Четыре измерения украинской интеграции в Европу

9 июня 2011, 09:32
Старший научный сотрудник Института евро-атлантического сотрудничества, Киев
0
3319

Внутри- и внешнеполитические выгоды сближения между Украиной и ЕС (''Geopolitika'', Литва)


Насколько Европейский Союз важен для Украины, а Украина значима для Европы? Часто дискуссии на этот счет касаются в первую очередь или даже исключительно экономической пользы украино-еэсовского сотрудничества. Однако, ряд политических аспектов не менее значителен, нежели финансово-торговые или социальные риски и выгоды постепенного включения Украины в европейские структуры.

 Европеизация как «секьюритизация»

 Во-первых, Украина до сих пор представляется относительно изолированной страной в системе международных отношений. Хотя она и является членом таких организаций, как ООН, ВТО, ОБСЕ, Совет Европы, украинское государство остается вне основных экономических блоков и военных союзов северного полушария. Учитывая такое, в контексте практики других стран этого региона, нетипичное положение, любое дальнейшее сближение между Брюсселем и Киевом может только приветствоваться. Оно будет способствовать неформальной политической «секьюритизации» и фактическому, если не юридическому погружению Украины в развивающуюся европейскую систему безопасности, сотрудничества и взаимопроникновения.

Недостаточная институциализация связей Украины с внешним миром должна постоянно уменьшаться, даже если сейчас это возможно делать только относительно небольшими шагами. В ближайшем будущем Украина должна заключить как можно больше соглашений низкого и среднего уровня с ЕС и странами Союза, которые шаг за шагом углубили бы интеграцию ее государства в общеевропейские структуры. В далекой перспективе это привело бы к полноправному членству Украины в Европейском Союзе, а также, в случае согласия украинских политических элит, к членству в НАТО. Собственно, на момент вступления Украины в Европейский Союз членство в НАТО уже не будет таким актуальным. Это связано с тем, что в следующие годы ЕС будет и далее развиваться в сторону общеевропейской квазифедерации и полугосударства. Наиболее вероятно, европейская интеграция еще больше углубится, и Европейский Союз станет и формально оборонным союзом, который будет предоставлять однозначные гарантии безопасности странам-членам (в Лиссабонском договоре на это уже есть намеки). Во всяком случае, большинство членов ЕС являются членами НАТО, а большинство стран НАТО являются членами ЕС.

 Европеизация как фактор фокусирования реформ

 Второе преимущество интеграции Украины в ЕС является таким же важным и касается внутренней политики. Углубление сотрудничества с Европой даже до получения членства в ЕС могло бы дать важный сигнал или даже решающий толчок будущим реформам в Украине. Общепризнанно, что Украина должна в корне изменить свои политическую, административную, правовую, экономическую, социальную и образовательную системы. Однако вопрос, какую именно социально-экономическую модель она должна избрать, остается источником споров и застоя. Путаница с тем, какую модель выбрать подрывает замысел, инициирование и реализацию реформ. Для разных политических сил Украины интересными являются не только европейская модель, но и американская, советская, российская, белорусская, китайская, сингапурская и т.п. Все эти модели имеют преимущества и изъяны. Однако основной проблемой является не то, какую именно модель избрать, а избирается и воплощается ли хоть какая-то модель в принципе.

Украина в настоящее время находится в трудном положении и должна действовать. Пассивность опаснее, чем активность. Оживление отношений между Киевом и Брюсселем будет означать, что европейская модель постепенно станет доминантной. Стоит надеяться, что это сэкономит время, средства и энергию в процессе проектирования, начинания и осуществления неотложных реформ. Мы видели достаточно политических ссор, слышали много (иногда псевдо-)научных дискуссий, и наблюдали все возможные «многовекторности». Потеряно много лет и возможностей. Наступило время двигаться вперед.

В этой связи стоит вспомнить о том, что ЕС в 90-х годах сыграл похожую роль проводника реформ в Центрально-Восточной Европе. В самом начале пост-коммунистической трансформации некоторые влиятельные политологи имели сомнения относительно вероятности быстрых и успешных трансформаций восточноевропейских государств. Такой скептицизм основывался на т.н. «проблеме одновременности». Это означало, что пост-коммунистические страны сталкивались с более серьезными вызовами, чем ранее демократизированные страны Латинской Америки или Южной Европы. В отличие от последних, странам, вышедшим из советского блока и Югославии, нужно было не только демократизироваться, что уже является непростым заданием. Им нужно было одновременно перейти на рыночную экономику и превратиться из советских колоний в независимые государства-нации. Одновременность этих процессов, которые часто противоречили и до сих пор противоречат друг другу, было и есть основной проблемой, из-за которой эксперты давали пессимистические прогнозы касательно пост-коммунистических трансформаций. Несмотря на это, большинство бывших соцстран были удивительно успешными в своем переходе от диктатуры к демократии.

Ранняя перспектива членства в ЕС в известной степени компенсировала для этих новых государств «проблему одновременности». В то время как страны стояли перед огромными внутренними вызовами, они получили извне идеологическую и практическую поддержку своих реформаторских стремлений. Правда, следует отметить, что в особенности центрально-европейские и балтийские страны имели и сильные внутренние продемократические факторы, как, например, традиции конституционализма и правового государства из докоммунистического периода, что в значительной мере способствовало их успешному переходу к демократии. Но в случае, например, Болгарии и Румынии «подталкивание» со стороны ЕС стало едва ли не решающим фактором относительно успешных превращений этих стран.

