КРАХ ИНЖЕНЕРА КУЧМЫ

29 апреля 2011, 07:42
0
1450

Как бы парадоксально это ни звучало, но все «политические» уголовные дела с «делом Кучмы» во главе - это «плюс». Они выступают в качестве стимула, потому что ставят ребром вопросы о частной собственности, защите от политических преследований и т.д.


Уголовное дело против бывшего президента Леонида Кучмы вышло на новый виток. Со слов представителя интересов жены Георгия Гонгадзе, Генеральная прокуратура завершила расследование, так как потерпевшую сторону пригласили в ГПУ для ознакомления с материалами. В свою очередь, адвокаты экс-президента подали в прокуратуру ходатайство о назначении экспертов с приложенным списком иностранных специалистов для проведения фоноскопических экспертиз записей, сделанных майором Мельниченко в президентском кабинете. Линия защиты в данном случае прорисовывается достаточно ясно – опротестовать ключевое доказательство, на котором базируется обвинение Леонида Кучмы. Впрочем, независимо от того, чем завершится уголовное преследование дважды президента, уже сегодня можно сказать, что главная заслуга «дела Кучмы» - это актуализация в повестке дня ряда вопросов, способных повлиять на будущее Украины.

В первую очередь, «дело Кучмы» – это удар по системе круговой поруки, продемонстрировавший новейший сдвиг в психологии украинских правящих группировок. Раньше, несмотря на любые проклятия, оскорбления и обвинения, будь то перепалка между Ющенко и Януковичем в прямом эфире во время президентских выборов 2004-го года или призывы Тимошенко на Майдане идти на штурм Администрации президента, дальше слов дело никогда не продвигалось. Все понимали, что это обязательная «фишка» сюжета, необходимые слова роли, которую политические актеры играют на сцене. Да, тогдашние оппозиционеры могли в открытую называть президента Кучму и его режим «антинародными» и «бандитскими», провластные политики обвинять оппозиционеров в криминале, а все вместе обвинять друг друга в чем угодно, вплоть до государственной измены, на деле же существовало негласное правило в стиле «ворон ворону глаз не выклюет». То есть, существовала круговая порука, связывавшая всех, независимо от принадлежности к «оранжевым» или «региональным», «красным» или «белым», национал-демократам или коммунистам. «Дело Кучмы» - самый крупный гвоздь, прибивший на стену транспарант со словами, что неприкасаемых в Украине больше нет. Если даже дважды президент, создавший достаточно жесткую вертикаль власти, сегодня вынужден посещать Генеральную прокуратуру, что уже говорить о любых других политиках и бизнесменах.

Одной из фирменных «фишек» президента Кучмы было умение выстраивать модели сдержек и противовесов: между самыми влиятельными олигархическими кланами, между центральной властью и местными элитами, между силовиками из прокуратуры, милиции и Службы безопасности Украины, между политиками из своего окружения, между крупными феодалами в лице олигархов и служилым дворянством из высшей бюрократии, силовиков и судейских, в конце концов.

Завершая свой президентский срок, Кучма постарался продумать страховку, которая помогла бы ему спокойно отойти от политической активности. Но тогда возникает вопрос: а почему же не сработали гарантии, выданные Леониду Кучме в конце 2004-го? Для того, чтобы дать ответ, нужно восстановить структуру событий того времени. Итак, в конце ноября-декабре 2004-го президенту Кучме удалось провернуть последнюю из своих удачных комбинаций. В то время как Киев и другие города Украины охватили массовые протесты, Кучма стремился привлечь в столицу максимальное число зарубежных политиков для участия в переговорах с участием его самого, Виктора Януковича и Виктора Ющенко.

Спрашивается, зачем? Дело в том, что наблюдалась четкая тенденция, которой Кучма поспешил воспользоваться. В поисках собственных политических дивидендов в конфликт под названием «оранжевая революция» включилась целая череда деятелей как иностранного, так и международного класса. Уже в первые дни после начала протестов, в конце ноября 2004-го Украину с целью посредничества посетили: Генеральный секретарь Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе Ян Кубиш, президент Литвы Валдас Адамкус, Генсек Совета Европы и Верховный представитель по общей внешней политике и политике безопасности Хавьер Солана, президент Польши Александр Квасьневский и министр иностранных дел Влодзимеж Цимошевич, председатель Госдумы России Борис Грызлов. Но на ведущие роли сходу выдвинулись двое: президент Польши Квасьневский и Генеральный секретарь СЕ Солана, которые и задали формат, в котором происходило урегулирование конфликта между двумя претендентами. Именно они и дали Кучме гарантии спокойной пенсии, а главное, выступили в качестве свидетелей (или нотариусов, как кому угодно), закрепивших обещания, выданные следующим президентом предыдущему.

Казалось бы, уход дважды президента со своего поста было уже делом решенным, но даже эту битую карту Кучма умудрился выложить на стол как козырь. В обмен на цивилизованную передачу власти он стремился получить гарантии цивилизованного отношения к уходящему президенту. Говоря простым языком, использовал формат переговоров с участием иностранных политиков для того, чтобы выторговать у будущего победителя (независимо от того, кто им окажется, Ющенко или Янукович) гарантии личной безопасности и, конечно же, для семейного бизнеса – империи своего зятя Виктора Пинчука, женатого на единственной дочери экс-президента.

