Федеративная реформа предотвратит раскол Украины

30 января 2014, 14:08
0
3243

В который раз стало очевидно, что существующая форма Украинского государства как унитарного не удовлетворяет потребности всех граждан Украины..

«Будет Украинская Республика формально называться  федеративной или нет, фактически она все равно должна организовы­ваться как федерация своих фактических республик-громад. Любое навязывание громадам механической унитарности, прину­дительных связей будет большой ошибкой, которая приведет только к сопротивлению, реакции, центробежности, или даст ос­нову для новых междоусобиц». 

 

Михаил Грушевский

(Председатель Центральной Рады Украинской Народной республики в 1917-1918 гг.)

 

 

Нынешний острый политический и экономический кризис в очередной раз демонстрирует необходимость серьезного переосмысления модели управления и территориально-административной организации нашей странны. В который раз стало очевидно, что существующая форма Украинского государства как унитарного не удовлетворяет потребности всех граждан Украины, не может обеспечить надлежащую защиту их прав и демократических взглядов на социально-экономическое развитие страны. Серьезные политические, культурные,  социально-экономические различия между украинскими регионами сразу же становятся источником конфликта в случае навязывания воли одной части страны другой: для примера Юго-восток не хочет жить под идеологическим диктатом Запада, и наоборот.

За почти 23 года, прошедших от времени обре­тения независимости Украиной, построе­ние эффективной системы государственно­го управления страной так и не завершено. Грубо скопированные с модели советской УССР отношения между центром и регио­нами ставят под угрозу само существование государства Украина, крайне обостряют борьбу за центральную власть в г. Киеве.

Чрезмерная централизация государствен­ной власти в руках центральных органов, от­сутствие финансовой основы и самостоя­тельности у органов местного самоуправле­ния, крайне низкий уровень привлечения региональных элит в процесс принятия госу­дарственных решений на фоне культурных, исторических, экономических и политичес­ких отличий регионов Украины остаются одними из главных дестабилизирующих факторов украинского общества. Такое по­ложение вещей, без учета его в конституци­онном созидании государства, рано или поз­дно приведет к самым печальным послед­ствиям для украинского государства. Ведь апатия и деградация местного самоуправле­ния, которые мы сейчас наблюдаем, — едва ли не главнейшие показатели отсутствия ре­ального народного суверенитета в части участия населения в выработке решений, что реально угрожает значительными соци­альными потрясениями и катаклизмами.

Уже сейчас этнические и социокультурное отличия между регионами, часто ввиду непро­думанной и во многом провокационной поли­тики центральной власти, перерастают в со­циальные конфликты и центробежные тен­денции на экономической, культурной, язы­ковой, этнической и религиозной почве.

Северодонецкие съезды элит восточной и южной Украины 2004 и 2008 годов, позиция западноукраинских областных советов отно­сительно результатов выборов Президента Украины в 2004 году, закона «Об основах государственной языковой политики» в 2013-м, захват праворадикалами западноукраинских областных администраций  и полученный ими жестокий отпор на Юго-Востоке в 2014 году, результаты почти всех избирательных компаний и опросов в Укра­ине свидетельствуют о реальном существо­вании регионального деления и существен­ных отличий между административно-тер­риториальными единицами в Украине, которые в ближайшую временную перспективу вряд ли будут преодолены.

В такой ситуации, считаю, что целесообразным вариантом решения этого сонма проблем может стать децентрализа­ция власти по европейскому образцу и пе­рестройка Украины на федеративных началах. Именно за это — федеративное устройство Украины — в свое время выступали и выда­ющиеся украинские мыслители Костомаров, Франко, Драгоманов, Грушевский и другие.

Сейчас в современном мире насчитыва­ется около 30 федеративных государств. Среди них, в частности, Канада, Швейца­рия, Бельгия, Германия, Австрия, США, ОАЭ, Австралия, Бразилия и т. п.  При этом федеративные государства производят 80 процентов мирового валового продукта, принадлежат к наиболее сильным и стабиль­ным государствам современности.

