Путем европейских стандартов: изменения в законы отвечают праву ЕС и США

17 января 2014, 07:46
политический аналитик
0
2874

Это конкретные доказательства соответствия новых норм законодательства Украины праву Европейского Союза и Соединенных Штатов Америки

Заранее хочу извиниться за большой объем этой статьи.

Но принято много, меняющее в законах. Начну с того, как принимали законы.

Как развивались события

С утра парламентская трибуна блокирована представителями «Свободы».

В 10.14 минут появилось сообщение http://www.pravda.com.ua/news/2014/01/16/7009686/ бютовцев Андрея Шевченко и Арсена Авакова: оппозиционеры заблокировали спикера Владимира Рыбака в его кабинете и не имеют намерения его выпускать. «На войне, как на войне» - присовокупил Аваков.

Следуя европейскому политику Авакову, применю военную лексику.

Оппозиционеры, за то, как они по-антиевропейски поступили с гражданскими, политическими и человеческими правами немолодого и заслуженного украинского политика, спикера парламента Владимира Рыбака, достойны называться любимым выражением Юрия Луценко в отношении офицера «Беркута».

Оппозиционеры оказались никчемными тактиками военных действий. Не додумались заблокировать весь зал или походы к парламенту.

Вице-спикер Калетник смог выскользнуть за оперативное кольцо войсковой операции оппозиции. Голосование началось. Бюджет проголосовали карточками.

Оппозиция, видя, что голосов большинства хватает, растерялась. Калетник это понял. Начал ставить на голосование и другие законопроекты.

Несколько оппозиционеров синхронно начали выхватывать карточки прямо у остолбеневших от такого действа голосующих депутатов. Этим и объясняется переход к голосованию руками.

Затем руководители большинства получили упреждающую разведывательную информацию, что оппозиционеры начали обсуждать между собой «вырубание» парламентской электрощитовой, чтобы обесточить зал. Прием известный, его люди Тимошенко применяли 21 февраля 2007 года, смеркается ныне рано.

Оценки голосования: можно согласиться и нельзя

Две, с которыми можно согласиться.

Юриста Института медиа права Игоря Роскладая, заявившего http://www.telekritika.ua/pravo/2014-01-16/89341: «закон був прийнятий Верховною Радою без дотримання процедури, публічного обговорення, без електронної фіксації та фактичного підрахунку голосів».

Как и многие голосования до этого, нормальную парламентскую процедуру обсуждения законов сорвала оппозиция. Или это большинство себя блокировало? Но процедура голосования соблюдена: она позволяет голосование руками. Но опозиция сделала так, что действительно не было «публічного обговорення».

Посол Европейского союза в Украине Ян Томбински, 16 января 2014 года - он «обеспокоен тем, каким образом сегодня в парламенте были проголосованы некоторые законы», ибо «нормы следует принимать с соблюдением надлежащих процедур».

Чьи действия не позволили их соблюсти? Власти или оппозиции?

В цейтноте выдано заявление http://www.pravda.com.ua/news/2014/01/16/7009779/ Государственного департамента США. Его содержание таково: «США висловлюють глибоке занепокоєння тим, що Рада проштовхнула кілька суперечливих законів, не дотримавшись передбачених процедур. Деякі з цих законів обмежать право на мирні протести та свободу слова, піддадуть тиску незалежні медіа та стануть на заваді роботі неурядових організацій".

Обеспокоенность понятна. Несоблюдения процедуры обсуждения законов по вине блокирования парламента оппозицией – тоже. Что касается того, что «деякі з цих законів обмежать право на мирні протести та свободу слова, піддадуть тиску незалежні медіа та стануть на заваді роботі неурядових організацій» - вывод неверен.

Заявление Госдепарламента появилось в 23.53, почти 18.00 по вашингтонскому времени. Юристы госдепарламента не успели сделать экспертизу законопроектов. А вот Томбински молодец. Оценок законов избежал.

Юристы США и ЕС еще оценят законы. И неизбежно придут к выводу: это кальки с европейских норм.

По сути принятых законопроектов.

На первое место поставлю

фактическую ликвидацию депутатской неприкосновенности.

