Нужно решать проблему угроз в Сети вместе

6 июля 2011, 11:16
Политик, общественный деятель, антикризисный менеджер. Официальный сайт: www.inna.com.ua
0
4402

Мне очень жаль, что реальные угрозы в мой адрес редакция «Корреспондента» восприняла как нелестный комментарий.

Нелестные комментарии я слышу с тех пор, как занимаюсь расследованием деятельности Тимошенко – мне не привыкать к тому, что политические оппоненты преступают все правила и законы. Но если кто-то думает, что «облить бензином», «кислотой», «сжечь» так же смешно, как кого-то обозвать, то это далеко не так. 

В связи с этим хочу еще раз изложить свою позицию и опубликовать статью, посвященную проблеме угроз в Сети.  

"Возбуждение уголовного дела по факту угроз убийства в мой адрес вызвало широкий резонанс в Интернет-среде.

Предлагая читателям "Украинской правды" эту статью, я прежде всего хочу предложить изданию честный и конструктивный диалог. Диалог в интересах всех пользователей Сети, которые зачастую точно так же подвергаются угрозам насилия, как и политик Инна Богословская. Но, к счастью, не всегда имеют настолько веские основания реально опасаться за свою жизнь и жизнь своих близких.

Я также хочу четко расставить акценты в грязной истории с угрозами убийства и подстрекательством к насилию в мой адрес. Потому что эта история, к сожалению, не закончена.

И опасность кровавой расправы надо мной за "неудобную" политическую позицию продолжает тяготеть надо мной и моей семьей.

Поэтому прошу читателей и редакцию простить, если какие-либо из моих высказываний окажутся излишне жесткими или эмоциональными. И прошу понять, что я вынуждена защищать свою жизнь и жизнь близких разумно, но без скидок и компромиссов.

О моем отношении к "Украинской правде" и допросе Сергея Лещенко

Итак, первое, о чем я считаю важным сказать - о моем отношении к изданию "Украинская правда" и к факту допроса Сергея Лещенко.

Я на сто процентов убеждена, что никто не станет закрывать УП или "блокировать" работу редакции. Я никогда не была и не стану сторонником такого абсурда. И, конечно, не позволила бы использовать себя и свое имя в такой нелепой "игре".

Нравилось мне то, что обо мне писала УП или нет, я всегда с уважением относилась к независимой позиции издания и его журналистов. И сочувствовала ей, потому что тоже для многих была "неудобной".

Я желаю "Украинской правде", как и другим достойным украинским изданиям, еще сто лет работать на благо свободы слова, в условиях максимальной свободы слова.

У меня никогда не было двух стандартов в вопросе свободы слова или в отношении к миссии честного журналиста. Я долгие годы жестко, иногда эмоционально оппонирую политикам, если считаю, что они неправы или откровенно врут.

Но я никогда не относилась враждебно к прессе, не препятствовала работе журналистов, не требовала в свой адрес "удобных" вопросов.

Всегда, в меру возможностей я откликалась на просьбы об интервью или о комментариях со стороны СМИ любой политической ориентации. Приходила на Интернет-конференции, когда приглашали. И терпеливо отвечала даже на грубые, по-человечески неприятные вопросы некоторых читателей.

Не так давно у нас возникло непонимание с "Зеркалом недели", которое растиражировало информацию из Интернета о том, что я якобы причастна к вырубке леса в моем родном Харькове. В городе, который я, без преувеличения, боготворю.

Было неприятно и обидно прочитать такой очевидный, "шитый белыми нитками" абсурд в солидном издании. Ограничилось тем, что "Зеркало" опубликовало опровержение, где признало, что журналист не проверил информацию как следует. Конфликт был исчерпан тихо и мирно.

Но надо понимать, где заканчиваются неудачные журналистские импровизации или Интернет-игры, а где начинается реальная кровь. Вам, Сергей, доставил неудобство допрос. Вы задумывались, какое "неудобство" доставляли чудовищные, садистские угрозы членам моей семьи?

Эти угрозы гроздями висели у вас на страницах прямо под материалами журналистов и в моем блоге. Ваша огромная аудитория все это беспрепятственно могла читать. И читала! Включая моих близких.

О недопустимости угроз и мотивах преступников

Я согласна с тем, что профессия журналиста в Украине опасна. И я считаю, что не должен подвергаться угрозам убийства ни "неудобный" журналист, ни "неудобный" глава парламентской комиссии, расследующий обстоятельства заключения разорительногоконтракта ценой в несколько годовых бюджетов страны.

