Кто «подставляет» Еврокомиссию в Украине бездарными отчетами?

26 марта 2013, 11:41
политический аналитик
0
1039

Прошу считать этот мой текст обращением в офис Высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности с запросом

Европейская комиссия опубликовала доклад Высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности «Реализация Европейской политики соседства в Украине. Достижения 2012 года и рекомендации дальнейших действий». Его можно найти по ссылке http://eeas.europa.eu/delegations/ukraine/press_corner/all_news/news/2013/2013_03_21_1_uk.htm

Высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности является, как известно, Кэтрин Эштон. Профильным еврокомиссаром - Штефан Фюле, полное название должности которого - европейский комиссар по вопросам расширения и политики добрососедства. В Киеве функционирует представительство ЕС, которое с 16 мая 2012 года возглавляет посол Ян Томбински.

Логично было предположить, что все эти люди имеют отношение к тексту доклада.

Логично – но забавная штука получается. Понятно, что не сама Эштон его писала, и не Фюле с Томбински. Для этого у них есть сотрудники рангом пониже, которые опрашивают людей в Киеве, делают соответствующие выводы.

В 24-страничном документе много говорится о неудачах, и немного об успехах Украины в деле «сближения с Европой». Думаю, его еще не раз разберут по косточкам и обсмакуют каждую оценку разного рода аналитики.

Все доклады такого рода пишутся, как правило, по некоей «кальке». Это – успехи, неудачи, пути решения проблем. И этот доклад не стал исключением.

Даже в разделе «Общая оценка и рекомендации» написали сбалансировано: «У березні 2012 року ЄС і Україна парафували текст Угоди про асоціацію та поглиблену і всеохоплюючу зону вільної торгівлі (ПВЗВТ). Існувало загальне розуміння того, що досягнення України, зокрема у відношенні спільних цінностей і верховенства права, матимуть критичну важливість для швидкості її політичної асоціації та економічної інтеграції з ЄС, у томі числі в контексті укладення Угоди про асоціацію та її подальшого впровадження. Україна активізувала свої зусилля, спрямовані на виконання пріоритетів Порядку денного асоціації, про що свідчить Звіт Спільного комітету від листопада 2012 року. Однак Україні ще слід багато зробити, наприклад, у відношенні протидії конфлікту інтересів і корупції у судовій системі, а також стабілізації та консолідації державних інституцій, щоб вона могла повністю скористатися потенціалом Угоди про асоціацію».

Так разносторонне – есть «позитив», и есть «негатив», выписано большинство разделов доклада. Но не все.

Например, по моей профессии, работе СМИ, в документе нашлось удивительно мало места.

«Ситуація зі свободою ЗМІ у 2012 році не покращилася. Стали частіше з’являтися повідомлення про фізичні напади на журналістів, тоді як правоохоронні органи не розслідували ці випадки належним чином. В інформаційному просторі домінують проурядові ЗМІ. Тиск на засоби масової інформації, які критикують владу, посилився. Журналісти та експерти з питань медіа критично відгукувалися про роботу Міжвідомчої робочої групи при Президенті України через її неспроможність ефективно вирішити ситуацію, що склалася. В парламенті у першому читанні було прийнято закон про наклеп, однак його було відкликано внаслідок гострої критики з боку громадянського суспільства та міжнародної спільноти. Не відбулося прогресу в прийнятті законодавства про громадське мовлення та прозорість прав власності на засоби масової інформації».

Разберем утверждения авторов доклада.

Физическое насилие в отношении журналистов

Эта проблема поднимается регулярно.

Вывод авторов доклада ЕС, по видимому, основывается на заявлении представителя «Репортеров без границ» в Украине Оксаны Романюк от 30 января 2013 года о том, что «в 2012 году было зафиксировано рекордное количество нарушений прав журналистов за последние 10 лет».

