Почему ЕС не может помочь Украине остановить «Южный поток»?

14 марта 2013, 11:35
политический аналитик
0
1830

Альтернатива работающей украинской ГТС – пустая труба

 

Все-таки, какие превосходные, и, главное, перспективные политики в нашей оппозиции! Взять каждый отдельный внешнеполитический вопрос – всем им понятно, они превосходно осознают, что делать. Хуже – с результатами практической работы.

24 апреля 2008 года Анатолий Гриценко, тогда председатель комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, заявил: «Украина может стать независимой от импортного газа». По его словам, «в Украине необходимо обеспечивать газом собственной добычи социальную и коммунальную сферы, а вопрос, где и по какой цене будут покупать газ украинские миллиардеры, не должен волновать государство, поскольку бизнесмены смогут самостоятельно договориться».

25 марта 2009 года Арсений Яценюк, в этот год лидер партии "Фронт змін", гордо заявил во время встречи с трудовым коллективом и менеджментом ОАО "Турбоатом: «Украина может себе позволить энергетическую независимость, если сделает ставку на развитие атомной энергетики и создаст полный цикл производства атомных реакторов».

24 апреля 2012 года, Владимир Огрызко, экс-министр иностранных дел заявил программную позицию: «Украина должна снизить зависимость от российского газа со 100% до 30-35%. Треть необходимого объема можно найти у других поставщиков газа. "Есть Азербайджан, Грузия, Туркменистан...»

Все было бы понятно, и даже хорошо, если бы все эти слова произносились начинающими политиками. Неофитами, делающими первые политические шаги. Но их сказали Гриценко, бывший министр обороны, Яценюк, бывший спикер парламента и министр иностранных дел, Огрызко, также бывший министр иностранных дел.

Отсутствие любых результатов Яценюка по атомной энергетике (украинский завод сейчас начинают строить вместе с Россией) и Огрызко как переговорщика с Россией по цене на газ, по судьбе украинской ГТС, увы, общеизвестно.

Мнение Гриценко особенно цинично: по его логике получается, что это не в Украине, а в какой-то другой стране платятся налоги, работают предприятия украинских миллиардеров, существуют (пока?) сотни тысяч рабочих мест. И этому цинизму Гриценко есть вполне рациональное объяснение: речь идет о рабочих местах людей, которые не являются его избирателями.

Если сделать небольшой экскурс в перипетии вокруг украинской ГТС, то в этой истории имел место по-настоящему прискорбный эпизод, целиком и полностью на совести отечественной правой оппозиции.

Кучма и Путин остановились в полушаге от создания международного ГТС

В октябре 2002 года Леонид Кучма и Владимир Путин вплотную приблизились к созданию международного газотранспортного консорциума, с участием Германии. Российский президент соглашался на участие немецкого государства в таком консорциуме. Дело в том, что Владимир Путин в то время еще не имел в запасе таких «козырей», как построенный «Северный» и почти строящийся «Южный» потоки. И в то время бывший федеральный канцлер Герхард Шредер  еще не возглавлял комитет акционеров «North European Gas Pipeline Company», компании-оператора «Северного потока». Это произойдет лишь в декабре 2005 года.

Создание консорциума в 2002-2004 годах сорвала своими протестами украинская оппозиция с Виктором Ющенко и Юлией Тимошенко во главе. Кучма побоялся идти на конфронтацию. Исторический шанс на создание трехстороннего консорциума был упущен, и, как оказалось, навсегда.

Что происходило дальше?

Президентство Ющенко, который обещал создать международный консорциум по управлению украинской ГТС, но и пальцем не пошевелил в этом направлении. Премьерство Тимошенко, которое запомнится ее кабальным контрактом с «Газпромом». Страусиная позиция их обоих, тогдашнего руководства страны, перед реализующейся угрозой строительства обходных газопроводов вокруг Украины. Вот вам и цена всего этого ура-патриотизма.

«Цена трубы большая тогда, когда эта труба с газом, а если нет газа, зачем эта труба нужна?»

Это слова Виктора Янцковича. Это на самом деле и есть ключевой вопрос: захотят россияне подавать газ к украинской ГТС, энергоносители пойдут в Европу через Украину, не захотят, газа не будет. Выгоды ситуации, когда Украина была фактически монополистом транзита российского газа, ушли в прошлое.

На днях появилась еще одна позиция «Газпрома». 11 марта 2013 года газета «Коммерсант-Украина» сообщила о требовании российского монополиста: «внести в украинское законодательство изменения, которые бы гарантировали ему аренду украинской газотранспортной системе при любой власти». Переводя на нормальный русский язык: гарантии непересмотра соглашения об аренде, даже в случае изменения власти в Украине.

Отлично понимаю этих патриотов своей страны: на примере Виктора Ющенко они научились и тому, что никакие обещания украинских политиков не имеют значения, и тому, что предсказать некоторые их действия невозможно из-за их алогичности. Кто мог в свое время в «Газпроме» спрогнозировать, что Украина откажется от супервыгодного для нас контракта на газ по 50 долларов за тысячу кубов, а в 2009 году пойдет на «газовую войну» с Россией?

Какова сегодняшняя позиция Украины?

Еврокомисар признал, что у ЕС нет инструментов для блокирования "Южного потока"

4 марта 2013 года еврокомиссар по вопросам энергетики Гюнтер Эттингер заявил в интервью газете "Коммерсант-Украина": «у Европейского энергетического сообщества нет инструментов для блокирования "Южного потока". Эта откровенность многого стоит.

Был еще упрек Президента Украины в адрес упомянутого сообщества «мы отказались выплачивать штраф России. Мы ведем переговоры. Но опять в одиночку. Идут разговоры, а после разговоров нет действий».

