Тимошенко и Запад

31 августа 2011, 07:30
Кандидат исторических наук. Специалист по истории международных отношений
0
10565

Сегодня одним из наиболее распространённых аргументов оппозиции в деле Юлии Тимошенко является тезис о том, что в случае вынесения экс-премьеру обвинительного заключения Запад прекратит всяческие контакты с Украиной, объявит эмбарго, а украинские политики

 окажутся в статусе невъезных в США и страны ЕС. Соглашусь, что дело Тимошенко действительно вызывает повышенное внимание в мировом сообществе, а известные политики уже сделали ряд серьёзных заявлений в поддержку Тимошенко. Однако ни одно из этих заявлений не даёт повода говорить о радикальных шагах Запада относительно Украины. Для понимания процессов вокруг взаимоотношений Украина-ЕС и Украина-США необходимо приоткрыть завесу над рядом механизмов, которые влияют на эти самые отношения, возможно, не являясь первостепенными.

Начнём с того, что дело Тимошенко не является чем-то уникальным в мировой практике. Премьер-министры – как люди, ответственные за экономику страны и управляющие бюджетными средствами – то и дело попадают в скандалы, связанные с коррупционными схемами. В своё время в коррупции обвиняли и Индиру Ганди, и Беназир Бхутто, и Корасон Акино, и Тансу Чиллер. Многие из премьеров предстали перед судом. Некоторые из обвинённых (как премьер-министр Франции Пьер Береговуа, получивший в банке кредит на квартиру под низкие проценты, что было расценено как проявление коррупции) покончили жизнь самоубийством. Сейчас под следствием находятся бывшие премьер-министры Хорватии, Румынии, Венгрии, Болгарии. То есть, дело Тимошенко не является чем-то из ряда вон выходящих процессов.

Нельзя сказать, что Тимошенко – ярая сторонница демократии, как принято считать в среде обывателей на Западе. Она никогда не была замечена среди настоящих сторонников демократических ценностей. Да и демократические свободы не были характерны ни для её политической силы, ни для Украины времён её премьерства. Тимошенко – яркая популистка, что с демократией имеет  мало общего. Посему нельзя считать процесс над ней ударом по демократии в стране. Демократия как раз ещё не вызрела – в Украине демократические силы могут появиться только тогда, когда появится мощный средний класс – единственный носитель демократических ценностей. Считать демократкой Тимошенко – это то же, что считать демократками Индиру Ганди или Беназир Бхутто – достаточно властных, однако далеко не демократичных премьеров Индии и Пакистана.

Нельзя также сказать, что Запад ставит знак равенства между Тимошенко и Украиной. Запад, естественно, высказывает обеспокоенность процессами в Украине, однако понимает, что не Тимошенко единой… Так же, как понимает: Тимошенко утратила свой шанс реформировать Украину, продемонстрировать настоящую преданность европейским ценностям, чрезмерно увлёкшись популизмом в ожидании выборов. Более того: Тимошенко неоднократно демонстрировала свою недоговороспособность, волюнтаризм, нарушение взятых на себя обязательств, непредсказуемость. Помнится, как в феврале прошлого года в Брюсселе высокопоставленные чиновники рассказывали, что Янукович для них полностью понятен, но с Тимошенко было очень сложно о чём-то договариваться. Уровень инвестиционной привлекательности Украины во времена Тимошенко существенно снизился – по той простой причине, что она никогда не отказывалась от лозунгов реприватизации, попирая священное – в понимании западных обывателей – право частной собственности. Кто может вкладывать деньги в страну, чувствуя, что эти деньги могут быть экспроприированы под любым поводом?

Я не говорю о нынешней власти – у неё достаточно грехов и собственных скелетов в шкафах. Один господин Калетник чего стоит! А таких – несть числа и имя им легион. Но мы же говорим о мифах, связанных с Тимошенко – мол, при ней было по-другому. Не стоит обманывать себя: коррупция при Тимошенко была, и была не в меньших масштабах, чем сейчас. Но если сегодня с коррупцией активно начинают бороться (и сотни уголовных дел, возбуждённых против чиновников за последний год, тому свидетельство), то при Тимошенко действовала круговая порука, при которой наказывали только особо зарвавшихся представителей власти. Не полениться- поднимите острые разоблачительные материалы тех лет. И поинтересуйтесь, на сколько публикаций власть отреагировала.