Традиционно федерализм определяют как такой тип политической организации, при которой государственное управление распре­делено между региональными и централь­ным правительством так, что каждый из уровней  управления   имеет  право принимать окончательное решение по определенному конкретному кругу вопросов. Это определенным образом объединение двух (хотя и неодинаковых) властей, каждая из которых имеет исключительную компетенцию в четко определенной сфере.

С точки зрения территориальной организации власти федерализм яв­ляется типом административно-территори­ального устройства государства, характерис­тикой которого является разделение террито­рии на административно-территориальные единицы разного уровня. Территория феде­ративного государства состоит из территорий субъектов федерации и других государствен­ных образований. Вместе с тем федерация — это единое, целостное государство с общими вооруженными силами, денежной единицей, финансовой и налоговой системами.

В большинстве федеративных государств наряду с общефедеральной конституцией и общефедеральными законами действуют конституции и законы субъектов федера­ции. Причем обеспечивается верховенство федеральной конституции и федеральных законов.

Субъекты федерации наделяются правом издания законодательных актов только в пределах конституционно установ­ленной для них компетенции. При этом ак­ты субъектов федерации действуют исклю­чительно на их территории и должны отве­чать федеральному законодательству.

К основным принципам федерализма от­носятся: четко установленное распределение власти между центром и регионами, прин­цип территориального распределения власти (все субъекты федерации географически раз­делены), децентрализация государственного управления. В федеративных государствах чаще всего законодательно закрепляется ис­ключительная компетенция федеральных органов, то есть сфера, действовать в кото­рой могут только общегосударствен­ные властные структуры.

К  исключительной  компетенции федеральных   органов  классически относятся: внешняя политика, оборона,   федеральное  налогообложение ние, кредитно-денежная и банковекая системы, гражданство, органи­зация федеральных органов, технологически сложные и опасные отрасли производства (ядерная   энергетика,  военно-промышлен­ный комплекс, транспорт и т. п.).

Также особенностями федерального го­сударственного устройства можно назвать писаную конституцию и двухпалатный парламент, в котором, как правило, верхняя палата представляет все население страны в целом, а нижняя — субъектов федерации.

Большинство федераций построены по территориальному принципу, тем не менее, в некоторых странах все субъекты федерации или часть из них организованы с учетом на­ционального, этнического, языкового, рели­гиозного и т. п. состава населения. Для при­мера, в Канаде девять провинций — англоя­зычные, а одна (Квебек) — франкоязычная.    Можно привести много примеров феде­ративных государств, которые как раз с по­мощью федеративного государственного ус­тройства преодолели внутренние разногла­сия в своих административно-территори­альных образованиях, что позволило сво­бодно развивать региональные особенности каждого из них. Как отмечает по этому по­воду канадский исследователь Рональд Л. Уотте, в основе федерализма лежит призна­ние ценности и целесообразности объеди­нения единства и разнообразия, взаимного приспособления, сохранения и развития, явно отличающихся человеческих сооб­ществ в пределах единого политического объединения. Основной чертой федерализ­ма является одновременное сохранение единства и децентрализации.

Так, древнейшая в мире федерация — Швейцария имеет в своем составе франко­язычные, немецкоязычные, и италоязычные кантоны. При этом из 26 кантонов шесть — франкоязычных и только один италоязычный. Тем не менее, это не меша­ет швейцарцам иметь три государственных языка (немецкий, французский, итальян­ский соответственно) и пользоваться еще ретророманским, который хотя и не являет­ся государственным языком, тем не менее, не запрещен для использования во всех сферах общественной жизни.

