Развенчание facebook-революций

20 мая 2011, 11:05
0
2153

Facebook-революция не работает, невзирая ни на какие технические новшества и технологии, без таких слагаемых как объединяющая идея, организационная структура, программа действий и авторитеты, направляющие протест.


19-го мая Украина окончательно развенчала бренд facebook-революций. Две попытки организовать украинский аналог «Дня гнева» не оправдали прогремевшее на весь мир название, собрав 14-го числа 500, а 19-го 5000 протестующих. Хотя на самом деле преувеличенную роль facebook, как и любой другой коммуникации, развенчал еще Владимир Ленин. Никто не спорит, «почта, телефон, телеграф» бесценны в качестве средства связи, но революцию делают революционеры, а не коммуникации. Facebook как новый аналог «почты, телефона, телеграфа» может помочь в организации, но не выйдет вместо вас протест с плакатом в руках.

Призрак Майдана

Украинский «День гнева», который, по замыслу организаторов, был призван стать отправной точкой массовых протестов, чуть было не вышел комом. То ли к счастью, то ли, к сожалению, но этого не случилось. В субботу, 14-го мая, четко по классике, спасение пришло, откуда не ждали. Когда уже казалось, что акция, собравшая около 500 человек, закончится также бледно, как и началась, включились силы спецподразделений «Беркут». «Беркутовцы», разгоняющие демонстрантов и пакующие активистов по автобусам, оживили телевизионную картинку и застолбили ей место в прайм-тайм и первых страницах. Митинг 19-го числа был более многолюдным, но, во-первых, скатился до узкопрофильных лозунгов, интересных только частному мелкому бизнесу, а во-вторых, не скрывал готовности протестовать под крылом людей из окружения Юлии Тимошенко.

С одной стороны, логику власти можно понять – ей везде, даже в самом безобидном плакате или митинге чудится Майдан. Власть напугана Египтом, Тунисом и Сирией, ее начинает трясти от таких слов, как «День гнева» и facebook. Поэтому любые попытки гражданского протеста стараются задушить в зародыше, натравливая на демонстрантов абсолютно неоправданное количество милиции и спецназа. С другой, если уж власть задалась задачей подавлять протесты, то можно было бы переиграть протестантов, действуй она гибче. Первый «День гнева» можно было просто показать по телевидению. Картинка с пятью сотнями участников отбила бы у желающих охоту протестовать лучше дубинок и сапог спецназовцев.

Впрочем, успех или неуспех отдельных гражданских акций – вопрос точечный. А оценка их результатов - относительна. Скажем, акцию «Восстань, Украина!» осенью 2002-го тоже с трудом можно назвать успешной. А в долгосрочном ракурсе она оказалась одним из подготовительных этапов массовых протестов на Майдане, которые ошеломили и Украину, и весь мир.

Пять слагаемых неуспеха

Единство времени, места и действия – три классических условия любой результативной акции. Что же не так с украинским «Днем гнева»?

Во-первых, протестное движение – только часть общественно-политической активности украинцев. И причина низкой эффективности протестов – в слабой общественной активности граждан в целом, которые, как показывает практика, в основной массе не готовы, боятся, не умеют, а самое главное, не желают учиться отстаивать свои права. Вторая причина низкой активности заключается в экономических факторах. Экономический кризис заставил простого украинца более жестко ощутить свои экономические интересы, а значит, сконцентрироваться на том, чтобы прокормить семью, заплатить за квартиру, купить самые необходимые товары и продукты питания. На первый план выдвинулась проблема выживания, задвинувшая далеко в конец списка политические дискуссии и симпатии. Добавим к этому и недовольство украинской политиков и фигурами, которые плавают на ее поверхности, что еще во время местных выборов 2010-го выразилось в спаде политической активности.

Во-вторых, невиданный рост народного гнева по отношению к власти – это миф. Недовольство и разочарование действительно присутствуют, но их результат – скорее, апатия, чем готовность выходить на улицы. Информационную волну активно формируют и продвигают организации, живущие на западные гранты. Логика здесь проста: деньги выделяются только на борьбу против «антинародного» и «недемократического» режима. Поэтому чем больше будет криков о том, что «власть завинчивает гайки», тем больше инвестиции с Запада. Простой пример – во время «демократической» пятилетки Ющенко размеры «технической помощи» (так стыдливо называются деньги с Запада) год от года сокращались.