Это расследование ведется ВСК в интересах каждого украинца. Чиновники, имеющие конфликт интересов, никогда больше не должны разрешать эти конфликты, навязывая стране невыгодные договоры.

К документам, с которыми я сейчас работаю, боятся прикоснуться 99% политиков в Украине. Не то, что заговорить об этих документах в СМИ. И Вы, при Вашем опыте общения с политиками, это прекрасно понимаете.

Я об этих документах говорю в СМИ. И некоторые из документов вывешиваю у вас на "Украинской правде" в блоге. После чего получаю огромное количество угроз.

Цена вопроса для страны — миллиарды долларов. На кону также интересы мощнейших структур и политическая карьера множества сильных мира сего.

Поэтому, к сожалению, и я, и мои близкие, и следствие вынуждены относится к распространяемым угрозам серьезно. И именно поэтому по 3-5 часов допрашивали не только вас, но множество людей. Им это доставило не меньшее неудобство, чем вам. Точно так же, в течение нескольких часов, два дня допрашивали и меня.

Мне не трудно было "вычитать в Интернете", как Вы неэтично выразились, угрозы убийства. Потому что не десятки, Сергей, я получала их от 900 до 1200 в день! О них знали мои близкие, мои сотрудники, мои коллеги. И это реально беспокоило всех. Кроме модераторов этих ресурсов.

Я процитирую лишь несколько из сотен однотипных угроз, тиражировавшихся в Интернете на момент возбуждения уголовного дела: "Сдохнешь в страшных муках", "сдохни!", "сьогодні водою облили, завтра обіллємо бензином", "от уже водою облили. Далі буде", "кислотой её", "а в следующий раз может быть кислота", "облить бензином и поджечь", "не только подожгу, но сначала еще и повешу", "хотелось бы точнее узнать ее адресок в Харькове (домик на (название улицы)), может кто... спалит...", "бензин или кислоту?", "прилюдно сжечь".

И тому подобное варварство.

Часть угроз касалась моих близких.

Сергей, стыдно и по-детски незрело делать предположения, что я бы подвергла всему этому (!!!) себя и свою семью ради политических "дивидендов". Вы бы так поступили?

Нет необходимости "пиарить" Богословскую таким глупым и психологически разрушительным для нее и для близких образом. Все, кто не глух и не на сто процентов зомбирован, кто умеет читать документы или вникать в услышанное, Богословскую и так воспринимают хорошо.

Остальные поймут со временем. Как было, когда никто, даже в моей партии, не смел в слух выступить против "широкой коалиции" БЮТ и Партии Регионов, лепившейся за спиной у избирателей.

Именно тогда, не по Интернету, впервые угрожали сжечь меня живьем. Я не поддалась на попытку запугать. И, возможно, только громкий провал этих планов спас мне жизнь.

Хочу обратить внимание, что нынешние угрозы появились совершенно синхронно на множестве сайтов (к счастью - в данном контексте - они не имеют настолько большой аудитории, как УП, и сообщения там "менее" резонансны). И эти угрозы были сформулированы одинаково, либо практически одинаково.

Не только эти факты, но и другие, о которых я пока не могу говорить, ясно указывают на то, что речь шла о централизовано распространяемых угрозах, а не об импульсивно брошенных "по недомыслию" словах одним или несколькими лицами. И показывают, что за этими угрозами стоит очень серьезный заказчик.

О виртуальных и реальных угрозах убийства

Я не очень готова сейчас вести дискуссии "в отвлеченном стиле". Но я понимаю, что общество беспокоят в первую очередь его права и свободы. Поэтому обозначу свою гражданскую и политическую позицию.

Я убеждена, что существует четкая грань, которую никто не вправе переходить ни в реальной жизни, ни в так называемой "виртуальной". Эта грань обозначена законодательством Украины.

Я много лет проработала в адвокатуре, изучила сотни уголовных дел. И я знаю, что в большинстве случаев преступник "проигрывает" преступление "виртуально", в воображении, а лишь потом — воспроизводит задуманное в реальности.

Я знаю, что угрозы, если на них не реагируют вовремя, часто воплощаются в жизнь.Как это случилось с угрозами конгрессмену США Габриэль Гиффордс, которую пытались убить за ее политическую позицию. Она была тяжело ранена, а при теракте погибли 6 человек.