Законом «О внесении изменений в Регламент Верховной Рады Украины» предусмотрено: все факты, связанные с привлечением к уголовной ответственности, задержанием или арестом народного депутата Украины рассматриваются непосредственно на пленарном заседании Верховной Рады при участии всего депутатского корпуса, а не в профильном комитете.

Ликвидировать депутатскую неприкосновенность всегда обещала оппозиция. Когда была властью.

Ликвидировала депутатскую неприкосновенность нынешняя власть.

Следующая новация

введение института заочного уголовного производства.

Отныне не только не обязательно лично присутствовать в суде для рассмотрения своего дела. Отныне и государство получило возможность рассматривать дела против подсудимых, которые уклоняются от прибытия в органы предварительного расследования или суда.

Это калька из европейских норм. Институт заочного уголовного производства работает в законодательстве ряда европейских стран, таких как Франция, Италия, Бельгия, Швейцария. Европейский суд по правам человека не возражает против заочного уголовного производства, если соблюдаются гарантии, обеспечивающие права личности, закрепленные Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

Объясню на простом примере.

То или иное высокопоставленное лицо получило убежище в какой-то стране. Его дело рассматривается в украинском суде. У нашей страны, Украины, есть договор о правовой помощи с тем государством, которое предоставило этому лицу убежище. По этому договору, правоохранители этой страны вручают этому лицу повестку, чтобы никто потом не говорил, что не знал о суде. Оно может включиться в судебный процесс по видео, с адвокатом и так далее.

Все европейские нормы, где соблюдаются гарантии, обеспечивающие права личности, закрепленные Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, соблюдены.

Большая защищенность судей и работников правоохранительных органов

Все мы стали свидетелями беспрецедентного давления на судей в последнее время – распространения безо всякого согласия их личной, конфиденциальной информации. Правильно ее называть персональными данными, как это и установлено законом.

Нынешний закон запрещает «незаконне збирання, зберігання, використання, знищення, поширення конфіденційної інформації про правоохоронців, суддів та їх близьких родичів чи членів сім'ї».

Эта норма связана со статьей 12 закона Украины «Про захист персональних даних», согласно которой «суб’єкт персональних даних повідомляється про володільця персональних даних, склад та зміст зібраних персональних даних, свої права, визначені цим Законом, мету збору персональних даних та осіб, яким передаються його персональні дані». Кто сообщал судьям, что об их месте проживания собирают информацию?

Новый закон дополняет статью 47 закона «Про судоустрій і статус суддів», согласно которой «суддя у своїй діяльності щодо здійснення правосуддя є незалежним від будь-якого незаконного впливу, тиску або втручання». Включая давление при помощи интернета.

Закон о клевете

Клевета, т.е. сознательное распространение недостоверных ведомостей, которые позорят честь и достоинство другого лица, карается штрафом до 50 необлагаемых налогом минимумом доходов граждан или общественными работами до 200 часов, или исправительными работами на срок до 1 года.

Клевета в сочинении, которое публично демонстрируется в СМИ или сети Интернет, или же совершенная лицом, ранее судимым за клевету, карается штрафом от 50 до 300 необлагаемых налогом минимумом доходов граждан или общественными работами от 150 до 240 часов, или исправительными работами на срок до 1 года.

Клевета, соединенная с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, - карается исправительными работами на срок от 1 до 2 лет, или ограничением свободы на срок до 2 лет.

Ситуация в журналистском сообществе.

Одной из причин принятия этого закона стало смешивание в практической работе части журналистов двух вещей. Их работы как журналистов, собирающих и транслирующих информацию и как гражданских активистов.

Журналисты не должны были в вопросе евроинтеграции выступать на какой-то стороне – власти или оппозиции. Или одной идеи – за евроинтеграцию или против.

Но от нескольких журналистов, которые в этот момент думали, что они общественные активисты – мы услышали: власть предала евроинтеграцию.

А это клевета, ибо власть уполномочена на проведение внешней политики.

Но есть и гораздо более распространенная клевета. Это безнаказанность сотен оппозиционных журналистов, обвиняющих людей без всяких оснований и не несущих за это ответственности.

Поскольку меня в университете учили, что, прежде всего, нельзя требовать от других соблюдения модуса операнди, который не соблюдаешь ты сам, то с себя и начну.

