Скованные одной Юлей

15 сентября 2011, 10:11
0
5534

С "делом Тимошенко" украинской власти нужно попытаться ответить на проблемный вопрос: как выбраться, если оказался в окружении? И что делать, если оказывается, что окружили свои? Хотя для начала нужно хотя бы осознать, что такой вопрос есть.


В один и тот же день история "дела Тимошенко" обогатилась двумя яркими штрихами. Во-первых, суд, рассматривающий дело Юлии Тимошенко, объявил перерыв длиною в 2 недели. Что само по себе странно, учитывая, как судья Киреев, позабыв покой, сон и требования процессуального законодательства, гнал лошадей в сторону приговора. Вторым эпизодом стало письмо "частного характера" от Хиллари Клинтон и Кэтрин Эштон украинскому президенту, в котором дамы высказали "обеспокоенность состоянием демократии в Украине" и уделили "особое внимание" "аресту Юлии Тимошенко, который вызывает беспокойство". Казалось бы, тайм-аут пришлось взять, чтобы собраться с мыслями и сформулировать ответ западным интересантам. И параллельно окончательно определиться - стоит ли выносить приговор с тюремным сроком. Но на самом деле украинской власти сегодня нужно ответить на гораздо более глобальные вопросы. На которые, как часто бывает, ответов у нее просто нет.

Если сформулировать это "быть или не быть", то проблема выглядит так: как выбраться, если оказался в окружении? Сложнейший вопрос, который мало кому удавалось разрешить. А вот что делать, если оказывается, что окружили свои?

Может быть, когда-нибудь, по аналогии с Могилой Неизвестного солдата, местом профессионального паломничества станет могила неизвестного политтехнолога, насоветовавшего стартовать уголовное преследование Юлии Тимошенко. Сегодня же можно сказать только то, что суд против "лица" №1 БЮТ – краткое пособие авторства украинской власти на тему "как создать себе проблемы своими руками".

Если смотреть на два палаточных городка, занявших правую часть Крещатика от ЦУМа до Бессарабской площади, со стороны, то первым впечатлением будет, будто протестуют милиционеры. Именно черная форма сходу бросается в глаза, ведь до сотни эмведешников стоят в оцеплении, крейсируют по периметру лагерей и перемещаются вдоль Крещатика вперед и назад. Лагерь сторонников Юлии Тимошенко - это психическая атака бодрого умц-умц с припевом "Юля, Юля, Украина", обрушивающаяся на каждого с дистанции в 300 метров. Расположившиеся за ограждением в своем городке противники ощетинились чрезмерным количеством черных листов с надписями в стиле "Тимошенко - к ответу!" и тому подобными призывами, обвиняющими главную подсудимую Украины в злодеяниях, на которые у авторов хватило фантазии. Не прекращаясь, звучит голосовая перестрелка: ораторов не видно вообще, зато хорошо слышно благодаря мегафонам, в которые, соответственно, из одного лагеря несутся обвинения во всех смертных грехах, а из другого - повествования как "Юля спасала Украину".

И лица, лица, лица… Милиционеров. Милиционеры охраняют городки, а также протестующих друг от друга. А еще периодически дерутся. В основном, со сторонниками Юлии Тимошенко.

Кроме юридической и агитационно-политической стороны дела (а справедливости ради, надо признать, что вся юридическая подоплека - это откровенная бутафория, в то время как политическая - шквал невменяемой пропаганды, что с одной, что с другой стороны) судебный процесс над Тимошенко на сегодняшний день развивается еще в двух плоскостях.

Если говорить о самом волнительном для украинской власти, международном ракурсе, то зарубежная реакция известна: можно перечислять длинный список, но если коротко, то только ленивый не заявил свою позицию, которая звучит в сумме как "незачет" администрации Януковича. К тому же, после взятия Тимошенко под арест, градус реакции повысился минимум на порядок. Но складывается впечатление, что громкость осуждающих голосов в первую очередь призвана заглушить отсутствие реальных действий. А без конкретного «мордой об стол» никакие лозунги и громогласные заявления о "политически мотивированном" преследовании и бла-бла-бла и не доходят до адресатов, и ничего не означают. Практика много раз демонстрировала, что если Запад действительно хочет выразить свою "обеспокоенность", то включается весь доступный арсенал мер - от запрета на въезд в США до блокирования счетов и международного розыска. Или, как вариант, включаются неполитические, но очень доходчивые ходы в виде антидемпинговых расследований - например, на поставки в США украинской стали или трубопроката. Впрочем, в политике, как и в картах, козырная карта выкладывается не тогда, когда приходит, а когда наступает самый подходящий момент.

