Александр Ельяшкевич мог бы сделать тогда блестящую политическую карьеру, но...

23 ноября 2011, 23:19
Журналист
0
44
Александр Ельяшкевич мог бы сделать тогда блестящую политическую карьеру, но...

18 ноября я выступил в Верховной Раде с заявлением — призывом к руководителям государства: принять меры для полного расследования преступления против народного депутата Александра Ельяшкевича.

В частности, я подчеркнул: «21 октября 2011 года был оглашён мой запрос к Премьер-министру Украины, Генеральному прокурору, министру юстиции, министру иностранных дел, председателю Комитета по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией относительно предоставления информации о принятии мер для выполнения многочисленных решений Парламентской ассамблеи Совета Европы по расследованию покушения на жизнь народного депутата Украины Ельяшкевича Александра».

Этой истории почти двенадцать лет. Произошла она практически после избрания Леонида Кучмы на второй срок — в начале 2000-х годов. То есть значительно раньше известных уже на весь мир событий: избиения общественного деятеля Алексея Подольского и убийства журналиста Георгия Гонгадзе.

 

Что же произошло? «9 февраля 2000 г. на пленарном заседании Верховной Рады Украины при обсуждении законопроектов по референдуму я внёс предложение о создании комиссии ВР, которая бы приняла срочные меры для совершенствования законодательства о референдуме с целью недопущения фальсификаций результатов народного волеизъявления и манипуляций результатами референдума. Принятие такого решения было согласовано с большинством фракций Верховной Рады Украины, и руководство Верховной Рады Украины запланировало голосование по этому вопросу 10 февраля после моего выступления как инициатора предложения. Вечером 9 февраля 2000 г. на меня было осуществлено нападение, в результате которого я получил закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение мозга, перелом костей носа и тому подобное», — из обращения народного депутата Украины Александра Ельяшкевича к Президенту Парламентской Ассамблеи Совета Европы лорду Расселу Джонстону (21 июня 2001 года).

 

История эта является не менее резонансной, чем вышеупомянутые. Она также находится под постоянным контролем ПАСЕ. О ней не раз писали в украинских средствах массовой информации. Однако ответа на вопрос, кто виноват, нет и до сих пор. Сам Ельяшкевич в том же обращении пишет: «Считаю заказчиком нападения на меня Президента Украины Леонида Кучму, о чём я заявил сразу же после избиения».

 

С целью выяснения всех обстоятельств 11 сентября 2001 года докладчики Мониторингового комитета ПАСЕ Ханне Северинсен и Рената Вольвенд встречались с паном Ельяшкевичем. А 27 сентября 2001 года ПАСЕ принял резолюцию № 1262, где в частности в п. 8 говорится: «инициировать специальное расследование по делу заместителя председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам финансов и банковской деятельности пана Ельяшкевича».

 

Стоит припомнить ещё один момент. Факт, касающийся покушения на жизнь народного депутата Ельяшкевича, как и факты, связанные с Подольским и Гонгадзе, зафиксированы на «плёнках Мельниченко». «Доказательствами политической версии нападения на меня являются соответствующее заявление бывшего сотрудника охраны Президента Украины Мыколы Мельниченко от 16 ноября 2000 г. и стенограмма разговора Леонида Кучмы с неизвестным, запись которого осуществил М. Мельниченко, — говорится в том же обращении Ельяшкевича в ПАСЕ. — Из диалога следует, что Леонид Кучма недоволен тем, что я внёс на рассмотрение Верховной Рады предложение о начале процедуры импичмента Президента и об отклонении его законопроекта о внесении изменений в Конституцию, направленного на увеличение президентских полномочий. Кучма сообщил собеседнику, что в случае продолжения мной работы в этом направлении, меня побьют так, чтобы не поднялся». Разговор состоялся 7 июля 2000 г., то есть через полгода после нападения на меня».