Во-первых, я готов нести личную уголовную ответственность за клевету, если я ее допускал, допускаю или буду допускать.

А я клевету не допускал, допускаю и не буду допускать. Никогда ни в телевизионном эфире, ни в публикациях я никогда не допускал выражений "преступный режим Тимошенко", "антинародная сущность "оранжевых", "криминальный клан Ющенко, который рвется к власти».

Во-вторых, я никогда не выступал организатором митинга с политическими целями, не был и не буду гражданским активистом.

Этот закон, я в этом уверен, НЕ задевает интересы подавляющего большинства профессиональных украинских журналистов, знающих, что надо соблюдать закон, сознающих, в чем состоит закон.

Его требования одинаковы во всех европейских странах. Не называть человека преступником до решения суда. Не инкриминировать ему преступления, пока это не установлено судом. Когда тот или иной журналист, без решения суда и вне решения суда говорит, что тот или иной человек «украл», «является преступником» - он нарушает закон.

Применительно ко мне лично: я никогда не называл Юлию Тимошенко, «воровкой», как это делал Инна Германовна Богословская и в первый раз назвал Тимошенко преступником после того, как решение суда в отношении ее не только было принято судом, но и вступило в законную силу.

Во всем мире существует только два способа регулирования журналистской деятельности – государственное и общественное.

С горечью констатирую: за 23 года наши общественные организации журналистов так и не нашли эффективные формы общественного регулирования журналистской работы. Многие, особенно в интернете, бросаются словам «украл», «вор», «мафия», «преступник». Профессиональные организации журналистов молчат в отношении этих людей.

Если Президент Украины подпишет закон, значит – в силу вступит государственное регулирование. Это ответ на бездеятельность попускавших безответственным журналистам.

Европейский опыт уголовного преследования за клевету

Всех желающих прошу ознакомится с блестящей статьей Тараса Назарука на сайте «Телекритика» http://osvita.mediasapiens.ua/material/24548 под названием «Уголовная ответственность за клевету – опыт Польши». Назарук пишет о реальных судебных процессах. Пишет об исках «за статтею 212 Кримінального кодексу, яка передбачає штраф або обмеження волі за наклеп. Якщо особу дискредитували за допомогою ЗМІ, то закон передбачає ще й ув’язнення терміном до 1 року».

Польша – член Европейского Союза. Идем путем европейских стандартов? Наш закон, еще не подписанный главой государства, предусматривает, что за «клевету в сочинении, которое публично демонстрируется в СМИ или сети Интернет карается общественными работами или исправительными работами на срок до 1 года».

Т.е. норма украинского закона - абсолютно европейский подход, совпадающей с польским, страной-членом ЕС.

Тарас Назарук в вышеупомянутой статье приводит и такой аргумент: «суд карає штрафом або позбавленням волі умовно. Та навіть такі вироки наганяють на журналістів страх, оскільки черговий позов за дифамацію автоматично означатиме для них ув’язнення. Це підштовхує засудженого журналіста до самоцензури та уникання тем, які можуть спричинити черговий позов, хоч і можуть бути вагомими для суспільства. Часто не так вирок шкодить журналістам, як т. зв. побічні наслідки. Навіть якщо мірою покарання є невеликий штраф, його ускладнює внесення вироку до Кримінального реєстру, що унеможливлює отримання кредиту в банку чи дотацій. Також журналісту з судимістю відмовляють у акредитації на події за участі перших осіб держави. Окрім цього під час судового процесу його можуть направити на психіатричну експертизу, що трапляється доволі часто. Скасування судимості настає через 3–10 років після вироку залежно від покарання».

Самоцензура – это плохо. Ею заниматься не надо.

Но если следствием принятия в Украине закона об уголовном наказании за клевету станет больший самоконтроль журналистов за каждым словом – это хорошо.

Что же касается косвенных следствий, проблем с кредитом или принудительной психиатрической экспертизы, то как видим, и европейский опыт это позволяет?

Но закон о клевете касается не только журналистов.

Вот 14 января 2014 года политик Анатолий Гриценко заявил, что политик Арсений Яценюк якобы имел доступ к перехватам переговоров «Беркута» и что «из переговоров "Беркута" оппозиция могла узнать о планах разогнать Евромайдан и спасти избитых студентов».