В прессе высказывалось немало претензий к методике подсчетов «Репортеров без границ». В частности, профильное издание «Телекритика» опубликовало несколько мнений на этот счет, 4 февраля 20123 года сопроводив их показательной ремаркой: «Телекритика» не вважає дискусію щодо методики формування міжнародного рейтингу свободи слова від «Репортерів без кордонів» вичерпаною і готова вислухати й інші точки зору».

Проблема насилия над представителями СМИ – это не что-то, что появилось в нашей стране после изменения власти.

3 февраля 2006 года в Новой Каховке группа неизвестных избила редактора газеты «Деловые новости» Александра Гунько.

В июне 2006 года в Херсоне подожгли квартиру собственного корреспондента газеты «Киевские ведомости» Сергея Яновского, ему и его семье удалось вырваться из огня буквально чудом.

27 января 2007 года около своего дома в Ровно был избит и ограблен телеоператор Александр Кондратенко. 12 февраля 2007 года в этом же городе избит корреспондент газеты «Сіверщина» Александр Ясенчук.

19 февраля 2007 года там же избита собственный корреспондент Радио Свобода Валентина Романюк.

3 июля 2007 года в Донецке осуществлено нападение на дом журналиста «Укринформа» Игоря Ткаченко.

8 декабря 2007 года группа депутатов поселка Софиевская Борщаговка под Киевом избила журналистов телеканала «К1», среди них – и корреспондента Романа Винтонива.

13 марта 2009 года около киевского оперного театра жестоко избит журналист, главный редактор сайта «Проза» Анатолий Ульянов.

27 марта 2009 года двое неизвестных напали на заместителя председателя Госкомитета по телевидению и радиовещанию Василия Шевченко.

23 мая 2009 года в Виннице первый заместитель начальника управления жилищно-коммунального хозяйства, энергетики, транспорта и связи Вячеслав Шестопал напал на журналиста ТРК «Вінниччина» Александра Ильницкого.

23 мая 2009 года представитель Киевского речного порта повредила камеру съемочной группы телеканала СТБ.

28 июня 2009 года трое неизвестных в Ровно избили ведущего канала «Рівне 1» Виталия Голубева. Потерпевшего госпитализировали в нейрохирургическое отделение.

Изучая эти данные, расследование, которым в 2007 году занимались Отар Довженко и Светлана Остапа для журнала «Телекритика», о всей определенностью установило, что подавляющее количество преступлений против представителей СМИ в том году было связано с бытовыми проблемами. Я сегодня перезвонил Светлане Остапе, и она подтвердила эту информацию.

Можно ли сказать, что нынешняя ситуация, по сравнению с 2007 годом, изменилась? Нет, нельзя. Хотя бы потому, что после расследования сотрудников «Телекритики» в 2007 году никто нового изучения ситуации не проводил.

Поэтому выводы авторов доклада ЕС о том, что «стали частіше з’являтися повідомлення про фізичні напади на журналістів» кажутся мне половинчатыми, недостаточными. Ведь недостаточно просто сказать о том, что «повідомлення про фізичні напади на журналістів стали частіше з’являтися» - нужно еще и разобраться с каждым из таких случаев. Установить, имело ли место насилие, а если имело – то связано ли оно с профессиональной деятельностью работника СМИ.

Выяснение ситуации, является ли лицо, в отношении которого осуществлялось насилие, профессиональным журналистом, тоже очень важно.

История украинской журналистики знает примеры, когда люди Тимошенко получали журналистские удостоверения газет «Урядовый курьер», «Вечерние ведомости» и «Молодогвардеец». Чтобы не быть голословным – вот http://www.telekritika.ua/news/2010-02-03/50879 заявление Комиссии по журналистской этике от 3 февраля 2010 года: «Комісія з журналістської етики засудила дії головних редакторів газет «Урядовий кур'єр», «Вечерние вести», «Молодогвардеец» З відкритих джерел (фотознімки посвідчень та осіб, яким вони були надані, заяви чиновників) було встановлено, що напередодні першого туру виборів президента України зазначені газети видавали посвідчення особам, які не були журналістами і не приховували, що такі посвідчення їм потрібні для виконання інших, не журналістських функцій. Комісія висловлює осуд головним редакторам названих газет та закликає припинити практику надання редакційних посвідчень особам, які не є журналістами, тобто творчими працівниками ЗМІ».