Однако, наверное, самым показатель­ным примером федерации для Украины может быть Бельгия. Эта западноевропей­ская страна делится на две части — фла­мандскую и валлонскую. Образованию фе­дерации предшествовал сложный путь вза­имных оскорблений и непримиримых спо­ров между валлонами и фламандцами. По­этому единственным бескровным вариан­том сохранения целостности страны была постепенная перестройка ее на федератив­ных началах. На пути к федерации цен­тральное правительство шаг за шагом пере­давало региональным правительствам свои права и полномочия. В результате прерога­тивами центрального правительства нынче

остались внешнегосударственные отноше­ния, включая участие в политических и экономических союзах, оборона, безопас­ность, финансово-валютная политика. В ведении регионов — энергетика, сельское хозяйство, образование, спорт, туризм, культура и т. п.

Подытоживая бельгийский опыт созда­ния государства, в своем интервью глава комитета по сотрудничеству Украина-Бельгия в бельгийском парламенте Марга­рет Германс подчеркнула, что «Бельгия и Украина, скажем так, находятся в одном «культурном положении*. У вас рядом жи­вут два народа — украинцы и россияне, у нас — валлоны и фламандцы». Поэтому, по мнению, госпожи Германс, вместо того, чтобы пытаться подавить исторические и культурные особенности каждого народа (ко­торые, как показывает практика, неискорени­мы), необходимо искать цивилизованные пу­ти выхода из сложившейся ситуации. Ни в коем случае нельзя посягать на культурные, языковые особенности национальных меньшинств, проживающих в Украине. «Я считаю, выход из ситуации [для Украины] —это создание федеративного государства. Вам необходимо уважать культуру и мнения друг друга, которые удовлетворят обе нации, иначе стране придется разделиться. Однако распад страны — не самый лучший выход».

Камнем преткновения как в Бельгии (в свое время), так и в Украине стал языковой вопрос. Тем не менее, бельгийцы смогли найти выход из положения, изначально намного более сложного, нежели в Украине. Все делопроизводство на государственном и муниципальном уровнях на севере этой страны ведется на фламандском, на юге — на французском языках. В Брюссельском регионе во всех учреждениях гарантируется полное двуязычие. Специальный «брюс­сельский статус», хотя и жесткий, в значи­тельной степени снимает возможность язы­ковых разногласий. Подобный опыт чрез­вычайно интересен для Украины. Это озна­чает, что на региональном (а не на феде­ральном) уровне может быть введено двуя­зычие — два официальных (негосударствен­ных) языка в местах компактного прожива­ния языково-этнических групп.

В Украине к таким регионам могут быть отнесены Крым, Слобожаншина, Донбасс, Закарпатье и др. Опыт решения языкового вопроса в восьми коммунах Бельгии, где введен режим так называемого «языкового содействия», бесспорно, требует изучения. Эти коммуны территориально относятся к Фландрии, но в них значительное меньшин­ство (а иногда и большинство) бельгийцев, которые используют французской язык. И хотя официальным языком является фла­мандский, бельгийцам, разговаривающим на французском, предоставляется право и воз­можность обращаться в учреждения, вести официальную переписку и получать доку­менты на французском языке.

Важно, что госпожа Германс осознает возможное культурное давление на русскоя­зычные части Украины со стороны России и спекуляции вокруг языкового вопроса, су­ществующие в украинском обществе, тем не менее акцентирует внимание на том, что это как раз происходит со стороны Франции в отношении бельгийских    частей Фландрии.

          Более того, такое внешнее давление, по мнению бельгийского парламентария, может и должно способствовать проявлениям консолидации внутри самой страны, воодушевлять жителей на сохранение собственной культуры, языка, национальных традиций и т.п. как видим, госпожа Германс правильно уловила особенности отношений между украиноязычной и русскоязычной частями населения страны. Мы так подробно остановились на рассмотрении особенностей бельгийского федеративного опыта, поскольку сложно не заметить сходств, делающих ситуацию в Бельгии и Украине похожими. По нашему мнению, бельгийский вариант решения «наци­онального вопроса» может если не прямо ис­пользоваться в Украине, то хотя бы служить нормативной моделью для дальнейшего реше­ния разногласий в нашем государстве.

