Зачем Олег Рыбачук вывел свои структуры из Конституционной Ассамблеи?

21 августа 2012, 06:29
политический аналитик
0
1893

Смогут ли западные доноры повлиять на позицию украинских получателей грантов по вопросам Конституционной Ассамблеи и по возможным изменениям в закон о языках?

17 августа 2012 года партнерство "Новий громадянин" (НГ), которое ранее реализовало инициативу «Честно», основанной на собственных критериях оценке деятельности депутатов парламента, объявило о своем отказе от вхождения в состав Конституционной Ассамблеи, совещательного органа при Президенте Украины, целью которого является разработка новой редакции Основного Закона. Мотив - подписание главой государства "языкового" закона.

При этом на Западе призывают «все стороны начать обстоятельный диалог по вопросам, затронутым этим законом, и найти компромисс, приемлемый для всех". Это заявил в интервью Би-Би-Си 28 июля 2012 года г-н верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств Кнут Воллебек.

НГ аргументировало свой выход из Конституционной Ассамблеи «нарушениями Конституции и регламента парламента» при принятии закона о языках. Напомнили юридическую норму о том, что «законодательные акты, принятые с нарушением требований к процедуре рассмотрения и принятия законов, являются неконституционными».

Эти доводы в наш компьютерный век не стоят ни бумаги, которую на них потратили: они не не стоят времени, затраченного на их формулирование.

Господин Олег Рыбачук, который стоит за всеми этими структурами, не может не знать, что в том случае, когда спикер парламента скрепляет своей подписью проголосованный в Раде закон, он этим свидетельствует, подтверждает, что все нормы регламента были соблюдены. Это и объясняет для, возможно не до конца проинформированных людей, почему оппозиция пыталась сделать так, чтобы Владимир Литвин не подписал закон, и почему г-н Яценюк так громогласно заявлял 9 июля 2012 года: «Мы заставили Литвина не подписывать закон».

Надо уяснить: Президент Украины может ветировать тот или иной закон исключительно по содержательным мотивам. Свое разъяснение смысла статьи 94 Конституции Украины о том, что, применяя вето, глава государства «повертає закон зі своїми вмотивованими і сформульованими пропозиціями до Верховної Ради України» Конституционный Суд Украины давал 7 июля 1998 года и 16 апреля 2008 года. В последнем разъяснении КС особенно акцентирует внимание на содержательной стороне инициатив главы государства: «застосоване Президентом України вето щодо прийнятого закону своїм юридичним наслідком має скасування останніх результатів голосування за нього і відкриття процедури його повторного розгляду у Верховній Раді України, яка має право враховувати або не враховувати пропозиції Президента України до закону і прийняти його знову».

Что это означает? Что глава государства не имеет права ветировать закон по процедурным мотивам. По мотивам несоблюдения парламентом порядка принятия закона.

Иначе бы Конституционный Суд выписал бы такие мотивы. Но он этого не сделал.

При другом решении КС Виктор Ющенко даже в то время, когда у него работал руководителем секретариата г-н Рыбачук, мог бы ветировать ЛЮБЫЕ законы Рады просто по одному мотиву – не было всех депутатов в зале. И это легко можно доказать – вот видеозапись, вот справки, что кто-то в командировке, кто-то в больнице. А карточки исправно голосуют.

Кстати, имей Президент Ющенко такое право, можно было б не считаться и с конституционным большинством.

Права ветировать законы по процедурным мотивам не было ни у Леонида Кравчука, ни у Леонида Кучмы, ни у Виктора Ющенко, ни Виктора Януковича. Все они не ветировали законы, скрепленные подписью спикера. И так - во всем мире.

Поэтому «Новый громадянин» лукавит. Президент Виктор Янукович не имел права не подписать закон в отличии от Литвина.

А еще есть вопрос политической целесообразности. Интересно, если б ВР с таким же, по мнению НГ, «нарушением процедуры», проголосовала Соглашение об ассоциации с ЕС, а Президент его подписал, то НГ закрыла б глаза на процедуру? Ведь цель в данном случае, с точки зрения некоторых людей, оправдывает средства, не так ли?

Вхождение НГ в Конституционную Ассамблею было шагом значимым, ответственным. Не с точки зрения профессионализма юристов НГ, о квалификации которых мне неизвестно ничего. НГ демонстрировало уровень политической зрелости. Позиция гражданского общества важна для развития демократии в любой стране, и Украина здесь не исключение. Участие в Конституционной Ассамблее позволяло НГ, как минимум, быть услышанным, а, возможно, в определенной степени и повлиять на содержание изменений и Основного Закона, и закона о языках.

