За что Россия объявила Балашова бен Ладеном

14 марта 2014, 12:02
Лидер политической партии "5.10", бизнес-философ
0
1373
За что Россия объявила Балашова бен Ладеном

Стенограмма выступления Геннадия Балашова Киев, сцена «Евромайдана», 10.03.2014.

ЗА ПРИЗЫВЫ ПЕРЕКРЫТЬ ТРУБУ ПУТИНУ НА МЕНЯ ЗАВЕЛИ В РОССИИ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО.

Читайте стенограмму речи (все высказывания, содержащие призывы к убийству, выделены жирным шрифтом).

-------


Стенограмма выступления Геннадия Балашова

Киев, сцена «Евромайдана», 10.03.2014.

Спасибо, Майдан, что дали слово! Я рвался на эту сцену, чтобы сказать вам то, что вам не говорят по телевизору. У вас война. Вам показывают картинки с Крыма, а у вас война. И сегодня вы должны признать, что хватить танцевать на сценах, хватит петь! У вас война! У вас отобрали Крым однозначно. И вот он вам я, очевидец. Я тоже поехал играть в войнушку туда, в Крым. И когда прилетел на самолёте, все улыбались, всё было в порядке. А когда попытались поговорить с людьми, гопники, самые натуральные гопники, и не крымчане, никаких крымчан, луганчан, харьковчан, которые хотят быть с Россией, нет. Это миф, который создало само телевидение, в том числе и Громадське, общественное, ICTV, СТБ. Все они вам лгут, потому что неправильно подают информацию. И когда меня там вначале эти гопники бородатые с волосами такими длинными, с бородами, оттеснили от обычных людей, потом меня отбила милиция, повезли в участок, а из участка меня сдали настоящим российским военным, только переодетым почти в казаков. Потому что эти казаки никакие не казаки, это гопники из России, которые приехали в Крым и заходят туда через открытую границу на Востоке в огромном количестве. Обученные. И Путин им сказал: едьте в Крым, получайте дома и квартиры. И у вас, пока вы здесь танцуете, забрали этот самый Крым. И вам этого по телевизору не говорят. Вам говорят: потерпите, потанцуйте, попойте за Шевченко, помолитесь, ещё что-то сделайте. А с этой сцены даже ничего не говорят! У вас отобрали Крым! Его нет. Потому что завезли завозных гопников, и эти завозные гопники сегодня в Луганске. И сегодня в том же самом Луганске, где Ляшко арестовал самого главного сепаратиста, его тут же выпустила милиция. Точно так, как меня выпустила милиция и тут же втолкнули в машину, потом повезли. И говорят очень просто с пистолетом под ребром: «А ты что, не понял, что война?». А потом отдали этим староверам, которые с мешком на голове возили восемь часов и избивали, затащили в какой-то сарай непонятный и читали мне лекции. Знаете, о чём? О старой вере славянской. О том, что надо любить Бога. О том, что я – Бандера. О том, что у меня бандеровские ботинки. Вот они мне такую лекцию читали. И говорят: «Мы тебя сейчас спалим здесь, как героя Майдана». А потом просто вывезли и сказали: «Ладно, мы тебя помилуем». Вывезли в поле и бросили ограбленного. Потому что именем Бога и насаждением фундаментализма – вот что делает Путин. Он объявил вам войну и берёт вашу страну. И вам об этом по телевизору не говорят. У вас просто занимают территорию. И я вам больше скажу – они не собираются останавливаться в Крыму. И наша армия вас не защитит, потому что её нет, потому что её не кормили, не поили. И даже не в этом дело. Технологии изменились, и новая война не похожа на старую. Я сам был поражён и очень прозрел вот этим подбитым глазом, и теперь я настоящий очевидец. И когда я сюда приехал, включил средства массовой информации, да ещё и пошёл на Громадское телевидение, чтоб рассказать об этом, что там война. Они не дали слова, потому что это неинтересно. А на следующий день и через день избили ещё съёмочную группу, и ещё. И их самая главная задача –  это чтоб вы оттуда флэшки не вывезли и камеры, чтоб не показали, что крымчане прячутся по домам, что татары сидят дома и боятся, что по улицам ходят российские гопники с криминальными рожами. Это люди из Рязани, Калуги, чёрти откуда. И они вам читают лекции про старообрядчество. У нас война, у нас оттёпали территорию. И вот вчера я везде писал, везде звонил и говорил: с врагом не торгуют, когда он у вас отнимает территорию! Не торгуют. Единственное, что боится Путин – это потерять свой газ, потому что он продаёт его через нас. И сегодня есть один выход – это не туда посылать ребят. Некоторые отчаянные головы собираются (неразборчиво – прим.