           Понятно, что в современных реалиях институциональные структуры Украины не могут быть просто колеей федеративных моделей государственного устройства, та­ких, как, скажем, в Бельгии, США, Канаде, Германии или Швейцарии. Здесь могут сформироваться во многом новые структу­ры, основанные на гибком объединении принципов федерализма, территориальной и культурно-национальной автономии. Ими могли бы стать самоуправляющиеся регионы, края или земли, в составе которых образовывались бы национальные районы.

          Федерализм в Украине не должен, и не может, быть только слепым копированием западных образцов, более того, он имеет возможности строиться на исконной укра­инской федеративной традиции, которая развивалась украинскими мыслителями на­чиная с эпохи романтизма.

Идея федерализма в Украине имеет глу­бокую теоретическую основу. Сначала она развивались как идея федерации (конфеде­рации) всех славянских народов просвети­телями Х]Х века, деятелями Кирилло-Ме-фодиевского общества и Общества объеди­ненных славян. И поддерживалась и разра­батывалась такими выдающимися личностями, как историк, этнограф и об­щественный деятель Н. Костомаров, поэт и общественный деятель Т. Шевченко и др.

        Впоследствии, в период национального возрождения конца XIX — первой четвер­ти XX веков украинские мыслители высту­пали за перестройку Российской империи на федеративных началах, где бы Украина имела широкую автономию. Подобного рода федералистские мнения выражали ти­таны национальной мысли М. Драгоманов, М. Грушевский, Л. Украинка, И. Франко.

       Четче всего идею федеративного устройства именно для Украины сформировали и разработали историк, общественный деятель М. Дра­гоманов и украинский политичес­кий деятель, экономист, социолог С. Подолинский.

         Мнение М. Драгоманова относительно федеративного устройства лучше всего ил­люстрирует тезис: «В культуре — рациона­лизм, в политике — федерализм, в социаль­ных делах — демократизм». Для ученого фе­дерация является закономерным этапом раз­вития государства, непременно наступающим после того, как государство достигло опреде­ленного уровня централизации, после которо­го следующим уровнем будет децентрализация управления. Федерализм в работах Дра­гоманова должен быть альтернативой авто­ритаризму и самовластию и эволюционным путем должен приводить к драгомановскому идеалу — союзу добровольных ассоциаций свободных и равных личностей с устранени­ем из общественной жизни авторитарных проявлений. Федеративный союз свободных самоуправляющихся громад, по мнению мыс­лителя, имеет очевидные преимущества по сравнению с унитарным государством, пос­кольку создает предпосылки для высшей сте­пени человеческой свободы. М. Драгоманов также предвидел создание двухпалатного парламента, который должен был быть представительным органом и представлять все население государства.

             Важно, что концепция федерализма Дра­гоманова базировалась не только на идее распределения власти между разными сту­пенями, но и на уважении к принципам конституционализма, незыблемости зако­нов государства.

           Иван Франко также соглашался с тем, что каждая нация имеет естественное право на политическую самостоятельность, которая возможна посредством образования автоно­мий краев и народностей. Он приветствовал федеративную республику, где существует политическое и юридическое равенство на­родов. В реформированном обществе, по его мнению, государство изменит свою форму, на первый план выйдет общественное мне­ние, а институты государства будут наделены преимущественно исполнительными фун­кциями. Это позволило бы гарантировать личные права и свободы граждан. Основой его политико-правового мировоззрения бы­ло признание естественных прав человека, их ценности, осознание того, что их гарантия и реализация зависят от формы  государственного устройства и формы правления.

