Батькивщина - это Юля

4 ноября 2011, 16:36
0
2020

Неважно, где она будет физически находиться - у нее хватит сил и возможностей управлять процессами и четко вести линию партии.

Я дала интервью liga.net. Подняли очень много вопросов, публикую его здесь.
Если у вас останутся дополнительные вопросы - вы можете задать их и получить ответы на моей странице в Facebook.


- Кто выиграл от приговора Тимошенко? Эксперты называют как минимум двух политиков: Янукович, который видел в ней потенциального соперника, и Яценюк, у которого появилась возможность выйти в лидеры оппозиции…

- Ошибочно думать, что кто-то может выиграть от приговора Тимошенко. Это судебное решение на самом деле - приговор всей Украине: и власти, и оппозиции, и гражданскому обществу.

На следующий день после приговора мы проснулись в другой стране. На всех нас обрушилась страшная правда. Все стало черно-белым, без полутонов. Приговор, как лакмусовая бумажка, проявил зависимость судей от власти, отсутствие правил в политической борьбе. Дело Тимошенко - символ тысяч аналогичных дел. Мы допустили, что у нас в стране до сих пор судят по законам 1962 года, а вседозволенность и безнаказанность власти достигла непостижимых размеров. Если так поступают с Тимошенко, Луценко, за судьбами которых следит мир, то что могут сделать с обычным человеком?

Власть пытается всех держать в страхе: бизнесмены должны бояться, что из них сделают нищих или преступников, политики должны бояться принимать решения, ведь любое из них может окончиться приговором. Страх охватывает и простых людей, которые видят, что у нас в стране могут безнаказанно бить депутатов, сажать на нары самых известных политиков.


- Почему БЮТ выглядит таким беспомощным? Оппозиция ничего не смогла противопоставить суду над Тимошенко. Первая реакции на приговор была вялой, сейчас активных действий тоже нет.

- В августе, когда Юлю только арестовали, оппозиция создала Комитет сопротивления диктатуре. В День Независимости удалось провести АвтоМайдан и Марш несогласных. Но мы понимаем, что этого недостаточно. Решение, принятое по указке сверху Печерским судом, - это приговор и для нас тоже. Поэтому работаем над тем, чтобы консолидировать людей, готовых бороться.

- А дальше: консолидируете людей - и что?

- Нынешняя власть понимает язык либо денег, либо силы. Но поскольку деньги они все у народа уже отобрали, а денежные потоки консолидировали, остается только сила. Воины-афганцы показали под Верховной Радой, как надо принуждать власть. Они добились того, что депутаты не только вышли к ним на переговоры, но и отказались от планов урезать льготы. Бороться должен каждый на своем уровне.

Все иллюзии развеяны. Новые дела против Тимошенко показали: только глобальная работа по принуждению власти выполнять закон и несогласие гражданского общества жить в такой стране может оставить репрессивную систему.

- Если Тимошенко не выпустят после рассмотрения апелляции, в Батькивщине неминуемо встанет вопрос выбора нового лидера.

- Этот вопрос даже не обсуждается. Батькивщина - это Юля. Неважно, где она будет физически находиться - у нее хватит сил и возможностей управлять процессами и четко вести линию партии. Никто другой не сможет взять на себя эту функцию.

- То есть Тимошенко будет руководить партией из-за решетки?

- А другого варианта нет.

- Почему? Возможными лидерами называют и Турчинова, и вас.

- Без Тимошенко это будет уже не Батькивщина.

- Это лишний раз подтверждает, что Батькивщина - партия жесткого лидерского типа.

- Никто и не сомневался, что Батькивщина - партия лидерского типа. В Украине просто нет других партий.

- Сейчас у вас есть возможность перейти к коллегиальному варианту.

- Это никем не обсуждается.

- Недавно якобы некий анонимный источник из вашего окружения заявил, что в ноябре вы презентуете публике свою партию.

- Об этом говорят уже несколько лет.

- Но теперь есть возможность: весной создали гражданское движение "Вперед", можно его можно переформатировать в партию.

- Ни партия, ни гражданское движение не формируется сверху. Перерождаться - значит менять философию. Я не переформатирую гражданское движение под новую политическую силу.

- Собственной партии, как вы говорите, не будет, при этом ваша позиция в Батькивщине не совсем понятна. Не верится, что человек, который построил бизнес-империю в Луганске, удовлетворится средними ролями в партии…

- Для меня лично Батькивщина без Тимошенко - это совершенно другой формат. Я пришла в Батькивщину потому, что очень уважала Юлю. Мы проработали вместе пять лет, дважды провели выборы в парламент, пережили исключения «тушек» из фракции, прошли испытания властью и оппозицией, экономический кризис… После всего, что пройдено, таких людей, как Юлия Тимошенко, считаешь родными, понимаешь с полуслова и полувзгляда. И говорить о том, какую роль я занимаю в Батькивщине, какое место - это сейчас второстепенно.