Коррупция – это родимое пятно всей украинской политической системы. Кто бы ни пришёл к власти – Янукович, Тимошенко, Яценюк или кто-то другой – он обязательно привёл бы с собой команду, которая попыталась бы возглавить коррупционную вертикаль. Ибо борьба за власть в Украине – это борьба за контроль над коррупционной вертикалью. Так построено наше общество. Другое дело, у кого хватит смелости начать ломать эту самую коррупционную вертикаль. У Тимошенко этой смелости не хватило – она попросту закрывала глаза на то, что «низы» нарушают правила и закон. «Низы» закрывали глаза на то, что закон нарушается командой Тимошенко. В результате все были довольны. Кроме Запада, который несмело напоминал Украине о демократических нормах и принципах.

Украина устами  Тимошенко отвечала Западу таким себе софт-шантажированием: если не я, то будет Янукович, а Янукович – это ставленник Москвы. Почти по Распутину: «Меня не будет – и вас не будет». Запад поверил в созданный Тимошенко миф, хотя понимал: а может, стоит попробовать что-то поменять в Украине?

С устойчивыми стереотипами Запада (как ЕС, так и США) относительно Украины мне лично пришлось сталкиваться неоднократно. Запад попросту не понимает многие процессы в Украине или же понимает их по-своему, не учитывая степени развития украинского общества и общественных процессов в Украине вообще. Протестантская этика Запада выработала некие лекала и клише, которые для оценок Востока (в том числе Украины) не совсем подходят. Когда-то я говорил Чрезвычайному и Полномочному Послу Швеции в Украине господину Гуллгрену: «Протестанты и православные читают одно и то же Святое Писание. Но протестанты обращают внимание на слова Иисуса «Богу – Богово, а кесарю – кесарево», а православные – на то, что Иисус пятью хлебами и пятью рыбами накормил пять тысяч человек». Тимур Шаов состояние славянского менталитета охарактеризовал словами «Все ждут метафизической халявы». Запад в своих оценках и прогнозах метафизическую халяву не учитывает, а поскольку украинские политики – не чудотворцы, то халяву могут обеспечивать исключительно коррупционным путём – в том числе поощряя коррупцию на нижних ярусах общественной системы.

Формированию стереотипов, распространённых на Западе, способствовали несколько факторов.

Во-первых, отличная информационная работа команды Тимошенко и очень слабая работа в информационной сфере её оппонентов. К моменту президентских выборов Европейский Союз и США смотрели на ситуацию в Украине преимущественно глазами Тимошенко. Юлия Владимировна (а более всего – её заместитель Григорий Немыря) сумели выстроить систему отношений с европейскими и американскими политиками, фондами, а также со средствами массовой информации. На работу в этой среде не экономились деньги. Немыря  сумел доказать Тимошенко, что именно сюда, на Запад необходимо обратить особое внимание, так как психологически мнение Запада для рядового украинского обывателя (да и нерядового тоже) значит намного больше десятков выступлений доморощенных мудрецов с апелляцией к здравому смыслу и логике.

Во-вторых, ставка на Европейскую народную партию. Хоть Тимошенко (всё-таки преимущественно левая в своих экономических взглядах, а в политике – сторонница правой социал-демократии) и должна была находиться в Социнтерне, но мудрый Немыря сделал всё, чтобы «Батькивщина» вошла в идеологически чуждую европейскую народную партию, объединяющую консерваторов. Вильфред Мартенс, лидер ЕНП, закрыл глаза на идеологические различия – ему было важно, чтобы в Народной партии было побольше партийных организаций, находящихся у власти в своих странах. Тимошенко и Мартенс при посредстве Немыри пошли на необычный компромисс. Сегодня он даёт свои плоды: именно сторонники ЕНП чаще всего и наиболее активно защищают Тимошенко.

Кстати, в самом начале этого года в некоторых СМИ прошла информация о том, что некоторые депутаты Европарламента (члены ЕНП) получали финансирование от окружения Тимошенко в размере 300 тысяч евро в год. Эта информация, имевшая серьёзный резонанс, не была опровергнута – по крайней мере, я опровержения не видел.  Если информация о финансовых взаимоотношениях БЮТ и ЕНП имеет под собой почву, то это многое объясняет.