         Другой выдающийся украинский исто­рик, публицист и общественный деятель М. Грушевский также признавал федеративную форму самым совершенным способом госу­дарственного союза с интересами свободного и естественного развития национальной жизни. В своей работе «Освобождение Рос­сии и украинский вопрос» он отмечал: «Вер­ные заветам украинского национально-осво­бодительного движения, которое выдвинуло федеративный принцип будущего устройства отношений политических и национальных и которое неуклонно проводило его начиная от Кирилло-Мефодиевского общества, мы приз­наем федеративные формы наиболее совершен­ным способом государственного союза с инте­ресами свободного и естественного развития национальной жизни...». М. Грушевский счи­тал, что «Украинская Республика в конечном результате будет федерацией земель — объеди­ненными штатами Украины»; «Будет Украин­ская Республика формально называться федеративной или нет, фактически она все рав­но должна организовываться как федерация своих фактических республик-громад. Любое навязывание громадам механической унитар­ности, принудительных связей будет большой ошибкой, которая приведет только к сопротив­лению, реакции, центробежности, или даст ос­нову для новых междоусобиц».

          Федеративные пристрастия выдаю­щегося ученого и политического деятеля также нашли свое воплощение в деятель­ности Центральной Рады. Еще с середины июня 1917 года в Киеве начал готовиться съезд народов-федералистов, который дол­жен был пройти в конце июля. Тогда же на V сессии Украинской Центральной Рады была создана комиссия под председатель­ством А. Шульгина «по созыву съезда наро­дов России, которые добиваются федера­тивного устройства государства».

          Комиссия предлагала вынести в повестку дня восемь вопросов: о будущем федератив­ном устройстве государства, о государствен­ном языке и языке отдельных федеративных частей, о принципах и проектах размежева­ния автономных единиц, о правах нацио­нальных меньшинств, об организации сою­за народов, о путях получения федеративно­го устройства, о текущей политике и такти­ке федералистов, об объеме компетенции центрального органа федерации.

Кроме того, исследовав содержание зако­на «О национально-персональной автоно­мии» от 9 января 1918 года, под которым сто­ит личная подпись М. Грушевского (это сви­детельствует о том, что документу предостав­лялось исключительно важное значение), мы видим, что этим законом Центральная Рада провозглашала право на самостоятельное созидание своей «национальной жизни в пределах УНР неотъемлемым естественным правом наций». Любая нации могла созда­вать на территории Украины собственный национальный союз, которому принадлежа­ло бы исключительное право представитель­ства этой нации перед государственными и общественными организациями.

          Вопрос о федерализме встал еще при об­суждении многочисленных проектов укра­инской Конституции. Но в 1996 году была принята Конституция, где закреплялся уни­тарный характер украинского государства. После 1996 года проблемы территориально-административного устройства обсуждались в контексте Концепции государственной региональной политики, административной реформы на региональном уровне, форми­рования двухпалатного парламента, образо­вания и функционирования еврорегионов и трансрегионального сотрудничества. Но конкретных шагов по решению таких проб­лем не было.

          Необходимо отметить, что отдельные, но довольно существенные элементы автоном­ности существовали во всех областях Укра­ины еще в начале демократических преоб­разований. Так, первые руководители областей (тогда — председатели областных Советов) избирались на местах путем все­народного голосования с соблюдением всех демократических процедур, поэтому мес­тная власть имела достаточно возможнос­тей для проведения собственного полити­ко-экономического курса; к тому же местные Советы и их исполни­тельные комитеты не ограничивалист «сверху» в своих полномочиях относительно осуществления руководящих функций непосредственно на местах. Все это имело большой «плюс» ведь коллегиальный выбор­ный орган, коим является местный Совет любого уровня, и выборный руководитель в значительной степени зависимы от избира­телей, поэтому их довольно сложно заста­вить называть белое черным и наоборот. Именно это и обуславливало значительную самостоятельность регионов, ослабляло их зависимость от центра.

          Нельзя не вспомнить, что в начале 90-х годов Вячеслав Черновил говорил о воз­можном будущем земельном устройстве Украины наподобие федеральных земель в ФРГ. Но эта идея не воплотилась в жизнь.