 

В Верховной Раде в сентябре 2000 года была создана Временная следственная комиссия относительно состояния расследования уголовных дел по вопросам исчезновения журналиста Г. Гонгадзе, общественного деятеля М. Бойчишина, убийств народных депутатов Украины Е. Щербаня и В. Гетьмана и попытки убийства народного депутата Украины В. Бортника, нападений на народных депутатов Украины А. Ельяшкевича, В. Хару, похищение сына народного депутата Украины В. Алёхина и гибели народных депутатов Украины В. Бойко, М. Мясковского, С. Драгомарецкого (только само название говорит о масштабах преступлений того времени). Заслушав информацию Временной следственной комиссии, Верховная Рада Украины от 10 января 2002 года постановила:

Считать необходимым выполнить в I квартале 2002 года требования резолюции ПАСЕ от 27 сентября 2001 года по вопросу соблюдения обязанностей и обязательств Украины, в частности: ускорить и завершить расследование исчезновения и убийства Георгия Гонгадзе или начать — в случае надобности — новое независимое расследование этого дела с помощью международных экспертов; начать специальное расследование дела по избиению народного депутата Украины А. Ельяшкевича, заместителя Председателя Комитета Верховной Рады Украины по вопросам финансов и банковской деятельности.

 

2. Предусмотреть в Государственном бюджете Украины на 2002 год (2905-14) 500 тыс. гривен для проведения экспертами, которых определит Совет Европы, экспертиз «таращанского» тела и записей разговоров в кабинете Президента Украины относительно Г. Гонгадзе, А. Ельяшкевича и А. Подольского. (Постановление взято из сайта Верховной Рады).

 

Экспертиза была проведена в США американским экспертом Брюсом Кенигом и фирмой «Bek Tek». Результат: плёнки аутентичны. По этому поводу 20 февраля 2002 года Александр Ельяшкевич проводит пресс-конференцию и делает заявление, что за заказ покушения на его жизнь он обратится с иском в суды иностранных государств на Президента Украины Леонида Кучму. Позже — в марте, депутат несколько дней блокирует трибуну ВР с требованием поставить на голосование вопрос о специальном заседании по результатам американской экспертизы аудиозаписей.

 

Уже 16 апреля 2002 года в связи с угрозой жизни Ельяшкевич вынужден выехать в США, где получает политическое убежище. Александр Ельяшкевич — единственный государственный деятель Украины, который за все годы независимости получил политическое убежище в США. Причем, этот статус был предоставлен ему в связи с угрозой его жизни, которая непосредственно шла от президента Кучмы. Тогдашняя кучмовская власть проглотила это молча — никаких протестов в адрес США по этому поводу не выразила, аргументы Ельяшкевича, которые он предоставил США, были настолько убедительными, что Кучма и его окружение испугались каких-либо публичных высказываний по этому поводу.

 

26 апреля 2002 года в Печерском районном суде Киева проходит судебный процесс, причем без самого пострадавшего или даже его представителя (жертва преступления оказалась лишней?), и выносится решение, согласно которому виновным в преступлении против Ельяшкевича признается гражданин Воробей В. В.

Как видим, метод расправы с Ельяшкевичем был приблизительно тот же, как и в отношении Подольского и Гонгадзе. Мотивы были также одинаковы: профессиональная оппозиционная деятельность. Как готовились эти и многие другие акции, стало известно из записей Мельниченко. Если бы не они, то вряд ли все это стало известно широкой общественности. Из интервью Алексея Подольского «Дню» (№142,14 августа 2009 года):

 

«Я не верю в версию, что под пленки убили Гонгадзе. На этих пленках вообще столько всех было записано, что убивать тогда нужно было многих. На следующий день после моего похищения я написал заявление в милицию, где указал, что меня похитили, побили и, по моему мнению, это сделали работники милиции, а заказчиками этого были Кравченко и Кучма. Дальше, через три дня мы написали публичное заявление, где перечислили все преступления против «Української перспективи», на что и до сих пор не получили ответа от ГПУ. И это тогда, когда еще был живой Гонгадзе и не было никаких пленок. Я не думаю, что это репетиция, это банальная расправа над оппонентами. На моем примере они хотели запугать всю нашу команду. Это они делали и с другими моими коллегами. Одаричу (Сергей Одарич — один из активных членов благотворительного фонда «Українська перспектива» в конце 90-х — начале 2000-х гг., ныне мэр Черкасс. — Авт.), например, буквально с двух метров стреляли в ноги, то есть, понятно, для чего это делалось, ведь с двух метров можно было и попасть. Самое страшное случилось с нашим Сашей Якименко (Александр Якименко — председатель донецкой ячейки правозащитной организации «Мы», убитый в 2000 году в Донецке. — Авт.), которого по указанию местного донецкого прокурора сожгли живьем в машине около его дома».