Эти слова политика Гриценко на «Громадському телебаченні» политик Яценюк может расценить как клевету, которая публично демонстровалась в СМИ или сети Интернет, и требовать наказания Гриценко. Если, конечно, решит, что закон имеет обратную силу, и под него подпадают правонарушения, совершенные до его принятия. Прецеденты были. Но и Гриценко наконец-то обязан будет по решению суда представлять доказательства своих слов.

Вот так за правом за свободу слова наступает ответственность за него.

Но самое главное.

Закон защищает от клеветы обычного человека и солидные учреждения. Мы сталкиваемся с опасностью для отдельных структур, например, банков. В свое время против крупного банка, филиала уважаемого немецкого учреждения, была задействована крупная пиар-атака с применением печатных СМИ и Интернета, вызвавшая отток депозитов и текущих средств. Банк потом задешево. Теперь за подобную кампанию в СМИ можно будет загреметь за решетку.

Определение получателей зарубежного финансирования как «иностранных» агентов

Закон определяет, что «громадське об’єднання, яке виконує функції іноземного агента це громадське об’єднання, що для забезпечення своєї діяльності отримує грошові кошти або майно від іноземних держав, їх державних органів, неурядових організації інших держав, міжнародних неурядових організацій, іноземних громадян, осіб без громадянства або уповноважених ними осіб, що отримують грошові кошти чи інше майно від вказаних джерел, а також  бере участь, в тому числі в інтересах іноземних джерел, в політичній діяльності на території України".

Это очень неприятно для многих – назвать себя иностранным агентом. Но закон надо выполнять.

И мне было бы его выполнять не приятно. Лет пятнадцать назад я был среди людей, которые получали гранты от американских учреждений.

Но неприятно – это не оправдание, и не объяснение.

Вот статья http://www.pravda.com.ua/articles/2010/11/3/5540741/ Сергея Лещенко из «Украинской правды» о том, что в США регистрация иностранных агентов обязательна. Лещенко пишет: «За американськими законами, лобісти та представники іноземних компаній та політиків мають реєструватися у відповідному підрозділі Мінюсту. З півторарічною затримкою ці дані оприлюднюються на сайті американського відомства».

Закон США о регистрации иностранных агентов называется «The Foreign Agents Registration Act».

Он обязывает иностранных агентов регистрироваться в отделе регистрации иностранных агентов Управления контрразведки Департамента национальной безопасности Министерства юстиции США (FARA Registration Unit - Counterespionage Section - National Security Division - Department of Justice).

Кто такие «иностранные агенты» - по американскому закону?

Закон США определяет, что это - физические и юридические лица: партнерства, ассоциации, корпорации, организации и любые комбинации физических лиц, действующие по соглашении с иностранной организацией. Наличие контракта между ними не обязательно - достаточно взаимного вербального согласия.

Иностранный агент должен предоставлять по требованию властей документы и записи, связанные с его деятельностью. Наказание за неисполнение закона, за предоставление неверных сведений, за не предоставление должных копий документов и фактов - штраф до 10 000 долл., или до 5 лет лишения свободы, или и то, и другое.

Если абстрагироваться, от эмоций, то этот закон легитимизирует то, что многие грантополучающие организации и так делают. Они ведь пишут о том, что та или иная из активность осуществляется при поддержке, читай – при финансировании тех или иных зарубежных организаций.

А теперь они сами, гласно, публично, прозрачно, везде будут указывать, на чьи деньги они делают свою работу.

Одной из причин принятия этой нормы стало то, что многие общественные организации по сути стали только на одну позицию – выступления против законного права власти осуществлять ту внешнюю политику, на которую власть уполномочена.

Имели ли они на это право?

Да, несомненно. И никто на это право не посягает. Но ныне каждый, читающий их материалы, всегда может прочитать, что их деятельность поддерживается той или иной зарубежной организации. И сделать вывод об интересах, которые отражены в том или ином материале.

Обращаю Ваше внимание и на то, что эта норма закона, когда она заработает, упростит деятельность журналистов.