Все государства центрально-восточной Европы довольно рано получили перспективу членства в Союзе. Имея такую цель, они проводили реформы более или менее решительно и быстро. В итоге они стали членами ЕС. В свою очередь те страны, которым не была предложена перспектива членства в ЕС, например, Украина, все еще находятся в серой зоне между современной демократией и посттоталитарной автократией. В этих странах «проблема одновременности», как и прогнозировалось, подорвала и до сих пор задерживает попытки устойчивой демократизации и глубокой либерализации.

 Европеизация как инструмент подрыва российского авторитаризма

 Кроме привлечения Украины к международным процессам и предоставления помощи в проведении внутренних реформ, есть третий фактор, который касается не только интересов Украины, но и более широких целей ЕС. Успешная демократизация Украины имела бы отзыв во всем бывшем Советском Союзе. Устойчивая европеизация Украины, наверно, произвела бы впечатление на элиты и народы других постсоветских стран. Это, например, способствовало бы переоценке Беларусью и Россией того политического пути, которым они шли после распада Советского Союза. Белорусы и россияне культурно близки к Украине. Таким образом, они восприняли бы действенную правовую демократию в Украине всерьез.

Следовательно, поддержка Европейским Союзом украинской демократии, гражданского общества и верховенства закона имеет геополитическое измерение. Используя несколько провокационную метафору, Украина могла бы стать «троянским конем» ЕС в отношении России. Россияне часто воспринимают советы Запада о необходимости демократизации России как не достойные внимания, если не подрывные для их страны по своему замыслу. Демократизация Украины была бы более сильным аргументом для склонных к изоляционизму россиян. Если Украина продемонстрирует, что православная восточнославянская нация в состоянии создать и поддерживать демократическую политическую систему, это может стать импульсом и для новой демократизации России. Украина могла бы стать инструментом для возвращения России в семью европейских народов.

 Европеизация как процесс, объединяющий украинский народ

 Последний аспект, который делает важным сближение с ЕС, касается развития политической нации и единого государства Украины. На протяжении прошлого года актуальность европейской идеи для украинского народа выросла в связи с тревожными внутриполитическими процессами. После избрания Виктора Януковича президентом усилилась и так высокая социальная и культурная поляризация страны. Одним из проявлений растущей фрагментации украинской нации стал взлет объединения «Свобода» Олега Тягнибока. Правда, партия Тягнибока называет себя «всеукраинским объединением» и постоянно провозглашает свою преданность Великой Украине. Однако де-факто «Свобода» является региональной, и учитывая ее специфический исторический дискурс, даже потенциально сепаратистской партией. Хотя «Свобода» продвигает идею национализма она, вместо того чтобы приобщаться к формированию современной украинской политической нации, скорее отталкивает, чем привлекает, многих украинцев от национальной идеи.

Более того, членство «Свободы» в явно эктремистском пан-европейском Альянсе европейских национальных движений иллюстрирует еще одну проблему. Партия Тягнибока представляет форму национализма, которая хоть и не является маргинальной в Европе, но заклеймена политическим мэйнстримом Европы, как анахроническая и антидемократическая идеология. Цель устранения или хотя бы сдерживания именно такого вида национализма стала одним из факторов возникновения и продвижения идеи европейской интеграции после Второй Мировой войны.

Если, например, в Украине произойдет новое восстание наподобие «оранжевой революции» 2004 года, «Свобода» наверное возьмет на себя роль организатора и идеолога протестов на Галичине. Учитывая, однако, невосприятие «Свободы» за пределами Галичины это может отсоединить гражданское общество Галичины от остальной Украины. Такой раздел может превратить новую украинскую массовую акцию гражданского неповиновения из антирежимного в антигосударственное движение. Региональная и идеологическая фрагментация антиправительственных массовых действий не будет способствовать единству украинского народа. Можно назвать также другие глубокие расколы украинской нации – в вопросах социальных, культурных, религиозных, образовательных и тому подобное.

Учитывая эту проблематику, идея европейской интеграции приобретает еще большую значимость. Это тот фактор, который все еще объединяет украинскую политическую, интеллектуальную, экономическую и социальную элиты, а также значительную часть украинского народа. Безусловно, есть также исторические события, такие как Голодомор, и герои, как, например, Тарас Шевченко, которые больше объединяют, чем разделяют украинцев. Но что касается современности и будущего Украины, существует не так много объединительных концептов, кроме общего желания достатка, стабильности и безопасности. Присоединение к Европе может стать важнейшей и менее всего спорной идеей, которая имеет широкую поддержку среди элит Запада, Центра или Востока Украины, хотя и немного меньше на Юге.

По-видимому, эти четыре измерения углубления отношений Украины и ЕС являются наиболее важными: (1) вовлечение Украины в международные процессы и структуры, (2) направление украинских реформ, (3) влияние на Россию через европеизацию Украины и (4) использование европейской идеи для сохранения единства Украины. Таким образом, последующая постепенная интеграция Украины в структуры ЕС является важным процессом как для украинского народа, так и для Европы в целом.

Ранняя версия этой статьи выходила в газете «Зеркало недели» (2011. № 17).

http://inosmi.ru/ukraine/20110520/169600924.html

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
ТЕГИ: Россия,ЕС,реформы,интеграция,реформы государства
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.