В феврале 2010 года разворачивалась кампания по президентским выборам. Юлия Тимошенко, кандидат в президенты, работала тогда премьер-министром и ей по закону подчинялся «Урядовый курьер». «Вечерние ведомости» и «Молодогвардеец» были партийными газетами БЮТ. Первая – центрального подчинения. Вторую, как следует из этого сообщения - http://www.telekritika.ua/svoboda-slova-region/print/46253 депутат от БЮТ Анатолий Ягоферов.

Почему я привел эти факты? Дело в том, что этим «особам, які не були журналістами і не приховували, що такі посвідчення їм потрібні для виконання інших, не журналістських функцій», удостоверения выдавали не просто так. Они находились на избирательных участках с вполне определенными целями.

А теперь представим себе, что против них осуществлялось насилие? Можно ли считать, что так воздействуют на журналистов?

Еще раз повторю: на уровне доклада ЕС надо разбираться с каждым фактом, надо устанавливать истину.

В остальных шести предложениях доклада ЕС по поводу СМИ содержится минимум три утверждения, которые заставляют усомниться в аутентичности авторства документа.

О якобы доминировании проправительственных СМИ

На украинском рынке «полностью доминируют проправительственные СМИ»?

«Полностью доминируют» не может не означать что либо другое, кроме подавляющего преимущества СМИ, реализующих государственную линию.

После прочтения этих строк так и представляется картинка: учрежденные правительством газеты и телеканалы приходят в каждый дом, люди потребляют их в сумасшедшем количестве, ничего более не читая и не глядя. Вы сами в это верите?

Как же посчитали этих «проправительственных монстров», на которых правительство может влиять напрямую, учитывая их статус?

Вне конкуренции, «Укринформ» с «Урядовым курьером», дополненные УТ-1 и областными ТРК, на которые правительство может повлиять опосредованно. Как-то жиденько получается. Вот уж, эта троица даже не подозревала, что доминирует на рынке.

Можно к этой теме подойти и по-другому. Я так понимаю, что серьезные аналитики, составляя доклад, должны были хотя бы взглянуть на цифры. В Украине сегодня официально зарегистрировано 1606 теле- и радиовещательных компаний, 4348 газет и 2588 журналов. В государственной и муниципальной собственности находится меньше 5% от их количества. Причем, большинство из этих 5% имеют, преимущественно, охват одного города или района. При всем желании, «доминировать» они могут только в своих радужных мечтах.

Значит, аналитики брали выводы не из цифр. Тогда откуда? Я не могу себе представить, что отчет писали не в Киеве. Неужели сам Штефан Фюле ездил и считал, сколько у нас государственных телеканалов?

Подавляющее число СМИ в Украине давно находится в частной собственности. Редакции СМИ и их владельцы выстраивают свою политику, исходя из собственных интересов. Их интересы могут совпадать, и зачастую совпадают, с интересами провластных или оппозиционных партий. А дальше за них голосует читатель и телезритель своими деньгами и кнопкой телевизионного пульта. И если рейтинги СМИ, дружественных какой-то партии, что называется «ниже плинтуса», то это – в первую очередь оценка этих СМИ и этой партии. Ну, в самом деле, не заставлять же граждан подписываться на них в принудительном порядке! Даже если кто-то до этого додумается, можно ли заставить граждан в принудительном порядке что-то посмотреть или прочитать?

Еще раз повторю: уверен, что украинские СМИ не «считали по головам» ни Кэтрин Эштон, ни Штефан Фюле. Да и брюссельские авторы доклада, как видно из текста, цифры не запрашивали. Само утверждение носит сугубо субъективный характер, без какой-либо аргументации. Тогда кто или что это субъективное мнение навязал?