Кандидат №1 в такие моменты - Соглашение о зоне свободной торговли, которое рассматривается как часть процесса ассоциации Украина-ЕС и на которое рассчитывают в первую очередь украинские экспортеры, по совместительству служащие олигархами и топ-политиками. Представители разных сторон неоднократно предрекали отказ ЕС от подписания ЗСТ из-за "дела Тимошенко". Но на деле это только вершина айсберга. Суд над Тимошенко, многократно названный Западом "политически мотивированным", накладывается на "хромающую" легитимность украинской власти – ведь функционирующая в Украине президентско-парламентская республика основывается на решении Конституционного суда осенью 2010-го года, отменившего политическую реформу и вернувшего Украину к Конституции 1996-го. Понятно, что к таким решениям в стиле «по щучьему велению, по моему хотению» со старта возникла масса правовых и политических вопросов. И ладно бы возмущалась оппозиция - ей по призванию полагается возмущаться - но хитрые наперсточные ходы взяла на заметку Европа.

Говоря человеческим языком, сегодняшняя украинская власть не имеет полноценного паспорта. Так мало того, что эта темная личность пытается затесаться с таким "свиным рылом" в европейскую семью, она еще и мучает в тюрьме бывшего конкурента на выборах и лидера партии, которая худо-бедно, но входит в состав ЕНП со статусом наблюдателя. Понятно, что рано или поздно на таком просчете кто-то попытается сыграть. И здесь вырисовывается еще один ракурс "дела Тимошенко" - выходит, что преследуя "единственного мужчину в украинской политике" администрация Януковича, сама того не понимая, играет на интересы российского руководства. Вероятность отказа в ЗСТ усиливается, если учесть, что союзником России является и нынешний председатель ПАСЕ Мевлют Чавушоглу. Когда сюжетная линия "отсутствие легитимности" - "политические репресси" завершится провалом вместо соглашения о ЗСТ или, что еще похлеще, международной изоляцией Украины, правящим группировкам ничего не останется как идти на поклон к Медведеву и Путину. А идти на поклон означает соглашаться на условия российской стороны, по сравнению с которыми Таможенный союз покажется детскими фантиками. Почему украинская администрация так откровенно подставляется российской стороне и как получилось так, что администрация Януковича попала в окружение - это, конечно, вопрос. Но почему по всему выходит так, что своих завели в окружение и окружили свои - здесь ответ пусть уже ищет сама администрация.

Кроме такой долгоиграющей темы как международная реакция, «дело Тимошенко» развивается еще и в экономическом измерении. А именно, судебный процесс, который уже несколько месяцев как превратился в тему №1 для СМИ, используется как информационная завеса, помогающая отвлекать внимание от совершенно других дел. И других тел, эти дела творящих.

Пока СМИ взрываются сюжетами с новыми подробностями суда над Тимошенко, оппозиция в очередной раз грозится объединиться, а протестующие дерутся с милицией, грамотные люди работают по схеме "день год кормит". Так, председатель украинского Фонда государственного имущества Александр Рябченко еще в конце июня анонсировал продажу акций госпредприятий: 2 энергогенерирующих и 9 энергоснабжающих компаний. Если конкретно, то частному собственнику планируется продать:

- 25 % Днипроэнерго и Киевэнерго (из государственного пакета в 50 % + 1 акция);

- 45, 1 % Захидэнерго (государству в настоящее время принадлежит 70,1034%);

- 45 % Крымэнерго и Черновцыоблэнерго (из госпакета в 70 % акций);

- по 50 % Винница-, Днепро-, Закарпатьеоблэнерго (сейчас государству принадлежат 75 %);

- 40, 06 % Донецкоблэнерго (из 65, 06 %);

- 25, 99 % Тернопольоблэнерго (из 50, 99 %);

- 21 % Черкассыоблэнерго плюс 25 % акций, которые принадлежат подконтрольному государству ЗАО УкрЭСКО (из 46 %, то есть, продается весь госпакет).

Фонд заявил, что рассчитывает на 6 миллиардов гривен по итогам продажи государственных пакетов - вот интересно будет сравнить, какая цифра получится на деле. А еще интереснее - сравнить, как соотносятся заявленная цена с реальной рыночной стоимостью предприятий.

Впрочем, с момента своего появления тема сразу же отправилась на обочину внимания. А зря. Во-первых, речь идет не просто о предприятиях, а о стратегических активах. И именно сейчас закладывается основа для рейдерских захватов предприятий, которые все без исключения зависят от поставок электроэнергии. А также для последующих и бесконечных повышений тарифов. Во-вторых, обладающие монополией на поставки электроэнергии областные распределительные сети представляют собой кошельки, аккумулирующие финансовые потоки от потребителя. И, как классический посредник, держат на подвесе и потребителей за счет энергии, и генерирующие компании, которые зависят от перечисляемых "живых" денег.

Однако приватизация беспрецедентно крупного куска энергосектора не обсуждается в топовых ток-шоу, о ней, дежурно проклиная власть, почему-то не вспоминают пламенные оппозиционеры, в ежедневном режиме грозящие Януковичу & Co наманикюренным кулаком с трибун возле Печерского районного суда, вокруг нее не ломаются копья экспертов и политиков. Может быть, потому что все они - и протестующие, и преследующие – в реальности делают одно общее дело, как и должны делать "скованные одной цепью", и "связанные одной целью".

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.