Что касается моей бизнес-империи, то ее уже нет. Пять лет назад, уходя в политику, я приняла довольно сложное для себя решение отойти от бизнеса. Сложное, потому что была успешным предпринимателем, управляла огромным коллективом. Но я вовремя поняла, что невозможно совмещать политику и бизнес. Каждое из этих направлений требует полной самоотдачи, работы по 20 часов в сутки. Поэтому я перевернула эту страницу и посвятила себя политике.

- У вашего коллеги Евгения Суслова возникли серьезные трения с властью - обыски, уголовное дело. В ваш адрес угрозы звучат?

- За последние полтора года в Луганске на всех предприятиях, где я когда-либо работала, с проверками побывали представители всех мыслимых и немыслимых контролирующих органов. Моих бывших коллег регулярно вызывают в правоохранительные органы и пытаются накопать на меня хоть какой-нибудь компромат. Потом бывшие сотрудники звонят мне и говорят: "Мы уже даже вспомнили, в какой одежде ты десять лет назад на работу приходила".

Моему мужу тоже пришлось уйти из украинского бизнеса после того, как маски-шоу прошли не только в его компаниях, но и на предприятиях, которые были контрагентами и имели хоть какие-то отношения с бизнес-структурами нашей семьи. Мы понимаем, что проводится политика, направленная на полное уничтожение оппозиции. Поэтому сегодня ни я, ни моя семья не имеют никакого бизнеса в Украине.

К сожалению, многие мои друзья были вынуждены уехать из страны, потому что поняли: здесь не получится не только развивать бизнес, но даже чувствовать себя в безопасности. В Киеве есть хоть какая-то возможность поддержки со стороны депутатов. Мы оперативно выезжали в офис к афганцам, у Жени Суслова тоже смогли организовать поддержку депутатов, быстро связались с Кардаковым (собственник IT-компании Инком, в офисе которой налоговая милиция недавно провела обыски, - ред.) и предложили помощь. А когда подобное происходит где-нибудь в Луганске, на окраине страны, у людей нет возможности оперативно придать огласке случившееся и получить хоть какую-то защиту. Мы имеем дело с экономическими репрессиями по политическим признакам - других способов сохранить власть у правящей партии не осталось.

- Некоторые считают вас ненадежным звеном в БЮТ. Отчасти из-за того, что ваш брат - крупный чиновник в России, может влиять на ваши решения (до недавних пор был заместителем министра регионального развития РФ, - ред.).

- Во-первых, Константин ушел с этой работы. Во-вторых, моя политическая карьера стала причиной нашего с ним конфликта. Брат всегда считал меня успешным бизнесменом, эффективным руководителем, говорил, что это - мое призвание. Но депутатом я стала втайне от него. У нас в семье есть традиция: за 15 минут до наступления Нового года мы собираемся за столом и говорим о том, что недосказали в течение года. Главное условие - в новом году это уже не обсуждается. Списки депутатов были утверждены в декабре 2005-го, и за несколько минут до Нового года я призналась, что иду в Верховную Раду по списку БЮТ. Это было для него полной неожиданностью. Для серьезного спора времени было мало, и тогда мы договорились, что никогда не будем обсуждать его работу и мою политическую деятельность. С тех пор эти темы для нас табу.

- Еще вас подозревают в сотрудничестве с регионалами, в частности, с первым вице-премьеромКлюевым.

- Что касается регулярно возникающих слухов о моем переходе в Партию регионов - это бред. Тем не менее, мне понятно, зачем их распространяют. У многих есть желание посеять противоречия внутри БЮТ, поссорить спаянную команду.

- А Тимошенко вам верит? Писали, что летом она вас назвала "иудой в юбке".

- Мало ли что пишут в Интернете и на заборе! Знаете, я встречалась с Юлей буквально накануне ее ареста. Мы проговорили несколько часов. И я, и она прекрасно понимаем, что чем дальше находимся в оппозиции, тем больше будет провокаций и агрессии, тем сильнее у наших оппонентов и внутри, и снаружи будет желание нас поссорить. Я очень благодарна Юле как человеку за то, что она никогда не давала мне повода думать, что у нее ко мне двойственное отношение. Возможно, наши искренние, доверительные отношения и вызывают время от времени потоки лжи и подлости. Все-таки в жизни любого политика немного людей, которые могут честно донести свою позицию, вступить в открытую дискуссию.

- К Тимошенко были немногие вхожи?

- Сейчас к ней вообще очень немногие вхожи, по известным обстоятельствам. Но в целом, если говорить о не столь отдаленном прошлом, думаю, и тогда к ней немногие были вхожи. И уж тем более, не так много женщин в политике могли с ней вот так просто посидеть и поговорить о политике и о мужчинах в политике.

Валерия КОНДРАТОВА
ЛIГАБiзнесIнформ
Информационное агентство
www.liga.net

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
ТЕГИ: Киев,Юлия Тимошенко,БЮТ,интервью,Батькивщина,Королевская,Печерский суд,юля
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.