В-третьих, давние связи Тимошенко с Джорджем Соросом и его разветвлённой структурой общественных организаций и фондов, донором которых он является. Именно по линии Сороса и его структур у Тимошенко осуществляется коммуникация с разного рода международными организациями, которые выступают в её защиту и формируют общественное мнение. Опять же – не последнюю роль в этой цепочке связей играет Григорий Немыря, ранее работавший в структурах Сороса и хорошо знакомый с международным  филантропом и спекулянтом.

В-четвёртых, выстроенная работа со средствами массовой информации за рубежом. С момента публикации нашумевшей статьи Юлии Тимошенко в «Political Affairs» в апреле 2006 года с гневными филиппиками в адрес России система работы с западными СМИ переросла спорадический период и превратилась в системное присутствие информации о Тимошенко в зарубежной прессе. При этом с Тимошенко и её средой готовы были сотрудничать многие журналисты первого уровня. Окружение Тимошенко умело с ними работать – ненавязчиво, учитывая психологические и ментальные особенности самого журналиста и интересующего издания. Оппоненты Тимошенко действовали просто и грубо:  вот тезисы, нужна статья на первую полосу серьёзного издания. Хау мач?

Соответственно получался и результат:  в первом случае западным журналистам казалось, что они имеют дело с честной и благородной командой, во втором – со сборищем гангстеров. Женщину можно попробовать обаять, а можно попытаться купить. То же – и с журналистами западных СМИ. Тимошенко и её команда выстраивали работу на Западе былое осторожно и успешно, чем аврально-лобовые атаки регионалов.

Наконец, пятая составная – диаспора. Тимошенко не гнушалась вышиванок в сочетании с Луи Виттон. Она понимала, что иногда на собраниях диаспоры стоит спеть «Ще не вмерла» вместо «Вышел в степь Донецкую». Она цитировала не впопад Рыльского и приписывала эти слова Франко – диаспора прощала её подобные ошибки. Хорошо, что цитирует, а кого – не важно. Главное – на украинском языке. Тимошенко и её команда откровенно не замахивались на «иконы» диаспоры – Степана Бандеру и Романа Шухевича. Янукович, стараясь угодить своему электорату (а скорее – Вадиму Колесниченко и Дмитрию Табачнику, поскольку электорату ПР и Януковича Бандера категорически пофиг – электорат интересуют преимущественно социальные вопросы) противопоставил себе диаспору. Результат – сегодня диаспора свистом и улюлюканьем встречает послание Президента.

Но!

Нельзя думать, что запас прочности информационной политики Тимошенко относительно Запада безграничен. Уже сегодня Запад начинает критическое переосмысление ситуации в Украине. Запад (особенно ЕС) заинтересован в развитии экономических отношений с Украиной и в том, чтобы Украина стала членом Зоны свободной торговли. Понимая, что Украина оказывается перед дилеммой – либо ЕС, либо Россия; либо ЗСТ, либо Таможенный союз – Европа видит, что дело Тимошенко может сыграть злую геополитическую шутку с самой Европой. Продовольственный кризис, о котором так долго говорил товарищ Пан Ги Мун и которого с таким нетерпением ждали на Западе, становится спутником второй волны мирового экономического кризиса. Украина может стать предохранителем европейской продовольственной системы – особенно учитывая не только возможности Украины в производстве сельскохозяйственной продукции, но и в транспортировке оной. Уйди сегодня Украина в Таможенный союз – и Россия начнёт устанавливать цены на хлеб в мире. Так ли уж важна в этом плане Тимошенко для запада? Есть ли те принципы, которыми Запад не смог бы пожертвовать в данной ситуации? Естественно, при этом соблюдая некий политес  и оговорки типа «настаиваем на соблюдении принципов» и т.д.

Тем более, что украинское правосудие может продемонстрировать впечатляющую открытость и гуманность – например, закрыв дело Луценко за отсутствием состава преступления и посадив лет на шесть – восемь Тимошенко. И кто тут кажет, что оппозицию тотально репрессируют? Подобному решению могут стоя аплодировать и Бузек, и Баррозу, ставя украинский суд – самый гуманный суд в мире – в пример разным там недоразвитым демократиям в Беларуси, Молдове и на Балканах.