          Федеративные взгляды в той или иной степени в разные времена выражали почти все представители украинской интеллиген­ции XIX—XX веков, а идеи федерализма для Украины не чужды, они были взраще­ны на исконно украинском грунте и отве­чают особенностям исторического развития нашей государственности.

          Таким образом, вследствие специфики исторического и социокультурного развития Украины, наше государство формировалось под влиянием по крайней мере трех разных традиций: российской, условно «европей­ской» (мы имеем в виду пребывание значи­тельных территорий Украины в составе Ав­стро-Венгрии. Польши, Чехословакии и т. п.) и «восточной», ведь нельзя забывать о влиянии Османской империи, которое не­которое время имело место в украинской истории. Поэтому объективно разными для отдельных регионов являются языковые, культурные, политические и экономические приоритеты. К тому же время от времени не­которые политики пытаются обострить эти разногласия, навязывая западноукраинские культурно-языковые и культурно-истори­ческие традиции русскоязычным восточным областям или, наоборот, отмежевывая инте­ресы Востока от общегосударственных при­оритетов. Как результат такого разнообра­зия влияний, нынче у нас унитарная Украи­на, в состав которой входят представители разных, отчасти даже антагонистических, по­литических культур, проживающих вместе на одной территории.

         На данном этапе развития Украины ны­нешнее административно-территориальное устройство исчерпало свои возможности и яв­ляется не только тормозом для развития страны, но и источником политических конфликтов. Украинская го­сударственная этнократия не обращает внимание на развитие потенциала регионов, пытаясь применить универсальную модель в разных частях нашего государства. Тем не менее реальное положение вещей показывает, что социокультурные разногласия в украинском обществе только обостряются, что приводит к увеличению вспышек антигосударственных настроений в регионах.

       Унитарность государства не всегда являет­ся залогом единства и консолидации, также как и федеративное устройство не ве­дет к отчуждению и расколу. Исторический опыт показывает, что унитарные государ­ства могут существовать и в условиях де­мократии, и в условиях тоталитарного правления, тем не менее федеративные страны нормально функционируют и развива­ются только на демократических началах. Федеративное устройство и тоталитарный режим — вещи несовместимые, особенно тогда, когда федерация построена не по территориальному, а по национальному, историческому или культурному принципу.

       Гиперконцентрация и гиперцентрализация власти привели к тому, что не только львиная доля решений, даже мелочных, принимается в центре. Львиная доля средств, ресурсов, ин­вестиции, которые должны были бы обслу­живать все государство, оседают и работают только в Киеве и только для крайне узкого круга людей. Регионы запущены и посте­пенно деградируют, находятся на ручном управлении. А это приводит ко все­общей безнадежности и апатии. Такая цен­трализация и концентрация власти уже тор­мозит развитие страны в целом.

          В такой ситуации, по моему мнению, именно переход к федеративному политическому и администра­тивно-территориальному устройству Украины на основе мирового опыта и колоссальных отечественных традиций может решить боль­шинство социально-политических проблем ук­раинского общества, укрепит его стабильность и когерентность, создаст новые конкурентные возможности и преимущества в глобальной политической и экономической структуре.

          Украина крайне нуждается в изменении административно-территориального деле­ния. Нынешние области по своему эконо­мическому, социальному потенциалу очень разные. Более того, в некоторых областях, которые могли бы претендовать на авто­номные образования в составе «федера­ции», есть города, регионы, которые давно переросли статус районных (Мариуполь, Кривой Рог, Краматорск, Днепродзер­жинск и другие).

          Украина должна провести широкомас­штабную реформу административно-терри­ториального устройства, которая затронет не только громады, территориальные мас­штабы коих, особенно в сельской местнос­ти, сегодня не являются оптимальными для осуществления там местного самоуправле­ния, но и верховного звена, сложившегося не всегда с учетом географических, эконо­мических, социальных и других факторов.