Тем более, что 8 августа 2012 года Виктор Янукович заявил, что «инициирует создание рабочей группы для разработки предложений относительно совершенствования законодательства о порядке применения языков в Украине». НГ могло бы принять решение о вхождении в эту рабочую группу. Это и было бы реальным доказательством, что хотя бы эта структура понимает необходимость диалога и компромисса, о котором говорит г-н Воллебек.

Но произошло то, что произошло. НГ утратило шанс влиять изнутри на принятие властью решений. И их были готовы слушать и слышать. Теперь их удел – кричать под окнами Администрации Президента в надежде быть услышанными. Вряд ли этот шаг продуктивен.

Нет сомнения, что придраться можно к процедуре принятия парламентом многих законов. Я допускаю, что и другие законы, принятые в независимой Украине в период 1991-2012 годов, также не полностью согласовываются с международными обязательствами Украины. Уверен, что можно найти несогласования с ними и частей корпуса украинского законодательства, принятых со времени первого заседания Верховной Рады УССР 26 июня 1938 года, в период 1938-1941 гг. и в 1947-1991 годах.

И уж совершенно ясно, что законы, принятые в этот период, никак не корреспондируются с принятым значительно позже действующим Регламентом работы парламента.

Отсюда вопрос: насколько будет последователен максимализм НГ? НГ будет требовать пересмотра всех не соответствующим нынешним требованиям нормативных актов, а только после этого включится в процесс изменений? Придать Регламенту обратную силу?

НГ допускает ту же ошибку, что и при разработке критериев оценки депутатов для кампании «Честно». Эта ошибка – как минимум, максимализм, который не является доказательством рационального поведения.

Напомню, что «честными», по мнению НГ, были признаны всего два депутата из 450 действующих. Но при этом под критерий «тушки», т.е. перебежчика из фракции политической силы, по спискам которой депутат прошел в Верховную Раду, попали только те, кто перешел из своей фракции во фракцию конкурента, а не «полутушки», вышедшие из своей фракции, но никуда не вошедшие. И тем более «четвертьтушки», т.е. те, которые оставались в «родной фракции», но голосовали, как конкуренты. И не «тушки на одну восьмую», которые время от времени, но в ключевые моменты деятельности парламента голосовали не так, как предполагалось решением их «родной» фракции.

При этом НГ не оценивала деятельность депутатов по важнейшему критерию: выполнение ими своих предвыборных обязательств.

Но только ли максимализм является причиной нелогичных шагов НГ? Возможно, со стороны НГ ультиматумы по поводу Конституционной Ассамблеи и закона о языках - еще что-то другое? Демонстрация собственной политической или мировоззренческой позиции?

Я уже писал о том, что большинство соорганизаторов НГ «засветились» в свое время на «оранжевой стороне» украинской политики. Там много людей, по поводу деятельности которых не надо очень напрягать память.

Олег Рыбачук, который в НГ представляет общественную организацию «Центр UA», был главой секретариата президента Виктора Ющенко.

Тарас Петрив из фонда «Суспільність» был чиновником при Викторе Ющенко. Он руководил информационной службой Секретариата Президента Украины, был председателем Национальной комиссии по утверждению свободы слова и развитию информационной отрасли.

Константин Квурт представляет «Интерньюз-Україна», организацию, которая много лет выдает гранты близким к «оранжевым» организациям.

Алексей Толкачев, который сейчас представляет неизвестную мне «Европейскую Ассоциацию украинцев», был замечен в 2004-м в радикальной «Поре».

Сергей Квит, ректор Киево-Могилянской академии, чьи оранжевые политические взгляды ни для кого не являются секретом.

Но вот что интересно. Заявление о выходе НГ из Конституционной Ассамблеи в связи с законом о языках подписали не все.

Квурт подписал, Квит не подписал. Не подписала Виктория Сюмар, которая представляет в НГ Институт массовой информации. Но есть подпись юриста этого института Романа Головенко. Не подписал тот же Рыбачук, но от его «Центр UA» есть подпись Светланы Залищук. Прямо какой-то детектив.

Почему так случилось?

Я не списывал дело на обычный для посторанжевых бардак – мол, кого-то не нашли, а к кому-то не дозвонились. Я поговорил с несколькими участниками НГ на условиях анонимности, и теми, кто подписал заявление, и теми, кто его не подписал. И - с Викторией Сюмар на условиях цитирования. Несколько выводов из этих разговоров.