ред.). Нет! Там по-настоящему убивают и стреляют. Это даже не тот Майдан, который здесь был. Это совершенно другое. Это военные действия совершенно по-новому. Крым отсопал у нас Путин, и это война! Во время войны с оккупантом не торгуют! И сегодня я к Майдану обращаюсь, и вышел на эту сцену с одной целью – Майдан, ори, кричи, трубу надо перекрывать! Путин не должен через нас торговать с Европой. Европа найдёт, где купить газ. У другого, но не у оккупанта. Мы не можем торговать сегодня с Путиным, трубу надо перекрывать! Это самое главное, что может на него надавить. Путин помешанный на деньгах. Путин – убийца, который прислал нам сюда гопников. И он отдаёт наше население под гопников, и эти гопники уже не только в Крыму. Они в Луганске, Харькове. Нет там харьковчан, срывающих украинские флаги, ни одного. Там москвичи, там Калуга, там вот эта вся прибрежная Ставрополь. Они оттуда прут, потому что граница открыта. Они заходят с российскими паспортами уже снаряжёнными на военные действия. Их самая главная цель – не допустить съёмочные группы к населению на месте. И они за это готовы возить вас по улице, запугивать и убивать. Так вот эти гопники меня попросту ограбили с именем Христа на устах. Это фундаменталисты. Путин насаждает фундаментализм православный, а вас всех он уже объявил фашистами, нацистами, убийцами, грабителями. И поэтому именем Бога вас можно грабить. Хватит танцевать на Майдане! Требуйте от правительства перекрыть трубу! Не знаю, что с ней сделать… На Востоке, там, где она граничит с Россией, перекрыть и не торговать. Этого он перепугается. Путин этого обосрётся. Потому что если ему перекрыть трубу, на IPO все акции рухнут, не будет у него больше бизнеса с Европой. И Европа вас поддержит. Закачаем из другого места, закачаем из Европы, и это требуйте здесь, на Майдане каждый день. Перестаньте выть здесь песни, перестаньте рисовать на асфальте чёрти что с солнышками. У вас война! Вы ещё не поняли? А я вижу, как они входят, и эта тактика теперь стала совершенно понятна. Вначале идут переодетые в протестантов гопники, за ними идут другие казаки-гопники, а за ними стоит армия российская. Никакие они не зелёные человечки, это войска с инвентарями, с пушками, с танками. И сегодня они уже начали, я в одном из видео поставил и попросил, ты бы, Путин, говорю, хотя бы присылал сюда таджиков. Так вот сегодня уже есть высадка десанта, в которой в основном узкоглазые здесь высаживаются. Знаете, почему? Потому что им легче славян стрелять. Потому что мы не хотим стрелять в русских и украинцев, мы одна всё-таки нация. А они будут стрелять, потому что мы разные. Вот, что происходит. Поэтому вот с этой сцены теперь должно быть только одно – война. И признайте это. И что бы вам ни говорили там наверху правительство, какие бы цели они ни преследовали, вы должны знать – в Крыму война. И эта война надвигается на вас. И завтра сюда въедут не те подставки под флажки крымские, которые меня били там, в Крыму, сюда придут вот эти гопники. Потому что Путин делает то, что делал в своё время Гитлер и Сталин. Это атаковать население криминалом. Вот этот криминал хочет получить татарские дома, хочет жить в Крыму, хочет прикрыть свою нищету там, в России, потому что Россия погрязшая в нищете. Он – коррупционер, который торгует газом, вот, о чём я хотел вам сказать. У вас война. И сегодня вы должны требовать ото всех на Майдане – перекрывать трубу любыми путями, как бы трудно нам ни было. Перекрывать торговлю газом. Это должно звучать ото всюду. Перекрыть Путину продажу газа. Потому что на этом вся империя его держится. После этого его вынесут самого его же граждане, потому что нечем ему будет платить пенсии, нечем будет кормить армию. Потому что только с газа эта клика питается. И когда у вас оттяпали Крым и продвигаются дальше на Херсон, на Николаев, в Луганск, Харьков, они собираются всё это забрать. Знаете, для чего? И я потом уже понял, что они делают, они хотят вступить в переговоры с новым марионеточным правительством каким-нибудь. Я не знаю, кого выберет Путин, но кого он выберет, это и есть главный предатель. И знаете, для чего? Опять контролировать трубу, опять эту гадскую трубу, из которой вылазят постоянно эти олигархи. Опять этот гадский НАК «Нафтогаз», из которого выскакивают постоянно миллиардеры наши. Эти миллиардеры, которые проплачивали и здесь, на Майдане всё, и там они проплачивали, и сегодня эти олигархи тоже продолжают всё проплачивать. И знаете, ради чего? Ради этой долбанной трубы. Мы должны перекрыть трубу! Мы должны не дать торговать этой газом, потому что только это остановит агрессора. Всё остальное у нас нету. У нас нет армии, мы не можем защищаться детьми. Мы сегодня одно должны – перекрыть трубу, и пусть «Альфа» едет развлекается, всех отстреливает там, и в мешках, и в центральную тюрьму. Потому что эти люди не заслуживают. Они на чужой территории находятся, на нашей украинской территории. Крым это, Харьков, Днепропетровск, Донецк, это всё наша территория. И если там находится российский гражданин с георгиевской ленточкой и орёт, срывает наш флаг, ему нужно стрелять в голову, потому что это враг. И не надо с ним разговаривать, не надо его воспитывать. Потому что я тоже думал, что есть крымчане…

