Когда от политтехнолога требуется маленькое чудо: черный PR

11 ноября 2011, 12:56
Политический консультант
0
4004
Когда от политтехнолога требуется маленькое чудо: черный PR

Самые удивительные и увлекательные выборы происходят вдали от Киева, куда редко ступает нога столичного политтехнолога…

В прошлом блоге я обещал подробно рассказать о самых распространенных политтехнологиях и привести примеры. Слово держу.

Моня: Слушай а он мне нравится.

Лёва: Ну что, покушение?

Моня: Сделаем примерно как тогда в Нижнем? На прошлых. Прорыв криминалитета к власти, органы на страже, криминальный кандидат в последний момент тю-тю, представитель власти объясняет кому это выгодно. Все!

Лёва: А-а-а, понял-понял, защищал правопорядок, поранил  лицо. Разгул криминалитета это всегда турбо. Вот в Нижнем, шестеро милиционеров отравились метиловым спиртом, мы сделали как теракт. И явка на участке была 92%, а ждали от силы 60%».

Из диалога двух московских политтехнологов в фильме «Мама не горюй-2» во время первой встречи с кандидатом, который по совместительству является прокурором города.

Самая экспрессивная и экстремальная кампания за мою почти 15-летнюю практику случилась в 2006 году. Как сейчас помню, та зима выдалась на удивление холодной и снежной. Последний раз такое «чудо» наблюдалось в аккурат на другие выборы, 1998 года. Снега было столько, что в Киеве впору было открывать зимнюю олимпиаду. Однако для работы «в полях» такая погода не сулила ничего хорошего. Ни тебе ставших после 2004 года модными агитационных палаток (попробуйте постоять часик-другой на температуре – 25 С), ни нормальных встреч с избирателями. Одним словом, ужас политтехнолога – «подснежниковая» кампания, выборы ранней весной.


Какие же выборы без столичных селебритиз?

Удачно проведенные переговоры с заказчиком забросили нас в Крым. Первая радость от прибытия в родные места (здесь, как-никак, прошло босоногое детство) быстро сменяется  шоком. Шестеро интеллигентных киевских мальчиков и девочек, выйдя на перрон симферопольского вокзала, впали в тихую истерику. Даже после столицы – жуткий мороз. И вдобавок Перевал закрыт по банальной причине – ялтинская трасса укрыта ровным (метровым!) слоем снега, как бутерброд чиновника красной икрой.

С двадцатой попытки за тройную таксу находим местного таксиста на минивене, который (о чудо!) согласен довезти нас до ЮБК. Никогда – ни до, ни после – я не ездил по ялтинской трассе в полном одиночестве. Последние машины, что во встречном, что в попутном направлении, закончились где-то после села Доброго. На подъезде к Перевалу наш водитель надевает на колеса своей «японки» специальные цепи – иначе перебираться по горной дороге будет невозможно.

С грехом пополам добираемся до ЮБК – здесь разместится штаб кампании. К слову, о кандидате. Человек многих талантов, известный в городе меценат и предприниматель, почетный гражданин города и в целом уважаемый человек. Внешне очень похож на бывшего московского мэра Лужкова. Кепка — в комплекте. Между своих его называют просто и уважительно – Михалыч. В общем, полный набор достоинств.


Церковь всегда четко реагирует на пожелания приложиться к победе кандидата

Портило длинный список регалий одно мааааленькое недоразумение. На излете перестройки, когда запрещенное могло в одночасье стать разрешенным, Михалыч погорел по экономической статье. Даже не так. Статьишке. В общем, сегодня посадили за нелегальную экономическую деятельность, а завтра вышел указ Горбачева о кооперативном движении – и ты уже уважаемый человек, надежда экономики, гордость Партии.

Поскольку этот факт обещал, усилиями недремлющих конкурентов, стать достоянием  крымской общественности, и, что больнее, быть раздутым и искаженным до такой степени, что вовек человека не отмоешь, с этим определенно надо было что-то делать. Варианты отметались один за одним. Только на третий день сошло на одного из моих ребят, «черного» политтехнолога, тезки вождя мирового пролетариата, озарение.


Американские кампании демонстрируют поддержку всех слоев населения ("На трезвую голову")

Придумал он во что. От имени злых оппонентов была выпущена листовка. В ней прямым текстом говорилось, что Михалыч в молодости сидел в местах не столь отдаленных. Но — внимание! - совсем не по экономической статье. А совсем наоборот. Якобы в порыве ревности убил свою молодую жену и, заметая следы, пустил в ход бензопилу. Содом и Гоморра, мрак и ужас. Слух разлетелся вмиг, не в последнюю очередь, благодаря недальновидным оппонентам. Когда скандал достиг апогея и ждать дольше здравый смысл не советовал, на сцене появился Михалыч. Весь в белом. И не один, а с супругой. Живой-здоровёхонькой.

Вместе с женой они пришли на сход граждан. (Помнится, в силу своей богатой биографии он автоматически говорил не «сход», а «сходка». Но это мелочи. За пару недель отучили). В порыве праведного гнева Михалыч рвал и метал стрелы негодования и лучи недержания в нечистоплотных конкурентов.

Когда те вскорости начали распространять листовки об экономическом криминале, традиционно перегибая палку, эффект был предсказуем. Нулевой эффект. После первой «наглой лжи» веры в их «чернуху» уж не было.

Такая политическая технология называется нехитрым словом «прививка». Смысл ее в том, чтобы на взлете маленькой неприятной информацией сбить волну будущего реального убойного компромата. И превратить проблему в преимущество. Экспортировали ее в нашу страну россияне. И когда окружение киевского мэра Черновецкого распространяло слух, что кличка будущего мэра - «Космос», это тоже «прививка» была. Чтобы киевляне потом со вздохом говорили: да, странные вещи творит Черновецкий, а что  вы хотите от мэра «с приветом»? Главное, что человек душевный...


Выборы как рулетка - играет всегда одна ставка

Кстати, когда меня периодически спрашивают о разнице между политтехнологами и политологами, я цитирую своего коллегу Сергея Гайдая, который прибегает к следующему сравнению. Политтехнолог – это режиссер драмы, которому под силу изменить заранее написанный сценарий, расставив акценты в тех местах, где он считает это необходимым. А политолог – это театральный критик, его задачи – со стороны оценить постановку «режиссера», где-то покритиковать его за неудачно выбранных актеров, где-то похвалить, но реального влияния на действия политтехнолога политолог не имеет, но он влияет на восприятие публики.

К слову, моя личная, чисто субъективная шкала предпочтений лучших отечественных политтехнологов (ее вывожу из персонального опыта работы с большинством из них) выглядит следующим образом (в алфавитном порядке): Сергей Гайдай, Юрий Левенец, Сергей Одарич, Олег Медведев, Игорь Шувалов.

И напоследок еще одна цитата из фильма "Мама не горюй-2"

"Я подумал: если губернаторский срок 4 года, но за примерное поведение его же могут скостить… или увеличить?"

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.