1. В гражданском обществе Украины наметились две взаимоисключающие тенденции. Первая, применительно к закону Кивалова-Колесниченко, по сути, исходит даже не из политической, а этнической целесообразности.

2. Эта этническая целесообразность и дальше «живет» давно известными мифологемами так называемых «национал-демократов» начала ХХІ века. Их суть: нынешнее население Востока и Юга Украины не является «коренным». Они – потомки тех, кто ассимилировал проживавших ранее на этих территориях этнических украинцев, и тех, кого ассимилировали. Не забывая, как во времена самодержавия «уничтожали украинский язык», как русифицировали школы при СССР, надо ставить вопрос, каким образом русский язык стал "языком коренного населения". В подтексте можно было понять продолжение этой позиции: сфера применения русского языка в Украине, по мнению этих людей, должна со временем сокращаться.

3. Апологетов этой точки зрения не убеждают аргументы о том, что история не знает сослагательного наклонения, и что, сколько бы не говорить о несправедливости германских племен, которые в раннем Средневековье воцарились в Центральной Европе, а уж тем более о способе, которым предки нынешних поколений американцев захватили США, историю это не поменяет.

4. Русскоязычные граждане Украины понимаются не как «коренное население», которым они на самом деле являются согласно всем действующим международно-признанным определениям, а как наследники колонизаторов и колонизованных, которых надо для их счастья перевоспитать. Поэтому их гражданские права в отношении русского языка как родного не признаются, игнорируются или объявляются происками Москвы.

5. На словах признается статья 24 Конституции Украины, которая прямо запрещает любого рода дискриминацию: «не может быть привилегий или ограничений по признакам расы, цвета кожи, политических, религиозных и других убеждений, пола, этнического и социального происхождения, имущественного состояния, местожительства, по языковым или иным признакам». В подтексте говорят, что «украинский язык должен быть в преимущественном положении, по сравнением с русским, лет 20-ть, пока окончательно не укрепится».

6. Часть людей, как это следует из их слов, из НГ не поддерживает эту позицию. Ответ Виктории Сюмар, который она мне дала для цитирования, был столь же понятен, сколь и сформулирован в безупречной форме самохарактеристики: «я все-таки по своей природе и по воспитанию билингв, и не хочу выступать в дискуссии о законе о языках».

Это опасная ситуация прежде всего для самого гражданского общества. Его организации должны по определению представлять интересы всех граждан Украины, а не выделять в качестве субъекта этнических украинцев, что бы при этом не понималось, при смешении в Украине украинской, русской, татарской, греческой и прочих кровей. Не должны они выделять в качестве такого субъекта представительства и «носителей украинского языка».

Напомню, что гражданское общество – это общество, которое защищает права всех граждан независимо от их расы, пола, религиозной принадлежности и других разделяющих признаков.

Повторю: это опасная ситуация. Объективное противоречие между этническим и гражданским факторами в состоянии развалить даже такой «зародыш» гражданского общества, как партнерство «Новый громадянин». Я думаю, это противоречие и понимает Олег Рыбачук, который на всякий случай заявление НГ не подписывал. Развалить не усилиями кого-то или публикациями, а самим фактом принятия решения – что же защищает гражданское общество? Этнические или гражданские права?

Два пути, которыми может решаться проблематика гражданского общества. Во-первых, без солидных, хорошо организованных структур русскоязычного гражданского общества Украины, которые, как и политические партии, представляют мнение русскоязычных граждан Украины, поле, на котором работают негосударственные организации, может быть монополизировано «экс-оранжевыми». Создание таких организаций – веление времени, ибо защита гражданских прав не является делом одних лишь политиков.

Во-вторых, свое весомое слово могут сказать и спонсоры. НГ опубликовал на своем сайте, что «получила финансовую поддержку от программы UNITER, которую реализует организация Пакт за финансирование Агентства по международному развитию (USAID)». Расписано, что «на оплату зарплат (20000 дол.) с налогами (12107 долл.). Аренды офиса (5050 дол.) Технического обеспечения (1125 долл.)». Прозрачность, достойная наследования.

И здесь мы опять возвращаемся к началу этого текста. Верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств Кнут Воллебек после принятия закона о языках и его подписания Президентом Януковичем призвал «все стороны начать обстоятельный диалог по вопросам, затронутым этим законом, и найти компромисс, приемлемый для всех".

США являются членом ОБСЕ.

Может быть, силами спонсоров удастся убедить НГ и другие грантополучающие организации вернуться к диалогу и компромиссу, о котором говорит Кнут Воллебек?  

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.