Реалии законодательного процесса в Украине

20 сентября 2011, 19:24
політолог
0
1238

Как и зачем принимают законы, и что с этим делать

Итак, сегодня под Верховной Радой произошло столкновение между «Беркутом» и протестующими против принятия закона «О гарантии судебных решений».

Для публики на поверхности остались только завершающие акты драмы. Соответственно, и пошли оценки о «провокаторах» и «радикализме» и т.д. Тем более, что подобное направление дискуссии было кому поддерживать.

Люди, очевидно, не понимают, что протестующие выходили к парламенту не потому, что им это нравится, и не  потому, что они поддерживают/неподдерживают кого-то из политиков. Очевидно, что если бы они были за/против оппозиционных политиков, то и протестовали бы в другом месте. Просто в действующей у нас политической системе до тех пор, пока ты не бросишься выбивать двери парламента, в это самом парламенте к тебе будут относиться как к пустому месту.

Особенно занятно выглядели комментарии со стороны депутатов от коалиции.  Например, глава фракции ПР А. Ефремов заявил о создании «рабочей группы» с протестующими, которая должна согласовать все спорные моменты.

Вот и возникает вопрос: а что мешало сделать это раньше?

Ответ очевиден. Потому, что никому это не было нужно. Год назад вице-премьер Тигипко, ответственный за нынешние переговоры, уже встречался и с афганцами и чернобыльцами, и с другими категориями. Уже тогда были названы и обозначены все проблемы. Но никто не предпринял ни единого шага в направлении их решения.

Почему нельзя было договориться раньше? Потому, что все хотели сделать «по-тихому».

Сегодня в эфире 5-го канала откровенничал один депутат из большинства. Дескать, было опасение, что люди могут продолжить судится за удовлетворение своих законных прав с европейском суде, а невыполнение европейских судебных решений грозило стране исключением из ПАСЕ. “Гении“ из правительства решили просто убрать законные основания для судебных исков. Для всех “скопом“.

Вообще, не сложно представить, почему сам законопроект называется так нейтрально - «О гарантиях государства по выполнению судебных решений». Притом, все его содержание заключается в «прикинцевых положеннях». Очевидно потому, что создатели данного документа планировали ввести все изменения, не информируя о них тех, кого они непосредственно касаются. Кстати, сегодня некоторые депутаты говорят, что голосуя за этот закон, они проявляют честность перед избирателями. Господа, если вы такие честные, то что вам мешает назвать закон «Об отмене льгот»?

Но сейчас очень тяжело спрятать в мешке шило. Потому больше чем полгода назад все всё прекрасно знали. Изменилось от этого желание принять вышеуказанный законопроект? Конечно, нет. Единственное, его не решились принимать одновременно с пенсионной реформой, потому перенесли на осень.

Итак, внесли законопроект, не посоветовавшись ни с кем, кого он непосредственно касается. Далее, полгода игнорировали мнение заинтересованных групп. Проголосовали в неизменном виде в первом чтении. Потом, когда собрались люди под Верховным Советом, никто и не подумал прислушаться к их требованиям. И только когда начались столкновения у дверей парламента, заговорили о «рабочей группе».

Вам это ничего не напоминает? Конечно, можно вспомнить и «Налоговый кодекс», и «пенсионную реформу». Вообще, безнаказанность опьяняет и заставляет еще и еще раз повторять одни и те же технологии.

На основании всех этих примеров можно вывести принципы «законодательного процесса по-украински», которые используются в теперешней практике.

 1.       Находится некая статься в бюджете, на которой можно “сэкономить“, или социальная группа, у которой можно что-то отобрать. Министры, как "санитары леса" выискивают "слабых", на которых можно обрушить заряд "заботы". Пишется нормативно-правовой акт, в котором грабительская сущность прячется за названием типа «Особенности применения трудового законодательства в сфере защиты бобровых хаток». Если все это не вызывает социального взрыва, то в таком случае норму стремятся как можно скорее сделать законом, пока информация не просочилась в информационное поле, а “сэкономленным средствам” находится новое применение.

2.       Если чувствуется, что “протянуть“ закон напрямую не выйдет, то наступает стадия “забалтывания“  проблемы. Проводятся неисчислимые “семинары“ и “конференции“ на которых всех убеждают, что ведется кропотливая работа по “исправлению“ норм. Конечно, никто в это не верит, но время выигрывается. Если общество впадет в пассивный ступор, то можно принимать закон.

3.       Если пассивный ступор не наступает, то можно попытаться натравить разные социальные группы друг на друга. Например, пенсионеров на “наглых торгашей, из-за которых у них маленькие пенсии“. А потом этих самых “торгашей“ на “ленивых пенсионеров, которые не хотят работать, а хотят жить за государственный счет“ и т.д. и т.п. Часто это работает, особенно в нашем обществе “войны всех против всех“.

4.       После чего можно выходить на стадию “парламентского процесса“. Тут главное придерживаться следующих требований: упрощенная процедура, полуночные бдения, марафон по постатейному рассмотрению, игнорирование всех альтернативных позиций. Несколько депутатов-многостаночников с отвлеченным видом голосуют за оглашаемые спикером статьи. Иногда дают слово оппозиционным депутатам, после чего продолжается “игра на клавишах“. Если на следующий день перед парламентом тихо, то можно сразу переходить к дележу денег.

5.       Если после этого происходит социальный взрыв, то можно реализовывать несколько стратегий. Самая распространенная – убрать из закона несколько одиозных норм, которые изначально заложили в него из расчета, чтобы было не жалко убрать. Еще можно самостоятельно назначить “протестующих“, провести с ними переговоры и отрапортовать о том, что они прошли успешно. Если недовольные в это поверят, то можно будет переходить к воплощению принятых норм в жизнь и выявление “зачинщиков мятежа“.

6.       И только если, не смотря ни на что, протестующие сохранят твердость и единство, то у них появится шанс не стать жертвой “политических браконьеров“. Последние тогда примутся искать кого-то менее защищенного и организованного.

Что во всем этом главное? Главное то, что никаких аргументов, кроме массовых протестов, никто не рассматривает. Чтобы с тобой просто поговорили, нужно вывести на улицы людей. Чтобы учли твое мнение, нужно держать их очень долго.

Все делается с расчетом на нашу общественную психологию, на то, что 1) не выйдут; 2) выйдут, но мало; 3) выйдут, но неорганизованно; 4) выйдут, но быстро потеряют терпение и надежду; 5) выйдут, но будут пассивными; 6) выйдут, но поверят обещаниям.

Тот, кто пройдет все эти преграды – имеет все шансы добиться своего. То есть просто отстоять то, что зафиксировано в законе. Вот только многие ли наши сограждане готовы на это?

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.