Вот Сергей Лещенко в вышеупомянутой статье  http://www.pravda.com.ua/articles/2010/11/3/5540741/ на основании сведений, полученных по американскому закону «The Foreign Agents Registration Act» - пишет о деньгах, которые украинские политики передавали американским лоббистам.

И еще одно важное.

Норма закона не касается только тех организаций, которые получают деньги из США или ЕС. Иностранный агент – применимо и к тем, кто получает средства из России. Правда, если кто-то будет об этом говорить публично, он должен иметь доказательства. Иначе подпадет под действие закона о клевете.

Запрет участнику протеста скрывать свое лицо

Мирный протест – это выражение личных взглядов. Протестую, личность не должна скрывать не только свои взгляды, но и себя саму.

Поставлен надежный барьер на пути политического гастарбайтерства, когда протестуют за деньги. И тем более – когда кто-то хочет реализовать право протестовать, а ответственность за реализацию своего права нести не хочет. Безответственность наказуема.

Просто истерику в украинском сегменте интернете вызвала норма закона Про внесення змін до Закону України "Про судоустрій і статус суддів" та процесуальних законів щодо додаткових заходів захисту безпеки громадян», согласно которой будут давать 15 суток за "участь в зборах, мітингу, вуличному поході, демонстрації, іншому масовому заході у масці, шоломі або з використанням інших засобів чи способів маскування з метою уникнення ідентифікації особи, або наявність у особи, яка бере участь у такому заході, відкритого вогню, піротехнічних засобів (освітлювальних, сигнальних, імітаційних), зброї, спеціальних засобів самооборони, заряджених речовинами сльозоточивої та дратівної дії, вибухових чи легкозаймистих речовин, предметів, спеціально пристосованих чи заздалегідь заготовлених для вчинення протиправних дій, а також участь у такому заході без дозволу органів внутрішніх справ у форменому одязі, що повторює або схожий на формений одяг працівників правоохоронних органів чи військовослужбовців».

Это полностью соответствует европейским нормам.

Два аргумента.

Уголовный Кодекс ФРГ, §125, называется "Нарушение мира (спокойствия) в регионе".

Он определяет: "кто совершит насильственные действия против людей или имущества, или угрозу насилием людям, выступая в составе толпы, совместные силы которой угрожают общественной безопасности, и при этом совершает указанные действия как исполнитель или соучастник, либо кто активно демонстрирует свою готовность к подобным действиям, - наказывается лишением свободы на срок до трех лет или штрафом, если содеянное не наказывается более строго по другим предписаниям уголовного закона".

В 1989 году в ФРГ вступил в силу закон о борьбе с терроризмом, предусматривающий уголовное наказание за поведение во время демонстраций и митингов: ношение спрятанного оружия, маскировку своей внешности, использование защитных шлемов и щитов.

Поправками к Уголовному Кодексу ФРГ 1987 года предусмотрено уголовное наказание за маскировку лица - лишение свободы на срок до 1 года.

Вывод: по украинскому закону – срок 15 суток год. Он гораздо либеральнее немецкого.

В ФРГ лицо, которое имеет при себе предметы, которые по их характеристикам пригодны и предназначены для причинения телесного повреждения лицам или повреждения имущества, нарушает порядок ношения униформы на указанных мероприятиях, оказывает сопротивление с использованием силы, карается лишением свободы на срок до трех лет или штрафом.

Вывод: по украинскому закону, который запретил применение «спеціальних засобів самооборони, заряджених речовинами сльозоточивої та дратівної дії, вибухових чи легкозаймистих речовин» – срок наказания 15 суток. Он гораздо либеральнее немецкого.

Уголовная ответственность за экстремизм

Три года при рецидиве могут давать за эти действия – «виготовлення, зберігання з метою збуту чи розповсюдження, а також збут чи розповсюдження екстремістських матеріалів, в тому числі через засоби масової інформації, мережу Інтернет, соціальні інтернет-мережі, використання чи демонстрування екстремістських матеріалів перед масовим зібранням людей, в тому числі на зборах, мітингах, вуличних походах, демонстраціях, публічні висловлювання чи заклики екстремістського характеру, а також фінансування зазначених дій або інше сприяння їх організації чи здійсненню, в тому числі шляхом надання інформаційних послуг, грошових коштів, нерухомості, навчальної, поліграфічної чи матеріально-технічної бази, телефонного, факсимільного чи інших видів зв'язку».