Также я знаю, что вполне продуманные действия часто выдаются преступниками за спонтанные, неконтролируемые, совершенные в состоянии сильного душевного волнения. На такие действия заранее пытаются списать подготавливаемое сейчас преступление.

Попытка комментаторов от известной политической силы выдать задуманное зверство за проявление "народной ненависти" по отношению ко мне, абсурдны. Я не сделала народу ничего плохого. Я не веду роскошный образ жизни. Не отдыхаю за 7 000 евро в сутки, как известная олигарх-политик с декларацией.

Я много лет хожу по улицам самых разных украинских городов без охраны. Я, безо всякой охраны, встречалась с людьми на сотнях встреч и конференций. И обычные украинские граждане мне не хамили, не обливали водой, бензином или кислотой.

Если у народа есть основания кого-то не любить, то Премьер-министра, которой был заключен договор по поставке газа украинскому народу на жесточайших, унизительных условиях. Этот договор в социальном и экономическом плане равен атомной бомбе, сброшенной на Украину. Его последствия сегодня пожинает каждая украинская семья!

Поэтому любой думающий человек согласится, что угрозы в мой адрес были заказаны. Они имеют НЕ стихийный характер. И это — вполне конкретные шаги, направленные на запугивание и на подготовку преступления.

Как реагируют страны со зрелым и действенным правосудием

Мы говорим, что Украине давно пора ориентироваться на страны, где ценят и защищают человека, его честь, достоинство и жизнь.

Давайте вспомним, как в стране зрелого права и действенного правосудия - США в феврале нынешнего года был приговорен к 25 годам тюрьмы гражданин Соединенных Штатов, разместивший в интернете угрозы в адрес создателей сериала "Южный Парк".

Давайте вспомним жесткую реакцию ФБР и полиции в марте прошлого года после угроз американским конгрессменам, голосовавшим по реформе здравоохранения. Тогда быловозбуждено сразу более десяти уголовных дел.

Именно благодаря такой трезвой и решительной реакции государства американские граждане ограждены от опасности, могут свободно проявлять гражданскую и политическую позицию.

О возможном заказчике

Когда и только когда угрозы "зашкалили", я назвала лицо, прямо заинтересованное в моем устранении, способное инициировать эти угрозы и имеющее большой опыт тиражирования заказанной им информации в Интернете (и на "Украинской правде" в частности).

Были ли у меня основания для таких заявлений?

Я хочу напомнить СМИ, как в прямом эфире бывшая премьер-министр Украины фактически расписалась в слежке. Тогда не было возбуждено уголовное дело. Поэтому неустановлено велась слежка за мной или за журналистом Евгением Киселевым. Это беспрецедентный случай, который не получил ни должной оценки со стороны СМИ, ни оценки международного сообщества. Хотя в стране развитой демократии и зрелых средств массовой информации он привел бы к самым серьезным юридическим и политическим последствиям.

Я хочу также напомнить и процитировать читателям Ваш, Сергей, блог и блоги Алены Притулы. Это уже касается широкомасштабного распространения заказных сообщений в Интернете. Позволю себе выделить в них важные моменты.

В Вашем блоге от 01.06.2009 Вы пишете о коалиции БЮТ и Партии Регионов, против которой я точно так же публично выступала.

"Це – штабний співробітник БЮТ. Наші "технарі" зробили трасування маршруту до цього читача", - пишете Вы. "Поки лідер фракції БЮТ Іван Кириленко заявляє, що жодної "ширки" немає, штаб Тимошенко через інтернет вже готує громадську думку до цього явища".

Дальше я процитирую блог Алены за 17.07.2009 года.

"Именно БЮТ отличается масштабностью и цинизмом, который превращает саму идею комментариев в фарс и мусорку. По этим комментариям уже давно нельзя судить – хорошая статья или плохая, правильно ли сделал лидер такой-то, заявив о том-то...

Ниже я приведу несколько примеров штабной работы БЮТ. И все это – маленькая капелька в мутном океане комментаторов от Тимошенко.

Именно от Тимошенко. Потому что именно ее окружение допускает такие черные игры со всеми читателями украинского Интернета. Игры, искажающие реальность, зомбирующие мозги, одурманивающие. Они пишут из всех регионов страны, создавая сомнительную массовую поддержку своему лидеру.