 

Все это время ПАСЕ постоянно контролировала ситуацию вокруг резонансного преступления в отношении Ельяшкевича и принимала многочисленные решения относительно этого. В частности, об этом речь шла в п. 5 ее резолюции №1346 от 29.09.2003 года, а также в пунктах 10, 13.16 резолюции № 1465 от 15.10.2005 года: «власти Украины пока не удалось выполнить положение Резолюции Ассамблеи с требованием проведения нового расследования по делу господина Ельяшкевича А.С. и авторитетной экспертизы записей Мельниченко», в пунктах 10, 11.1, 11.3 резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы № 1645 от 27.01.2009 года: «Генеральной прокуратуре Украины использовать все возможные пути проведения расследования для того, чтобы обнаружить заказчиков и организаторов» резонансного преступления, совершенного в отношении народного депутата Украины Ельяшкевича А.С.».

 

Что означает для украинской власти (в том числе и времен президента Виктора Ющенко) игнорирование резолюций ПАСЕ по делу Ельяшкевича? Ведь реален зафиксированный правоохранительной системой и медициной факт жестокого преступления против государственного деятеля. Есть записи Мельниченко, которые разоблачают заказчиков этого преступления. Есть и другие доказательства, которые убедительно доказывают вину настоящих заказчиков покушения. А теперь уже есть данные о фальсификации уголовного дела с подставой фальшивого преступника с фальшивой мотивацией совершения преступления (как указывается в запросе народного депутата Кармазина к вышеупомянутым лицам: «как мне стало известно, в 2006 году гр. Воробей В. В. официально признался в том, что был вынужден принять на себя вину за преступление, которого он не совершал, по указанию конкретных должностных лиц правоохранительных органов. Кроме того, гр. Воробей В.В. назвал конкретные фамилии, звания и должности этих лиц»). Скорый суд без пострадавшего или его представителя. Есть признание подставного преступника, что он взял на себя это преступление по указанию конкретных должностных лиц. С точки зрения европейских стандартов в отношении обеспечения прав человека — это немыслимо. Наверное, для европейских институтов будет шоком, что более десяти лет украинской властью независимо от цвета, игнорируются и не выполняются их решения относительно конкретных резонансных дел.

 

Депутат Ельяшкевич был активным и убедительным публичным критиком Кучмы, причем не только с парламентской трибуны. У него была бы блестящая политическая карьера, но...

Предоставляю Вашему вниманию мое интервью на эту тему.

Первый вопрос звучал так: «Какой была реакция высокопоставленных должностных лиц на Ваш запрос, Юрий Анатолиевич?»

 

— Николай Азаров никак не отреагировал. Наверное, он не знает, что руководитель правительства отвечает за все, что происходит в государстве. Так написано в Конституции, в законе о Кабинете Министров, а также во всех международных соглашениях, которые Украина заключает. Премьер-министр должен знать, что он должен отчитываться, если ПАСЕ принимает какие-то решения относительно Украины. Не президент, а именно глава правительства. Но Азаров почему-то считает, что это дело Генеральной прокуратуры. Нет, ГПУ должна заниматься расследованием дела. Поэтому, «отфутболив» этот запрос к Генпрокуратуре, Азаров показал недостойную реакцию премьер-министра. Таким образом, мы очередной раз оконфузились перед Советом Европы в том, что не раскрыли преступление в отношении депутата Ельяшкевича.

 

Генеральная прокуратура ответила в аналогичном плане.

С моей точки зрения, эта структура также работает неудовлетворительно. Потому что стопроцентно понятно, что человек, который осужден за это преступление, его не совершал. Это было понятно с самого начала. Его заставили сознаться в том, что он не совершал. Об этом он сам позже признался следователям Генпрокуратуры. Но политической воли, чтобы расследовать это дело дальше, не было. Нет его и по сегодняшний день. Из-за этого, меня удивляет, как можно открывать десятое или одиннадцатое дело против Тимошенко, не расследуя дел, которые находятся на контроле в ПАСЕ. Кузьмин руководит управлением по расследованию особо важных дел ГПУ, но он идет вопреки презумпции невиновности и указывает, что совершала Тимошенко (хотя об этом должно быть сказано в приговоре относительно нее). Лучше бы он рассказал, как расследовано покушение на оппозиционного депутата Ельяшкевича. В том числе, в Европе, куда господин Кузьмин поехал выступать. Что сделано в этом плане?

