не секрет, что такое автор неподписанных текстов или автор «Андрій Межигірський». И дело здесь не в возможности давления на мониторщиков, а в том, что кое-кто «трясется» за свое рабочее место и пытается поддерживать рабочие отношения с теми, кого «мочит».

Что касается слов Лигачевой: «у випадку нашого моніторингу всю відповідальність щодо його змісту та якості бере на себе громадська організація «Телекритика». Оно означает, что «громадська організація «Телекритика» берет на себя ответственность «щодо змісту та якості» советов оппозиции, как «мочить» власть и молчание о том, как власти «мочить» оппозицию.

Почему?

«Телекритика» не является объективной организацией. Она «оранжевая».

Днями я цитировал высказывание Лигачевой в «Украинской правде» 29 мая 2007 года: «…чего греха таить – явные перекосы, прежде всего во время уже самой "оранжевой" революции, со стороны и 5 канала, да и всех независимых СМИ, включая "Телекритику", в гражданскую риторику, в открытую поддержку определенных политических сил, отказ от позиции "над схваткой" - были оправданы с точки зрения нравственной».

Ничего к сегодняшнему дню не изменилось. Перекосы в «открытую поддержку определенных политических сил» по-прежнему существуют, и я это доказал.

Нет никаких сомнений, что свою нынешнюю и будущую поддержку оппозиции Лигачева так же «оправдает с точки зрения нравственной».

Выводы

Набором действий за последние десять лет и, что самое важное, сегодняшних действий, Лигачева и «Телекритика» многократно доказали, что не являются и не могут считаться объективными представителями украинской общественности. Они и были, и остаются представителями «оранжевой» украинской общественности.

И таковыми они имеют право быть.

А теперь, уже с учетом вышесказанного, проанализируем, оправдано ли включать Лигачеву и «Телекритику» в состав такой структуры, как Наблюдательный совет будущего Общественного телевидения.

Для объективности этой структуры важно не допустить преобладания любой, «оранжевой» или «бело-голубой» точки зрения. И то, и другое будет перекосом. В случае с «оранжевыми» - такого типа мировоззрения, миропонимания, и, самое главное, способа поведения, когда нечто недоказанное воспринимается как достоверный факт: типа отравления Ющенко в 2004 году, когда еще ничего не расследовали, а они уже утверждали, что «народного кандидата пытались убить».

Разве не было бы логично, если бы членство явно «оранжевой» общественной организации в Набсовете было сбалансировано присутствием в этом совете противоположной - «бело-голубой» общественной организацией? Но тогда получается, что мы включаем в этот совет пропартийные общественные организации? Так зачем делать это? Может, в Наблюдательный совет напрямую включать представителей партий?

Другая сторона вопроса. Могут или нет организации, получающие финансирование от иностранных государств или иностранных неправительственных фондов, входить в состав Наблюдательного совета будущего Общественного телевидения?

Соглашаясь на этот шаг, следует соблюсти два принципиальных условия.

Первое: если в состав Набсовета будущего Общественного телевидения войдут организации, финансово поддерживаемые правительством США или неправительственными фондами США, то в него должны войти – для соблюдения политического баланса – и организации, поддерживаемые правительствами других стран, в том числе и Россией.

Второе – любые  организации своей повседневной деятельностью должны доказывать: они действительно руководствуются принципами внепартийности и объективности. Т.е. одинаково критически относятся и к власти, и к оппозиции. Со своей личной, с проамериканской, пророссийской, промозамбикской точки зрения – это уже все равно.

«Телекритика», как я выше доказал, сама не соблюдает свои же принципы. Она фактически поддерживает оппозицию против власти.

Люди «Телекритики» могут входить в наблюдательные органы двух телевизионных структур, использующих в своих названиях слово «громадське». Впрочем, это уже совсем другая история, ведь эти две конторы, по сути, не претендуют на средства, выделенные за счет налогоплательщиков.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.