И этому надо положить конец".

Я также процитирую блог Алены за 21.07.2009

"Боюсь, что мы вынуждены будем закрыть комментарии для всех. И только потому, чтоодна политическая сила решила, что таким образом можно заставить любить ее лидера. P.S. Кстати. Не удивляйтесь, если в ближайшее время вы прочитаете обо мне в Интернете что-нибудь типа новой статейки Бойко. Очень уж в штабе БЮТ злопамятные люди работают.

...Мне просто претят грязные методы работы. И что-то мне подсказывает, что если лидер поддерживает такие методы работы, то это в том числе и ее характеристика".

Сергей, Алена, Вы прекрасно знаете, кто годами платил за циничное, бездоказательное и разнузданное обливание меня грязью в Интернете. В том числе, в комментариях "Украинской правды". И я это терпела, не создавая изданию "неудобств".

Вы не вмешивались. Вопреки вашим собственным принципам и правилам.

Но когда речь идет об угрозах расправы или подстрекательстве расправы со мной и моими близкими, я не могу считаться с вашими "неудобствами". И я убеждена, что вы должны помочь следствию положить конец этой вакханалии очередных Лозинских в Интернете. Если, конечно, вы стремитесь к построению в Украине правового государства и торжеству закона. И так же, как я, не приемлете живых факелов на улице или плескания политическим оппонентам кислотой в лицо.

Я также надеюсь, что ваша редакция, как и другие Интернет-редакции, честнее и серьезнее подойдут к проблеме модерирования сообщений, содержащих угрозы убийства и насилия или грязные оскорбления.

Мы все должны сознавать, насколько сегодня возросло влияние Интернета на жизнь украинцев. Это влияние совершенно не уступает влиянию традиционных СМИ. Влияние налагает ответственность. В том числе, за жизни и здоровье людей. Следовательнокак и обычные СМИ, Интернет-ресурсы обязаны жить по закону.

Я, до последнего времени, верила, что Интернет-СМИ и форумы смогут справитьсяс проблемой угроз убийства, подстрекательства к насилию, грязных оскорблений и клеветы самостоятельно. Мне казалось, что можно положиться на правила Интернет-ресурсов, которые повсеместно запрещают такую деятельность.

Но я вижу, что украинский Интернет получил больше влияния, чем может переварить. Онне справляется с обрушившейся на него после нескольких лет лавинообразного роста ответственностью.

Многие редакторы и модераторы получили в руки "виртуальную игрушку", от которой зависят совершенно реальные судьбы совершенно реальных граждан. И они попросту не понимают, с чем имеют дело.

Предлагаю вместе писать закон

Я надеюсь, что мы найдем тех, кто угрожал убийством. И узнаем, кто стоял за этими угрозами, и были ли они реальными. Таким образом мы создадим прецедент и создадим механизм пресечения таких угроз в будущем.

Я хочу, чтобы никто из украинских граждан таким угрозам больше не подвергался. И чтобы их семьи не "седели", дожидаясь своих матерей, дочерей, сыновей, жен или мужей с работы.

Хочу, чтобы украинский Интернет стал, наконец, территорией свободной от "кровавого спама" и негодяев, навязывающих аудитории психологию средневековых расправ над любым, кто мыслит иначе, чем они или их заказчики.

Поэтому я приглашаю журналистов вместе внести сбалансированные и разумные нормы в законодательство. Такие, которые не ущемят права граждан на свободное, цивилизованное общение, не ограничат права журналиста, блогера, комментатора распространять достоверную информацию в Интернете. Но в то же время защитят каждого гражданина Украины от угроз расправы и психологического террора.

Я также хочу предложить международным структурам, которые организовывают мониторинги украинского информационного пространства, обратить внимание на процессы в украинском Интернете. Как и на то, насколько ответственно реагируют украинские Интернет-СМИ на нарушения норм журналистской этики и законодательства, даже когда речь идет об угрозе жизни и здоровью граждан.

Также хочу заверить, что никакие угрозы не вынудят меня, как главу Временной следственной комиссии, отказаться от продолжения всестороннего расследованияобстоятельств подписания газовых соглашений между НАК "Нефтегаз Украины" и ОАО "Газпром".

С уважением к миллионам Интернет-пользователей Украины и с пожеланием им цивилизованного, безопасного общения в Сети, народный депутат Украины Инна Богословская


Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.