Если же обратиться к аргументам в виде социологии, то ее данные опровергают сообщения о горячем народном гневе. Так, если основываться на данных Центра Разумкова, то, по состоянию на апрель 2011-го, 63,8 % опрошенных считали, что ситуация в Украине развивается в неправильном направлении, 14,2 % поддерживали развитие событий, а 22 % колебались с ответом. 63,8% несогласных - далеко не самый высокий показатель даже за последние три года. Скажем, под занавес правления Ющенко, в октябре 2009-го действия власти не поддерживали 81,1% украинцев, а рекордным в этом плане был декабрь 2008-го, когда количество «несогласных» достигло абсолютного пика в виде 85,4 %. Впрочем, и тогда на улицу никто не выходил, витрины не бил, машины не жег, а раскачать простого украинца на обычный пикет перед ЖЭКом или районной администрацией было чем-то нереальным. Выходит, что одного только высокого количества недовольных оказывается мало для протеста.

В-третьих, массовые уличные протесты возможны только тогда, когда есть четкая организационная структура, позволяющая канализировать народное негодование в непосредственное участие в митинге. Скажем, в 2004-м году такую организационную структуру, пусть и в зачаточном и очень ограниченном виде, но смогла организовать оппозиция. Запал сработал – увидев или услышав о том, что на Майдане в Киеве разбивают палатки и готовятся протестовать «до победы» – в столицу бросился съезжаться народ со всей Украины. Сегодня же, как видим, организационной структуры предпринимателей не хватило для того, чтобы организовать полноценный и долговременный уличный протест. Впрочем, 5 тысяч человек под Верховной Радой – тоже результат. Но вот люди, далекие от базаров, кассовых книг и единого налога отнеслись к акции равнодушно. Выходит, что одной структуры тоже недостаточно.

В-четвертых, инициаторы «Дня гнева» должны предложить близкую сердцу многих украинцев повестку дня. Предприниматели, студенты, учителя – все, кто запомнился протестами за последние несколько месяцев, совершают два просчета. Они слишком зациклены на антитезисе – но, протестуя против точечных инициатив власти, сами не предлагают никаких идеологических, политических, экономических ориентиров на будущее. А кроме того, зациклены на своих собственных мелкокоммерческих, молодежных, образовательных проблемах, не предлагая точек соприкосновения шахтеру, сантехнику, менеджеру, продавцу, официанту… А в итоге оказываются неинтересны всем остальным украинцам, не видящими с ними ничего общего.

В-пятых, самой жесткой таблеткой, последствия которой ощущаются до сих пор, оказался Майдан. Майдан помог поверить в свои силы, в то, что свои права можно отстаивать, что украинец может успешно противостоять власти. И в то же время сделал жестокую прививку от протестов. С одной стороны, народ воспринимал митинг на Майдане как средство для протеста против фальсификации выборов и борьбы за «светлое будущее». Что касается представителей так называемого «оранжевого» лагеря, то они, щелкая за зубами за спинами Ющенко и Тимошенко, превратили Майдан в «ярмарку вакансий» по разбору теплых мест при новой власти. Уникальное воодушевление сменилось настолько же сильными разочарованием, апатией, неверием. Все обещания, которые давались с трибуны под аккомпанемент гимна и с рукой, прижатой к сердцу, оказались банальным обманом. И если рассматривать «тогда и теперь» в сравнительном разрезе, то: а) народ не доверяет сегодняшней оппозиции, которая ассоциируется у него с обманом на Майдане; б) оппозиция снова предлагает помочь свергнуть «плохую» власть и привести к власти «хорошую» оппозицию, не обозначая никакой программы действий при власти. Программы, которая была бы интересна простому украинцу и позволила бы ему объединиться вокруг политического лидера или политической силы. А украинец, который уже однажды помог «хорошим» против «плохих», а вернувшись домой, обнаружил, что «хорошие» воруют и обманывают еще более резво, чем плохие, больше не хочет наступать на такие же грабли. Так что протестовать только, чтобы снова трудоустроить Тимошенко и других оппозиционеров, не желают даже ярые противники нынешней власти.

Facebook глючит

Украинские «Дни гнева», при всей важности такого процесса как защита своих прав, на практике неумолимо доказали важный вывод. А именно: facebook-революция не работает, невзирая ни на какие технические новшества и технологии, без таких слагаемых как объединяющая идея, организационная структура, программа действий и авторитеты, направляющие протест.

А еще, что особенно парадоксально и нелогично, украинские «Дни гнева» четко показали: власть готова до последнего бороться со следствием в виде новых «Майданов» и «Дней гнева». А вот задуматься над тем, чтобы не давать повода для протестов, то ли не готова, то ли не желает, то ли все вместе. Проще говоря, игнорирует причины, люто ненавидя и подавляя следствия. Все равно, как алкоголик, который в редкие минут просветления крушит пустые бутылки, но даже не задумывается над тем, чтобы бросить пить.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.