Где же эти гарантии сегодня? Александр Квасьневский по состоянию на сегодняшний день уже не является ни президентом Польши, ни деятелем международного уровня. Аналогично отошел от активных дел и Хавьер Солана. Кубиш принимал участие только в первом раунде переговоров, но когда стала побеждать линия Квасьневского и Соланы, внезапно охладел к ситуации и больше не появлялся. Российская сторона никаких гарантий Кучме не давала, поскольку поддерживала конкурента Ющенко, а Кучма, по их мнению, откровенно «сливал» их кандидата. Что касается Адамкуса, то его участие было нужно для массовки, он фигура не той величины, чтобы давать гарантии. Теперь становится понятно, почему страховка не сработала – гаранты спокойной старости Кучмы отошли от дел и гарантии фактически обнулились. Поэтому даже если бы бывший президент и попытался апеллировать – к международным организациям, к иностранным политикам ли – это был бы разговор слепого с глухим. И независимо от мотивов, будь то попытка «раскулачить» бизнес президентского зятя Виктора Пинчука, придать «пленкам Мельниченко» статус официально признанных доказательств, «дело Кучмы» - это свидетельство краха модели неправовых, а точнее сказать, феодальных гарантий бывшему главе государства. Краха не просто персонального пакета гарантий для Кучмы, а любых гарантий безопасности и собственности в Украине в принципе. В широком смысле - это удар по системе феодальных отношений. Что особенно парадоксально, если учесть, что новая власть функционирует по тем же самым правилам и, скорее всего, планирует продолжать это делать и в дальнейшем. А это означает минимум два новых ракурса «дела Кучмы», которые мало кому интересны сегодня, но обязательно возникнут на повестке дня через 5 или 10 лет.

Во-первых, неминуемый вопрос о статусе бывшего президента, который будет включать и гарантии от политических преследований. Кстати, забавно, но на закате эпохи Кучмы в Верховной Раде рассматривались несколько законопроектов такого рода. Правда, ввиду слабого интереса самого Кучмы ни один из них так и не был принят.

И, во-вторых, проблема выхода из ситуации. Понятно, что слишком велик соблазн решить с помощью «дела Кучмы» свои тактические задачи – для кого-то добиться передела собственности, для кого-то набрать политические очки для дальнейшей карьеры, для кого-то подвесить «на крючок» сразу нескольких политиков, чьи голоса, «похожие на голоса Медведчука, Литвина и т.д.» фигурируют в записях майора Мельниченко. Но преследование бывшего президента, пусть и не обладающего политической «крышей» - это опасный прецедент. Можно провести параллели, например, с Южной Кореей, где бывших президентов Чон Ду Хвана и Ро Де У от тюремного заключения не уберегли ни гарантии, ни практически всевластный статус во время пребывания в офисе, пока практику уголовного преследования не прекратил Ким Дэ Чжун. Поэтому спустя несколько лет украинской власти – независимо от того, останется президентом Янукович или это будет кто-то другой – придется искать пути урегулирования такого прецедента, чтобы уголовное преследование бывшего главы государства не превратилось в традицию.

И еще один важный ракурс «дела Кучмы» заключается в противостоянии феодальной системы отношений, которую сознательно создавали в Украине последние 20 лет, и несуществующей модели правового государства, которую сознательно разрушали и дискредитировали все те же 20 лет. Сегодня и представители бывшего президента, и оппозиция, и «дружественные» им СМИ могут сколько угодно жаловаться на «политические репрессии» в стиле овец, задираемых волками. Вот разве что никто из этих людей – ни экс-президент Кучма, ни экс-премьер Тимошенко, ни один из бывших министров и высоких чиновников, сколько бы ни старались сыграть роль невинных овечек, на деле никогда ими не являлись и не являются. Нужно четко понимать, что все вместе и каждый в отдельности – это люди, которые более 10 лет формулировали и внедряли в жизнь те самые правила, по которым сегодня функционируют украинское общество, бизнес, власть, средства массовой информации etc – политическое «крышевание», работа «под кем-то», покупка и шантаж судей, давление на бизнес с помощью милиции, СБУ и налоговиков, уклонение от уплаты налогов, вывод денег за рубеж, оформление собственности на оффшорные компании, и многое-многое другое.

Поэтому жалобы на «политические репрессии», честно говоря, не совсем уместны. Чтобы сделать политические преследования невозможными, не нужно изобретать велосипед. Есть доказавшие свою эффективность рецепты в виде независимого и объективного суда, действующего, а не декларативного, законодательства и боеспособной адвокатуры. И времени, а тем более возможностей создать все это за прошедшие 20 лет украинская элита имела более чем достаточно.

Так что, как бы парадоксально это ни звучало, но все «политические» уголовные дела с «делом Кучмы» во главе несут в себе определенный «плюс». Они выступают в качестве стимула, потому что ставят вопросы о частной собственности, защите от политических преследований, независимой судебной системе и множестве других ребром. И чтобы ответить на этот вызов, украинские элиты должны будут либо попытаться создать хотя бы какое-то подобие эффективной судебной системы и зубастой адвокатуры – а в сумме это означает начало движения в сторону правового государства - либо продолжать трястись в ожидании повестки в прокуратуру и камеры в СИЗО при каждой смене власти.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.