 

— Была ли реакция от других адресатов ваших запросов?

 

— Пока нет ответов. Министры, к которым направлялся запрос, наверное, не совсем понимают, что нужно делать каждому министерству в связи с этим. Я уже не говорю о «успехах» во внешней политике. Держать на контроле такие вещи, как решение Парламентской ассамблеи — это задача МИД. Именно это министерство вместе с министерством юстиции должны реагировать на такие вещи. А не давать покоя им должен премьер-министр.

 

— Какими будут ваши последующие действия?

 

— Я направил письма абсолютно всем членам украинской делегации в ПАСЕ. Одна из их задач — это контроль и отчет от имени страны об этом деле перед Европой. Как это так, ПАСЕ несколько раз ставит этот вопрос на повестку дня и принимает решения, а в Украине никому ничего не нужно?

 

Я подробно изучал пленки Мельниченко, в том числе и те, которые еще нигде не изданы (по определенным источникам, которые я получил). В этой связи у меня возникло много вопросов относительно исполнения преступления по отношению к Ельяшкевичу. Я понял, что это преступление абсолютно не расследовано. Кроме того, я хорошо знаю, какие времена тогда были, что и как происходило, к тому же, мы с Ельяшкевичем были депутатами второго и третьего созывов, но я никогда не думал, что ничего не будет делаться, никто не будет заниматься расследованием, что все силы будут брошены на борьбу с оппозицией... Конечно, это дело резонансное...

 

— Так почему, с вашей точки зрения, украинские политики этого не понимают?

 

— Мне не подчиняются ни ГПУ, ни министерства, никакие другие подразделения. Но я вице-премьер оппозиционного правительства, поэтому я смотрю на все это под этим углом. Если бы я был в действующем правительстве, я бы заставил их «вертеться». Тайн никаких не может быть. Их и нет — все маски давно сорваны. Поэтому мы должны получить ответы: кто из чиновников и как давал команду по фальсификации этого дела?

 

— На ваш взгляд, какой должна быть последующая цепочка действий?

 

— Должно быть назначено расследование исходя из новых обстоятельств. Отменен предыдущий приговор человеку, который не имеет к этому никакого отношения. Такой шаг должна инициировать прокуратура. Суд этого не сделает. ГПУ должна проверить материалы дела, потому что они не лезут, как говорится, ни в какие ворота. Как это так, что Ельяшкевича — пострадавшего по этому делу, никто не допрашивал в суде? Это вообще нормально? Не говоря уже о том, что человеку сломали судьбу. Кстати, он является гражданином Украины, он не принял гражданство США. Поэтому его судьбой должны заниматься и МИД, и Президент, и правительство. Генпрокуратура должна изучить обстоятельства дела — вернуться к нему, а затем внести представление об отмене приговора. Далее параллельно со Службой безопасности Украины вычислить всех работников милиции, которые были причастны к так называемому раскрытию преступления, то есть к фабрикации дела, и привлечь их к ответственности. Также необходимо установить, кто давал им команды фальсифицировать это. И главное — кто заказал Ельяшкевича. Это дело, которым должно заниматься управление по особо важным делам ГПУ, так как это нападение на государственного деятеля, покушение на его жизнь. Но мы видим, что, несмотря на то, что власть уже дважды менялась, ничего не делается. Уже даже пошли на возбуждение уголовного дела против экс-президента Кучмы, то есть говорят о серьезных вещах, но... Я готов верить, что они хотят достичь результата. А главный результат должен быть — установление истины...

* * *

 

Зачем все это нынешней власти, которая не имеет отношения к этим преступлениям? Ведь ее попустительство потугам защитников Кучмы скрыть, переврать, сфальсифицировать эти преступления привязывает ее к этим дикарским действиям команды Кучмы. Замолчать эту проблему, которая прозвучала с высокой парламентской трибуны, сейчас уже будет невозможно. А с другой стороны, это удобный случай для власти (и, кстати, для журналистов, которые протестовали вчера против безнаказанности) — на деле продемонстрировать свою принципиальную позицию в европейском выборе, исповедовании европейских стандартов по правам человека, судебной системе.

 

Недавно мною был  направлен повторно депутатский запрос Генеральному прокурору Украины Пшонке В. П.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.