"FEMEN - "Блондинки", причем не пупсики при папиках, а обыкновенные девахи..".

24 января 2012, 11:46
Активистка женского движения FEMEN
0
2534

Редактор журналисту о FEMEN: "Ты им будто сочувствуешь, а народ хочет о них прочитать другое"



АКТИВИЗМ СО ВТОРИЧНЫМИ ПОЛОВЫМИ ПРИЗНАКАМИ


Леонід Швець

Кстати, большое заблуждение, что неприятие FEMEN основывается исключительно на их злоупотреблении голым приемом. Свою долю улюлюканья от комментаторов получили и вполне одетые участницы российской группы Pussy Riot, устроившие 20 января акцию на Лобном месте Красной площади. Просто, выходит, девушкам..

«Движению «Стоп цензуре» отказано в официальной регистрации. Государственная регистрационная служба указала, что статья 35 Конституции Украины гарантирует гражданам право на свободу мысли и слова. Поэтому объединение журналистов по защите своих прав может восприниматься как призывающее к нарушению гражданского порядка или нарушению прав и свобод других людей».

Как вам такая трактовочка конституционных прав? Появись подобная новость в действительности, информационное пространство просто взорвалось бы. Острые заявления журналистов и политиков, причем не только оппозиционных, подкрепил бы шум зарубежных СМИ и правозащитных организаций. Свое веское слов наверняка сказали бы и представители ведущих демократических держав – строгие носители эталонного знания, что такое хорошо и что такое плохо.

Между тем Госреестр ровно на таких же основания отказал в регистрации другой организации: поскольку статья 24 Конституции Украины гарантирует равенство прав мужчины и женщины, объединение женщин по защите своих прав «может восприниматься как призывающее к нарушению гражданского порядка или нарушению прав и свобод других людей». И не то прекрасно, что Госреестр выдал этот перл – в конце концов, какое государство, такая и служба. А замечательно, что никакой сколько-нибудь внятной общественной реакции на это не последовало. И все потому, что женская организация, обратившаяся с заявлением о регистрации – скандально известная FEMEN. Будь это какая-то очередная пошлая «Берегиня», никаких препятствий бы не возникло.

С тем обстоятельством, что FEMEN воспринимаются общественностью как-то не так, я неожиданно столкнулся на собственном опыте. Безусловно, я вполглаза следил за их деятельностью – попробуй не последи, когда регулярно происходит какой-то очередной громкий перфоманс с разоблачением! – но особенно не вдавался в проблемы активисток. Пока одно весьма уважаемое московское издание не заказало мне о них материал. Информповод был прекрасный – девчонки только вернулись из традиционно скандального тура по Европе.

Я встретился со знаменитыми потрясательницами устоев в штаб-квартире организации – киевском кафе «Купидон» и затем на основе интервью и собственных изысканий подготовил статью. Каково же было мое удивление, когда текст отвергли как неподходящий. «Ты им будто сочувствуешь, а народ хочет о них прочитать другое». Иными словами, от меня требовалось разоблачить разоблачающихся. Аргумент о народе, который этого жаждет, меня обескуражил.

Ну да, я начитался самых разудалых откликов на деятельность активисток, в традиционном интернет-диапазоне от «я б им вдул» до «убивать таких надо», но почему-то казалось, что это позиция вездесущих фриков, и особого значения я ей не придал. А тут вдруг оказалось, что фрики – это и есть «народ». Я попытался пристроить текст в другое СМИ, с которым сотрудничал, но опять услышал, что позиция издания в отношении FEMEN сильно отличается от моей, их там откровенно не любят, и никто такое публиковать не будет. Плюнув, я отправил неплохую, как мне казалось и до сих пор кажется,статью, в корзину. С народом было явно что-то не то. Не со мной же!

Убедился в своей правоте я довольно скоро. Девушки предприняли свою безрассудную минскую операцию, которая кончилась лучше, чем могла кончиться, но при этом все равно мерзко и страшно. И вот тут «народ» расцвел во всей красе! FEMEN досталось за то, что они – а) вообще поперлись в Белоруссию; б) тупо спланировали акцию и не смогли смыться от лукашенковских горилл; в) выдумали историю с похищением; г) если не выдумали историю с похищением, то сочинили небылицы об издевательствах. Им отказывались верить и отказывали в элементарном сочувствии. Те, кто верил, сожалели, что похитители не пошли в своих надругательствах дальше. Все это с применением соответствующей лексики. Из комментаторов фонтаном било нутряное, и круг таких комментаторов оказался пугающе  широк. А это уже не шуточки.