          Для успешного проведения реформы не­обходимо, чтобы все общество было широ­ко информировано в отношении цели и за­дач этой реформы, а также об особенностях и общественных преимуществах, которые будут получены в результате ее проведения. Надо изменить статус органов местного са­моуправления и провести реальную децен­трализацию власти и четкое размежевание компетенции   и   финансов  государства   и местного самоуправления.

          Федерализация — это объективный и прогрессивный процесс, своеобразный вы­зов XXI века, который в случае распростра­нения его опыта на Украину и постепенно­го, поэтапного осуществления мог бы:

1) укрепить государственное единство и сохранить территориальную целостность;

2) снять градус политического противостояния и борьбы за центральную власть;

3)         предотвратить сепара­тистские проявления;

4)       примирить социально-культурные разногласия между регионами (в отношении языка, истории и т. п.);

5)        побудить к экономическому развитию регионов;

6)        облегчить переход к демократическому правовому государству;

7)       закрепить политическую и этнополитическую стабильность;

8)      обеспечить более широкое активное участие народа в процессах на нескольких уровнях власти (реализацию конституцион­ного принципа народного суверенитета).

          Ни для кого не секрет, что киевоцентричная модель распределения бюджетных средств, согласно которой все финансовые ресурсы из регионов сначала направляются в Киев, а потом уже распределяются из Ки­ева, приводит к тому, что в регионах нет особой заинтересованности в экономичес­ком развитии территории. Львиная доля средств, ресурсов, инвестиций, которые дол­жны были бы обслуживать все государство, оседает и работает только в Киеве и только для очень узкого круга людей. Государствен­ная «уравниловка» просто «убивает» эконо­мические инициативы на местах, поскольку дотации и стимулы для развития производ­ства все равно будут «выкачаны» из более богатых регионов в пользу более бедных.

       Решением этой проблемы может стать так называемый «бюджетный федерализм» при котором каждый уровень бюджетной систе­мы является самостоятельным, владеет соб­ственными финансовыми ресурсами и вы­полняет закрепленные за ним бюджетные полномочия. Бюджетный федерализм позволит преодолеть проблему недостаточ­ного наполнения местных бюджетов и по­высит уровень ответственности местной власти за принятые ею решения.

          Территориальная и по­литико-административная реформы в Украине в федеративном направлении позволят решить ряд непреодолимых разногласий, которые сей­час стоят перед нашим государством, умень­шат трения между Востоком и Западом по политическому, историческому, языковому и этнокультурному вопросам. Этнократия и централизация государствен­ной власти отнюдь не способствуют умень­шению проявлений этого явления, поэтому цивилизованным путем выхода из подобной ситуации является перестройка государства на федеративных началах, где каждому субъекту федерации гарантируется право развитие своих региональных особенностей и потенциала.

       Разумеется, такая реформа такая реформа не может быть проведена без внесения соответствующих изменений в Конституцию Украины. Ведь в действующей Конститу­ции Украины вопрос административно-территориального устройства нашего госу­дарства закреплен в разделах I «Общие принципы», IX «Территориальное устрой­ство Украины» и частично в разделе X «Автономная Республика Крым», Сог­ласно статье 2 Конституции Украина является унитарным государством. Этот принцип — императивный, и без конституционных изменений все раз­говоры о переходе к федеративному устройству, по меньшей мере неумес­тны, а конкретные действия в этом направлении — незаконны. Поэтому переход к полномасштабной федера­тивной модели возможен только в правовом поле и с из­менениями в Конституцию Украины, которые к тому же, согласно статье 156 Конституции Украины, должны быть утверждены на всенародном ре­ферендуме.