Наконец, представим себе, что для данной ситуации авторы доклада оценивали контент работы СМИ. И на этом основании сделали вывод о «полном доминировании», подавляющем преимуществе проправительственных СМИ.

Но и это полный бред.

Бред, который полностью опровергаем тремя фактами.

Первый. У представителей правящей власти нет и не может быть полного доминирования в стране, где на центральных и на региональных каналах выходят полномасштабные ток-шоу. Я понимаю, что Эштон и Фюле лично не разговаривали с Андреем Куликовым, Савиком Шустером, Святославом Цеголко, Сергеем Дорофеевым, Романом Чайкой, Остапом Дроздовым и другими телеведущими, но анонимные составители доклада могли бы у них получить формальные объяснения, что в их эфирах всегда есть люди от оппозиции?

Второй факт. Как следует из обзоров Отара Довженко в «Телекритике», редакционная политика каналов ТВі и 5 канала кардинально отличается от других их телевизионных «собратьев». Разве это не достаточное основание для вполне объективного и справедливого вывода, который могли бы сделать, но не сделали составители доклада: на рынке украинских СМИ наблюдается плюрализм мнений и подходов. Опрашивали ли Отара Довженко перед написанием доклада?

Третий факт. По этой http://imarket.kttsoft.com/ukrainian-internet.html информации «19,7 млн. пользователей из Украины старше 15 лет регулярно используют интернет». Эта цифра вполне сопоставима с аудиторией телевидения. О доминировании государства в интернет-пространстве и говорить не приходится. Можете открывать любой рейтинг: в топ-50 вы не найдете ни одного государственного информационного интернет-ресурса.

Неужели не ясно, что говорить после этого о «полном доминировании» проправительственных СМИ не прилично?

Вопрос общественного телевидения

В докладе отмечается, что в Украине «не произошло прогресса в принятии законодательства об общественном телевидении».

Вывод недостоин уровня, на котором он сделан. Именно в октябре 2012 году многострадальный проект общественного телевидения был, наконец, утвержден правительством и передан в парламент. Имел место такой факт? Да. Это что, регресс? Неужели об этом факте нельзя было упомянуть?

Мяч сейчас находится на парламентском поле.

То есть, либо данные для доклада писались еще до октября, либо заполнялись под кальку?

Вопрос закона о клевете и Межведомственной рабочей группы

Анонимных авторов доклада покоробило то, что в украинский парламент вносился законопроект о клевете. Сами же авторы подчеркивают, что «он был впоследствии отозван из-за острой критики со стороны гражданского общества». Но, как в старом анекдоте, осадок-то остался.

На самом деле, аналогичные законы есть в 5 странах Европейского Союза. И эта тема не является критической и не стоит на повестке дня в ЕС. На самом деле, остро стоит она в одной среде – в организациях, которые презентуют себя представителями «гражданского общества» в самой Украине.

Ситуация проясняется после фразы о «критических отзывах о работе Межведомственной рабочей группы при Президенте Украины из-за неспособности эффективно решать ситуацию».

Я никогда не слышал, чтобы хоть один из представителей ЕС принимал участие в работе МРГ, высказывал свои оценки ее работы. Но это постоянно делают те, с чьих слов, судя по всему, и писалась часть доклада, посвященная СМИ.

Я не против того, чтобы учитывались их оценки. С существенным уточнением: не только эти оценки, но и другие. Какие?

Представим себе, что авторы доклада ЕС прочитали вот эти три документа.

- «Мы выражаем удовлетворение увиденной нами работой межведомственной рабочей группы, на заседании которой мы побывали 3 апреля. Из увиденного нами было видно, что все приглашенные приветствовали возможность участия в открытом диалоге. Надеемся, что будет выработан такой алгоритм работы, который позволит эффективно рассматривать все обращения к этой группе». Это цитата из письма Президенту Украины Виктору Януковичу от 30 мая 2012 года Международной миссии по вопросам свободы слова.00- «Я поддерживаю важную работу группы, которая представляет все заинтересованные стороны, в том числе - гражданское общество, и систематически рассматривает случаи насилия против журналистов и нарушение принципов свободы прессы». Из отчета представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дуни Миятович перед Постоянным советом ОБСЕ от 20 декабря 2012 года.