ОК, какую-то часть интернет-борцов с FEMENизмом составляют несчастные граждане с проблемами интимного свойства, у которых всякая, а уж тем более оголенная девушка вызывает специфические компенсаторные реакции. Для них она по определению не может быть умной, честной, чистой. Ладно, консервативно-охранительная часть публики всегда нервничает из-за того, что «это могут увидеть дети». Будто «это» больше негде увидеть. Допустим даже, что кто-то так чтит Лукашенко, Берлускони, Азарова и прочих адресатов ню-протестов, что готов прикрыть их собственной голой грудью и потому кипит от возмущения. Но остальные-то чего?

Акции FEMEN – это прекрасный тест на патриархатную вшивость. Задетыми неожиданно чувствуют себя даже те, кто, по собственному убеждению и ощущению, исповедует едва ли не скандинавские нормы толерантности. Женский вопрос, в том виде, в котором его ставят FEMEN, оказывается куда более трудным  для переваривания, чем, например, абстрактная для большинства проблема сексуальных меньшинств. «Блондинки», причем не пупсики при папиках, а обыкновенные девахи из студобщежитий, оказываются продвинутей и свободней в выражении своей гражданской позиции, чем записные борцы с режимом. И, что самое вызывающее, – гарантированно ярче на политическом ландшафте, благодаря неизменному вниманию СМИ и социальных сетей. Смело используя свое природное преимущество, девушки успешно добиваются того, чтобы их, увидев во всей красе, услышали.

Но ведь этого не может быть, верно? Чтобы они дошли до своих лозунгов и акций  своими блондиночьими мозгами; чтобы делали это по велению души, а не на хорошо проплаченный заказ; чтобы за этим стояла действительно гражданское неравнодушие, а не истеричное желание обратить на себя мужское внимание и  удачно выйти замуж. Непаханное, казалось, поле социального протеста вдруг ощетинивается шипами завистливой конкуренции, которые норовят оцарапать неприкрытые тела «этих блядей». Да какое они имеют право числить себя в рядах настоящих, сертифицированных активистов?!

Кстати, большое заблуждение, что неприятие FEMEN основывается исключительно на их злоупотреблении голым приемом. Свою долю улюлюканья от комментаторов получили и вполне одетые участницы российской группы Pussy Riot, устроившие 20 января акцию на Лобном месте Красной площади. Просто, выходит, девушкам некоторые вещи делать не положено. А их провокативное раздевание лишь освобождает критиков от необходимости пояснять почему ввиду «очевидности».

Как говорит специалистка по гендерной проблематике профессор социологии Западно-Мичиганского университета Елена Гапова, сочувствия и защиты в патриархатном сознании заслуживают только «хорошие девочки», а FEMEN, как и вышеупомянутые Pussy Riot  – «плохие девочки». Собственно, сама их деятельность строится на том, что они не такие, какими привыкло видеть молодых девушек общество, и сознательно идут на скандал. Задача номер один FEMEN – не понравиться всем, а расшевелить этих всех. И, наверное, не стоит удивляться, что задача номер два: понравиться-таки обществу в качестве бесстрашных дев-обличительниц – оказывается заведомо невыполнимой. Обескураживает – меня, по крайней мере – лишь мера раздражения, которая достается возмутительницам спокойствия, вскрывая неожиданную силу традиционалистских ценностей.

Безусловно, и деятельность FEMEN далеко не безупречна. Та же Елена Гапова считает, что их перфомансы и пиар-акции рассчитаны в первую очередь на западную аудиторию, они не выросли из национальной дискуссии и попытки осмысления женского вопроса. Девушки сами не очень понимают грань, за которой клеймление патриархата оборачивается потаканием ему, и порой эту грань переходят, снимаясь, например, обнаженными в коммерческой рекламе. Нечеткость, неотрефлексированность собственных позиций приводит даже к тому, что они иногда не узнают и бьют своих, как это было во время протеста на выставке Сергея Браткова в PinchukArtCentre, когда обструкции подверглась провокативная работа, несущая фирменный месседж FEMEN: «Украина – не бордель».

При всем при том они остаются самым ярким протестным движением в Украине. Их мало, они без тельняшек, но о выходках девчонок знают все.  По соотношению затрат к медиа-эффекту их акции смело претендуют на попадание в Книгу Гиннеса. Казалось, другим гражданским активистам поучиться, в чем-то перенять опыт, а при необходимости, кто знает, может, и одежонку скинуть ради пущего успеха правого (левого) дела.  Но где там! «Блондинки» ведь идейным не указ. И чем эта презрительная поза отличается от той, которую приняло государство Януковича, отказываясь в упор видеть FEMEN и выдавать им регистрацию? 

 PS. В тексте ни разу не было употреблено слово «сиськи». Без этого, как видим, можно запросто обойтись. 

Взято с http://liva.com.ua/femen-pussy-riot.html

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.