       По моему мнению, федератив­ная модель Украины, учитывая сущес­твующую сформированость региональ­ных интересов и элит, может состоять из 5—7 субъектов федерации, каждый из которых мог бы иметь собственный од­нопалатный парламент, который избира­ется населением, и исполнительный орган — правительство, сформированное парла­ментом субъекта федерации. При этом будет ликвидировано 27 областных и приравненных к ним государственных администраций и столько же советов, заметно сократится штат чиновников и бюджетные издержки, значительно усилится местное самоуправление.

         Именно из глав местных правительств целесообразно формировать верхнюю пала­ту обновленного двухпалатного парламента Украины. Тогда как количественно меньше нижнюю палату (не более 300 депутатов) будет избирать весь народ Украины.

          При этом деятельность субъектов феде­рации должна строиться на следующих принципах, заложенных еще в Конститу­ции УНР 1918 года и Европейской Хартии местного самоуправления:

1)все местные дела относятся к юрис­дикции местной власти;

2)федеральное правительство не имеет права вмешиваться в деятельность субъек­тов федерации;

3)федеральное правительство через своих министров только осуществляет контроль за деятельностью местной власти и координацию такой деятельности;

4) споры между федеральным правительством и субъектами федерации решаются в судебном порядке.

       Эти положения отвечают всемирным принципам федерализма. Поэтому, исходя из этой схемы, к исключительной компетенции федерального правительства Украины может быть отнесено:

1.    Гражданство;

2.    Внешняя политика;

3.    Судебная и правоохранительная системы;

4.    Федеральная банковская система и ва­лютная политика;

5.    Координация распоряжения стратегическими ресурсами;

6.    Внешние и общие магистральные пере­возки федеральным транспортом;

7.    Ядерная энергетика;

8.    Оборонная сфера;

9.    Космические исследования;

10.Федеральная связь;

11.Национальная безопасность.

Федерализм для Украины – это не политический жупел, а неотложное требование времени. Уже сейчас, первым этапом возможной федерализации, может стать регионализацияпередача основных управленческих и гуманитарных функций из центральной власти на места, обеспечение финансовой независимости регионов.

           Итак, подытоживая вышеприведенное, необходимо отметить, что федеративное ус­тройство учитывает существующую хозяй­ственную, географическую, этническую, языковую, конфессионную специфику реги­онов Украины. Предоставление историчес­ким землям Украины определенного объема функций, необходимых для решения специ­фических региональных проблем, во-пер­вых, обеспечит развитие как самых регио­нов, так и государства в целом, откроет простор интеграционным процессам в Укра­ине. Во-вторых, позволит найти оптималь­ную модель государственного устройства Украины, которая сочетает преимущества единого государства с самостоятельностью регионов. И, в-третьих, обеспечит единство, соборность Украины, прекратит сепаратис­тские, ирредентистские настроения.

          Как народный депутат Украины, вместе с моими коллегами, я в ближайшее время направлю предложения и поставлю вопрос перед Президентом Украины, Конституционной комиссией и Парламентом о необходимости перехода к федеративной модели управления при приведении Конституционной реформы в Украине.

          Согласно справедливому выражению Мишеля де Монтеня, «наилучшее государ­ственное устройство для любого народа то, которое сохранило его целостность». И, по моему искреннему мнению, именно федеративное ус­тройство для Украины является таковым, ко­торое позволит свободно развивать региональ­ные, языковые, культурные идентичности, уменьшить разногласия и раскрыть экономи­ческий потенциал отдельных регионов.

          Наверное, в развитии каждого общества и государства когда-то наступает решаю­щий момент самоопределения — идти путем территориальных или политических амби­ций или задуматься над устремлениями об­щества и гражданина; строить государство над человеком или государство для челове­ка. Такой момент настал и для Украины. И без искреннего, профессио­нального незашоренного политической де­магогией осмысления государственное будущее народа Украины выглядит крайне призрачным.

  

 

Вадим КОЛЕСНИЧЕНКО,

Народный депутат Украины

Президент Центра исследований федерализма

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.