- «Всемирная ассоциация издателей газет и новостей WAN-IFRA приветствует создание в рамках Межведомственной рабочей группы по анализу состояния соблюдения законодательства о свободе слова и защите прав журналистов специальной рабочей группы по вопросам, которые были затронуты на встрече Президента Украины Виктора Януковича с участниками 64-го Всемирного газетного конгресса и 19-го Всемирного форума редакторов». Это цитата из письма исполнительного директора WAN-IFRA по вопросам свободы прессы Элисон Местон к Дарье Чепак, пресс-секретарю Президента Украины, руководителю Межведомственной рабочей группы. Дата получения письма - 26 декабря 2012 года.

Я выделил даты этих документов, чтобы показать: все они относятся к 2012 году. Времени, которому посвящен доклад ЕС.

Не хочу показаться занудным, но как тогда быть с выводом «журналісти та експерти з питань медіа критично відгукувалися про роботу Міжвідомчої робочої групи при Президенті України через її неспроможність ефективно вирішити ситуацію, що склалася».

Миятович экспертом не считается?

Элисон Местон – тоже?

Но об этих оценках даже не упомянули. Т.е., называя вещи своими именами, замолчали факты.

Некоторые выводы

Справедливость в отношении любого доклада, в данном случае ЕС, требует признать: все оценки имеют право на существование, и никто не может их оспаривать. Но та же справедливость требует, чтобы цензуре не подвергались факты.

В данном докладе не нашли отражения факты представительства частных и общественных СМИ в информационном поле Украины. Передача в парламент законопроекта об общественном вещании. Позитивные мнения экспертов о деятельности Межведомственной рабочей группы.

Так на кого же ориентируется представительство ЕС в получении фактической информации, необходимой для соответствующих выводов? Может быть, на некий круг экспертов, которым выгодно замалчивание неудобных фактов? Тем, кто готов всегда подтвердить, «чего изволите», ориентируясь на настроение заказчика?

Но разве сама Еврокомиссия заинтересована в том, чтобы нестыковки и замалчивание фактов были насколько очевидны, что прямо «прут» с текста доклада? Зачем это? Ведь подобные вещи подрывают доверие к тексту документа?

Если кто-то хочет воздействовать на официальный Киев специфическим, манипулятивным подбором фактов – то это худшая стратегия со всех возможных.

Может быть, представительство ЕС в Киеве устроило для себя «теплую ванную»? Слышит только финансируемые им организации? Ни одной критической мысли в отношении доклада наши ГО представительству не говорят, а представительство не передает в Брюссель. Вот и рождаются эти шедевры бюрократии – отчеты, которые не имеют даже намека на объективность или хоть бы учет позиции разных сторон?

Предлагаю хоть обсуждать доклад публично, с участием разных журналистов и разных мнений, если представительство Еврокомиссии стремиться к объективности отчетов или хоть бы видимости объективности. А так выходит, что неизвестно кто им написал несбалансированный в части СМИ кусок доклада, и этим неизвестным поверили на слово. Безо всякой дискуссии. А потом этот субъективный вывод одного недобросовестного человека я стал выводом всего ЕС.

Прошу считать этот мой текст обращением в офис Высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности с запросом, какие именно украинские организации и активисты брали участие и оказывали методическую и консультационную помощь при написании раздела доклада, посвященного СМИ. Заодно будет возможность проверить, как правильно и по-европейски нужно оперативно и полно отвечать на информационные запросы к органам власти. О том, как это делают в Украине, авторы доклада упомянуть забыли.

Формальные процедуры для подачи запроса я осуществлю дополнительно.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.