Дело Тимошенко до боли напоминает дело Беназир Бхутто в Пакистане. Пока Первез Мушарраф был выгоден Западу – Запад осуждал Бхутто, в швейцарских и британских банках были заморожены её счета, её мужа готовились арестовать в США – как «мистера десять процентов», коррупционера и взяточника. Как только ситуация изменилась и Мушарраф стал не ко двору – счета Бхутто были разблокированы, она сама стала снова героиней в глазах Запада. И даже мученическая смерть Бхутто (вряд ли выгодная Мушаррафу) стала одним из элементов западного влияния на Пакистан. Тимошенко сегодня – это способ давления на официальный Киев со стороны и Брюсселя, и Вашингтона. Но всё более очевидным становится то, что она – способ давления на Киев со стороны Москвы. Лоббисты Газпрома, в 2009 году убедившие Запад в том, что Украина ворует российский газ, сегодня убеждают европейских политиков в том, что необходимо бойкотировать Украину до тех пор, пока Тимошенко находится за решёткой. Собственно, лучшего способа давления на Украину с целью её определённости в пользу Таможенного союза не придумаешь. Особенно учитывая и газовый рычаг России, при помощи которого Европа становится более сговорчивой.

Я ни в коей мере не призываю к бескомпромиссности в отношениях с Западом – мол, никуда они там, в Европе, не денутся и будут сотрудничать с нами на наших условиях. Ни в коем случае! В Украине должны пройти и обязательно пройдут серьёзные демократические преобразования, реформы и перемены. Украина просто обязана преодолеть коррупцию, которая не даёт стране модернизироваться и развиваться. Но Запад должен оценивать ситуацию в стране во всех аспектах, а не выборочно. Обвиняя Украину в выборочном правосудии, Запад просто не может выборочно дозировать информацию об Украине и её внутренней политике.

Ещё один г аспект, который может использовать официальный Киев для перемены настроений Брюсселя и Вашингтона: инициирование некоего Восточноевропейского объединения, направленного на борьбу с международным терроризмом. США борьбу с терроризмом любят – сегодня борьба с терроризмом стала главной статьёй доходов государственного бюджета США. Европа террористов боится, и любую инициативу, направленную на борьбу с терроризмом, горячо приветствует. А если ещё связать воедино борьбу с терроризмом, коррупцией и экстремизмом, то можно гарантировать: украинское руководство может стать любимчиком мирового сообщества. Ведь менялось отношение Запада к, например, генералу Мобуту в Заире? Или к генералиссимусу Франко в Испании? Или к де Голлю, в конце концов? Да и Маргарет Тетчер, которую критиковали за жёсткие меры, стала символом перемен. А что уж говорить про Виктора Орбана в Венгрии! Ему за то, что он провёл широкомасштабные реформы, простили и полуфашистскую конституцию, и давление на средства массовой информации, и прочие «новшества». А Саакашвили в Грузии? Кстати, где теперь его главный оппонент, Бурджанадзе? С рейтингом в 1,5%? А ведь ещё вчера Запад и Россия делали на неё ставку как на альтернативу Саакашвили. Успешные реформы всё поменяли в отношениях к грузинскому лидеру со стороны Запада.

Если Янукович и его команда более грамотно выстроят свою информационную политику на Западе – Тимошенко обречена. Но пока эта политика выстраивается крайне медленно и несистемно. Запад попросту не знает о том, что происходит в Украине. Точнее, знает со слов господина Немыри и клуба друзей Немыри в Европарламенте и других европейских структурах. В этом отношении перед Немырей стоит снять шляпу и признать его эффективность.

Осенью мрногое может поменяться – в том числе и в отношениях между Украиной и Европейским Союзом. В любом случае, Украина попытается убедить Запад в том, что демократия в нашей стране присутствует. Апелляция к нарушениям прав человека на Западе по принципу «А у вас негров (пардон, афроамериканцев) линчуют» ни к чему не приведёт – нужны более убедительные аргументы. Заменить миф, созданный вокруг Тимошенко, новым мифом, будет крайне сложно. Но это необходимо делать. И это возможно делать. Особенно если миф заменить качественной объективной информацией, сформулированной в виде стройной и внутренне непротиворечивой концепцией.

Дело Тимошенко – это уже не вопрос того, кто является сегодня у власти, а кто в оппозиции, кто на Банковой, а кто – в Лукьяновке. Дело Тимошенко – это вопрос перспективы самой Украины. Украина – это не Вона. Украина – более широкое явление и его нельзя сводить только к тому, чтобы предотвратить свержение с пьедестала очень узнаваемого и популярного политика.  

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
ТЕГИ: Юлия Тимошенко,ЕС,арест Тимошенко
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.