Закон содержит исчерпывающий перечень того, что понимается под «экстремистскими материалами». Для грамотного судьи этого достаточно.

Мне кажется, что нет нужды напоминать о призывах к насильственному захвату государственной власти, прозвучавших от политиков Турчинова и Пашинского 8 декабря 2013 года. Ну хорошо, одно, с использованием интернета, Турчинова, напомню: http://nbnews.com.ua/ru/news/107379/ «Мы будем стоять здесь, пока белый флаг капитуляции не будет развеваться над Кабинетом министров и Администрацией президента».

Это полностью соответствует европейским нормам.

Один аргумент.

Резолюция Парламентской Ассамблеи Совета Европы №1344 «Об угрозе для демократии со стороны экстремистских партий и движений в Европе» призвала государства-члены Совета Европы предусмотреть в законодательстве ограничения свободы высказываний, собраний и ассоциаций в целях борьбы с экстремизмом. Ввести действенные наказания, которые выполняли бы роль сдерживающего фактора, в частности, за публичные призывы к насилию, расовой дискриминации и нетерпимости. ПАСЕ рекомендовала принять законодательство с целью внедрения административных процедур, препятствующих распространению экстремистской идеологии с помощью новых информационных технологий».

Уголовная ответственность за препятствование в работе государственных учреждений

Закон предусматривает, что «блокування будівель чи споруд, що забезпечують діяльність органів державної влади, органів місцевого самоврядування, об'єднань громадян, з метою перешкоджання нормальній роботі підприємств, установ, організацій караються обмеженням волі на строк до п’яти років або позбавленням волі на той самий строк"

Это калька из законодательства ФРГ.

Немецкий нормативный акт "Баннмайленгезетц") определяет территории, где проведение массовых акций категорически запрещено, независимо от их характера или направленности. К ним этим относятся столичный правительственный квартал в Берлине, где находятся резиденции и ведомства президента и канцлера, Бундестаг, федеральные министерства, территорию резиденции Федерального Конституционного суда в Карлсруэ. В каждой федеральной земле ФРГ есть такие территории, пределы которой определены. И наказание здесь – тюрьма.

Обязанность собственников SIM-карт подписывать соглашение с  операторами связи.

Закон устанавливает, что «надання телекомунікаційних послуг із використанням ідентифікаційних телекомунікаційних карток здійснюється на підставі укладеного між оператором телекомунікацій і споживачем телекомунікаційних послуг договору в порядку, передбаченому законодавством".

В 2004 году и сейчас, в 2014 году имели место многочисленные случаи sms - угроз, присланных с использованием телефонной связи. Сейчас безопасно угрожать будет сделать значительно труднее.

Запрет на анонимность телефонной связи предусмотрен законодательством ФРГ.

В этой стране все регулирование связи находится в компетенции Федерального агентства по электричеству, газу, телекоммуникациям, почте и железным дорогам. Каждый, кто покупал SIM-карту в Германии, знает: «Бундеснетагентур» запретила любые анонимные способы подключения к телефонной связи. Идешь, предъявляешь свой зарубежный паспорт, а гражданин Германии – свое пластиковое удостоверение личности, получаешь номер, платишь деньги по счету.

Немецкий журнал «Фокус» 25.01.2008 года сообщает, что http://www.focus.de/politik/deutschland/gesetzesluecke_aid_235072.html «начиная с 01.01.2008 мобильные операторы в Германии обязаны сохранять данные по телефонным соединениям всех граждан Германии в течение 6 мес. С 1-го января 2009 также сохраняются все данные по интернет соединениям в течение 6 мес. Сохранению подлежат данные кто с кем имел контакт по фиксированным и мобильным телефонам а также по Email. В случае с мобильными телефонами также фиксируется месторасположение абонента. Эти данные могут быть переданы мобильными операторами полиции и прокуратуре в рамках расследования уголовных дел».

Эту норму еще предстоит внести в украинское законодательство.

И следует, конечно, дождаться официального сообщения о том, что Президент Украины подписал принятые парламентом законы.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.