На эти слова 6 марта 2013 года отвечал Янез Копач, директор секретариата Энергетического сообщества, в интервью агентству «Интерфакс-Украина»: «Европейское энергетическое сообщество не имеет реальных механизмов, чтобы помочь Украине с урегулированием спора с "Газпромом" по поводу штрафа. Мы, к сожалению, не являемся институцией с полномочиями принятия решений и исполнительной властью, и даже еще меньше - для договорных отношений между стороной договора и третьей страной".

При этом Европейский Союз жестко отстаивает свои энергетические интересы. Отстаивает, как может. 15 сентября 2011 года появилось заявление Эттингера о том, что «Россия пытается помешать строительству газопровода «Nabucco», и что «постройка "Южного потока" не заставит ЕС отказаться от проекта «Nabucco».

Да, мы в Украине помним слова Эттингера 21 февраля 2013 года: «в Евросоюзе считают, что консорциум по управлению украинской ГТС должен быть трехсторонним». Да, есть его заявление после саммита Украина-ЕС 25 февраля 2013 года: «ЕС готов внести конкретные предложения о финансовом участии европейской стороны в создании трехстороннего газотранспортного консорциума» и подтверждение в заинтересованности участия в «круглом столе» по этому поводу.

Но гораздо важнее это заявление г-на Эттингера, от 25 января 2011 года: «финансирование модернизации украинской ГТС напрямую связано с наличием газа для прокачки в Европу. Модернизация газотранспортной системы не имеет смысла, если нет газа, а газ поступает из России".

Да, в этом все и дело: сколько газа подаст Россия на украинскую ГТС, подаст ли вообще газ, предназначенный европейцам, а сколько отправит им функционирующим «Северным» и будущим «Южным» потоками.

Что может произойти в ближайшее время?

Россия готова делить украинскую ГТС только на двоих

Уже можно исключить один вариант: пассивного наблюдения Украины за тем, что происходит. Пассивного созерцания за тем, как одни строят «Южный поток», а другие, из Европейского энергетического сообщества, бездеятельны или же не могут что-то делать, что, в принципе, для нашей страны одно и то же. Возникает вопрос, а Украине вообще стоит оставаться членом этого сообщества?

Ответ Эттингера – да, стоит. В его заявлении от 22 февраля 2013 года говорится о том, что «Энергетическое сообщество также помогает Украине диверсифицировать импорт газа. Уже сейчас Украина способна получать немецкий газ через Польшу, ведь трубопровод способен работать в обоих направлениях. В будущем так работать смогут и другие трубопроводы». Но разве для реализации этого важнейшего решения необходимы исключительно возможности Энергетического сообщества, и для этого не хватит двусторонних договоров?

Но трехстороннего консорциума по управлению украинской ГТС необходима «самая малость»: кроме желания Украины, еще и решение и Евросоюза, и желание России. Евросоюз дальше разговоров о готовности не идет. Россия же чувствует себя уверенно, желая двухстороннего консорциума.

10 марта 2013 года московский публицист Дмитрий Соколов опубликовал на сайте радиостанции «Эхо Москвы» прямую речь посла России в Украине Михаила Зурабова. Он вполне оправданно ставит под сомнение заявление ЕС о том, что он «в ближайшее время выделит средства на модернизацию украинской ГТС».

Логика Зурабова железная: «если вы привлекаете кредиты или средства на модернизацию ГТС, то, думаю, любой — даже не из энергетиков — скажет, что никто не вложит деньги до того, как не будет известно, какой объем газа будет прокачиваться через эту ГТС. Значит, говорить о том, что можно привлечь средства, не получив от РФ цифры объемов прокачки, нереально».

Зурабов высказался обтекаемо, но, впрочем, вполне понятно. «Цифра объема прокачки» может быть, например, ноль. Впрочем, свое мнение о перспективах газового сотрудничества посол России высказал еще  21 декабря 2012 года: «я не думаю сейчас, что речь идет о трехстороннем консорциуме (Россия, Украина, Европа). Я предполагаю, что в этом случае речь может идти о сотрудничестве в рамках двустороннего формата. Если Украина и Россия выйдут на решение относительно украинской ГТС, цена на российский газ для Украины может быть снижена».

Я вполне допускаю, что слова о снижении стоимости российского газа в результате создания двустороннего консорциума следует воспринимать как фигуру речи. Но давайте проанализируем от противного.

Может ли Европейское энергетическое сообщество законтрактовать от России определенные объемы газа, получив от РФ цифры объемов прокачки? Если да, то трехсторонний консорциум возможен. Но если бы такие переговоры состоялись и были достигнуты договоренности, то мы бы об этом наверняка услышали и от Эттингера, и от представителей «Газпрома». Если же мы ничего подобного не слышим, значит, таких договоренностей нет?

А это означает, что ключевое значение имеет то, на каких условиях согласится поставлять Россия газ через украинскую ГТС. Т.е. позиция Кремля. И вновь повторю еще раз тот же вопрос: а стоит ли Украине оставаться  членом Европейского энергетического сообщества, при том, что нас оставляют один на один с Россией?

P.S. Посмотрите, как в вопросе судьбы украинской ГТС совпали мнения первого и четвертого глав украинского государства. Выше я привел слова Виктора Януковича: «цена трубы большая тогда, когда эта труба с газом, а если нет газа, зачем эта труба нужна?». А вот что сказал 1 декабря 2011 года экс-президент Леонид Кравчук: «если у нас нет газа, а они - "Северный", "Южный", другие потоки будут развивать, то я задаю себе вопрос: на кой черт нам тогда эта труба газовая?".

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.