(Аплодисменты, толпа скандирует «Молодец!» – прим.ред.)


Спасибо. Я хочу только одно. Мне не нужно ничего, я достаточно состоятельный человек, миллионер, я читаю лекции, хорошо зарабатываю, я продаю хорошо недвижимость. Но я там понял одно – мы не защищены. А когда сидишь с мешком на голове в каком-то сарае привязанный к стулу, ограбленный, и тебя бьют постоянно по затылку, и говорят, что ты – Бандера в бандеровских туфлях, ты начинаешь очень сильно задумываться над международной политикой. И когда приезжаешь сюда, включаешь телевизор: 200-летие Шевченко. Великолепный праздник, я уважаю Шевченко, люблю его, учил в школе, но когда во время войны мы просто поём песни, когда мы во время войны просто рисуем на асфальтах, когда во время войны здесь не выступают правительство, которое говорит одно: перекрыть трубу, мы идём на это…

(Аплодисменты, толпа скандирует «Молодец!» – прим.ред.)

Меня перед выходом на сцену просили не заниматься провокациями, не называть фамилий. И я не буду называть. У меня есть целый список фамилий, которые я ненавижу в правительстве. Я ненавидел, ненавижу и буду ненавидеть казнокрадов, которые вылезли из этой трубы. Я ненавижу эту самую трубу, через которую нас продают. И мне говорили, что не занимайтесь провокациями, не призывайте людей к войне. А я говорю, что, а если в вашем доме вы курите на балконе, а ваш сосед насилует вашу жену, а другой сосед говорит о том, что потерпи, это провокация. А потом жена за ужином объясняет: ты знаешь, ему не сильно дала, делала так, чтобы ему было плохо. Вот так сейчас ведёт себя правительство: «Не занимайтесь провокацией. Не говорите ничего. Не стреляйте». Но если им не стрелять в голову снайперами, они останутся на нашей земле. Потому что у них нету страха. Когда к вам подходят пять гопников, отделяют от толпы и увозят с мешком на голове, вы ничем не защищены, потому что ты приехал туда снять что-то с бананом в руке, чтобы было весело, чтоб показать эту армию путинскую, такую же обглоданную, кстати, как и наша. Но если там не стрелять, они будут лезть дальше, их надо останавливать. И я на себе почувствовал, я всегда по телевизору смотрел, в кино (я люблю военные действия смотреть, и как пытают люблю смотреть), но когда это тебе наносится за шесть часов невероятное количество ударов по затылку, ты перестаёшь соображать что-либо. И ты понимаешь, что это по-настоящему, это настоящая война, а это действительно захватчики. У них армия, впереди гопники, переодетые в крымскую самооборону и в казаков. Нет никаких казаков в России, это гопники, переодетые в казаков, и их надо убивать. Если ты в этой кубанке, в лоб пулю стреляй. Снайпер пусть стреляет. И говорить точно так, как Путин – не знаем, откуда прилетело. Прилетело тебе в голову. Вот, что должно делать, не знаю, тайное правительство. И ещё. Вот то, что сделал Ляшко – арестовал, пиар сделал себе, поставил, отвёз в милицию, и выпустили в Луганске. А почему в Киев не привёз? Почему не в тюрьму СБУ? И я говорю сегодня нужно создавать специальную тюрьму, куда вывозить их с мешками на голове.

(Аплодисменты – прим.ред.)

И вот, что должно сейчас делать правительство… Да (видимо, кому-то из толпы – прим.ред.). И вот, что сейчас ещё должно делать правительство – это собрать добровольцев…

(Микрофон, в который говорил Геннадий Балашов, отключили. Свист и улюлюканье толпы – прим.ред.)

Я не буду… (видимо, кому-то из-за сцены – прим.ред.)

(На сцену выходят двое. Подходят к микрофону, у которого стоит Геннадий Балашов. Один из них говорит в микрофон – прим.ред.)

Здоров, друзі! Значить, ситуація в том, що це тоже Олексій, він приїхав з Криму, він хоче сказати.

(Крики из толпы: «Дайте сказати!», «Дайте договорити!» и другие неразборчивые – прим.ред.)

Давайте послухаємо його!

(Молодой человек подходит к микрофону, толпа продолжает выкрикивать – прим.ред.)

Давай, я договорю (говорит Геннадий Балашов – прим.ред.)

(Толпа кричит, молодой человек, собиравшийся держать слово, молча стоит у микрофона. Люди скандируют «Балашов!» – прим.ред.)

Не дают сказать (говорит Геннадий Балашов, вновь занимая место у микрофона – прим.ред.). Сейчас я выступлю, дам слово (обращаясь к молодому человеку, уходящему со сцены – прим.ред.). Я буду заканчивать. Я буду заканчивать. Я знаю…

(Толпа продолжает что-то выкрикивать. Неразборчиво. К Балашову подходят двое – молодой человек, который хотел выступить и какой-то мужчина – прим.ред.)

Да (говорит Геннадий Балашов, обращаясь к этим двоим. Затем они отходят чуть поодаль – прим.ред.). Я скажу сейчас…

(Толпа скандирует «Балашов!» – прим.ред.)

Я стою. Я ещё вам хочу сказать, чтоб вы понимали, что происходит.

(Выкрики из толпы: «Микрофон!» – прим.ред.)

Что?

(Выкрики из толпы: «Дайте сказать людям!», «Дайте Балашову!» и другое – прим.ред.)

Дорогие мои! Родные! Я никогда не провоцировал на какие-то акции, избиение кого-то. Я всегда выступал за одно. Потому что я хочу, чтобы наш народ когда-нибудь освободили от налогов. И я понимаю, что это возможно только, когда будет общее волеизъявление. Но сейчас это всё второстепенно, потому что Путин напустил на нас подготовленные войска, они давно к этому готовились, их формировали лет пять, тренировали лагеря. И сейчас они приходят очень чётко экипированные: перчатки, нож, в рюкзаке зелёная форма, поэтому их всех называют зелёными человечками и здесь георгиевская ленточка, никакого отношения к Великой Отечественной Войне не имеющая. Это гопники. Гопников надо отстреливать. И сегодня первое: отстреливать гопников. Второе: вывозить с мешками на голове в какую-то центральную тюрьму. После войны будем разбираться, кто кому помогал. Потому что я очень хочу достать этого Самвела, армянина, Самвела Гамлетовича Мартыняка какого-то… Не знаю его фамилию. Он был обычный меняла, теперь он водит русскую армию и помогает похищать миллионеров из Киева. И вот этим армянином я очень хочу заняться через прокуратуру. И если мне кто-то его вывезет, я буду очень рад и заплачу за это. Сюда, в Киев, доставить. И третье…

(Аплодисменты – прим.ред.)

И третье, и самое главное, что должен сейчас делать Майдан. Вы все ищете ответы, а что делать, требуйте перекрыть трубу. Только так проявится патриотизм. Все, кто против перекрытия трубы, сам работает на Путина. Все, кто вам будет говорить о какой-то безопасности, энергетической целостности, что мы подведём Европу, чепуха! Когда вас грабят, вы не пускаете агрессора в свой магазин. Вот и всё. И не кормите его. Поэтому он зависим от нас, а не мы от него. Мы сейчас входим в лето. Весна, лето, осень обойдёмся без газа, за это время наладим оттуда из Европы, они нас не оставят. Но они сейчас ждут от нас требования перекрыть газ, и это должно быть народное требование, а Путин должен это услышать. И требование Майдана теперь должно быть только одно – это перекрыть газ Путину, он не должен торговать через наш супермаркет. Не какие-то там колбасу перекрывать. Чепуха. Не какие-то там товары из России. Чепуха. Газ и нефть – вот, что главное для Путина. Он контролирует «Газпромом». Газ и нефть, и больше ничего. И через нас они прокачивают миллиарды, набивая свои карманы. И сегодня чёткий знак Европе должен дать – перекрыть газ. Находите, как угодно. Меркель уже выступила и сказала – мы обойдёмся и без этого газа как-нибудь. И Соединённые Штаты знают, как сюда завозить сланцевый газ, который дешевле. Но дело в том, что олигархи, которые сотрудничают сейчас уже с Путиным, они ведут там переговоры, как лучше торговать этим газом. Опять вам скажут, как же мы замёрзнем. Вот летом не замёрзнем. Перекрывать газ. И всех, кто скажут, что газ нельзя перекрыть, провокатор и работает на Путина! Кем бы он ни назывался, какую должность бы ни занимал, газ перекрывать! Спасибо за внимание!

(Аплодисменты, толпа скандирует «Молодец!» – прим.ред.)

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.