"Вахтеры" и "новые люди"

10 февраля 2012, 10:43
політолог
0
4684
 Вахтеры  и  новые люди

Феодализм и "новые отношения"

При обсуждении ряда предыдущих публикаций возникала масса вопросов, связанных  с возможностью социально-политического прогресса в Украине, и обстоятельств, которые его тормозят.

Конечно, можно размышлять о том, что наша т. наз. ”элита” не заинтересована в изменениях, фальсифицирует выборы, продвигает на ключевые должности людей по клановому принципу, что, конечно, вполне соответствует действительности. Но также очевидно, что режим не может существовать (любой режим), если на то не существует согласия (неосознанного, молчаливого и т.д.) основной массы граждан.

Итак, очевидно, в нашем обществе должны быть некие первопричины, которые позволяют держаться при власти непрофессиональным, коррумпированным и недалеким политикам.

Ясно, что такая причина не может быть одна, их должен быть комплекс.

Не так давно, когда я уже писал о стратегической цели – ”буржуазно-демократической революции”, то многие справедливо ставили вопрос о том, кому может понадобиться у нас ”буржуазно-демократическая революция”? Есть ли у нее социальная база? Ответить на этот вопрос не так уж и легко.

Что лежит в основе феодализма?

Прежде всего – это жесткие статусные различия между людьми, закрепленные на всех уровнях.

Статус получают благодаря самому факту рождения. Например, статус графа или барона. Статус получают в ходе жесточайших испытаний (как, например, статус ”мастера” в цеху или доктора теологии в университете), но именно статус определяет судьбу индивида. А не то, кем он является по своей сути.

Статус предоставляет власть или ее иллюзию. Король обладает властью над всеми. Помещик – над своими крестьянами. Надсмотрщик – над рабами. Привратник – над теми, кого он должен пропускать.

При феодализме тебя уважают не за дела, а за статус, потому статус (его обретение и удержание) превращается в цель.

Наш ”феодализм” также использует этот эффект, щедро наделяя граждан статусными различиями.

В одной из книг Э. Лимонов описывает различие понятия ”писатель” в Союзе и США. В Штатах писатель – это просто работа. Одна из многих. А в СССР – это уже определенный социальный статус, предполагающий целый набор привилегий. Соответственно, чтобы быть писателем,  ”мало” (или вообще не нужно) писать книги. Нужно, чтобы тебя писателем признали, предоставив статус, и приняли в соответствующий союз. А если тебя назначили писателем, то ты попадаешь в мир внутренней социальной градации, где тоже существуют свои уровни, каждый из которых предусматривает преференции (описанные в легендарном фильме ”Шапка”).

Статус делает тебя писателем. Статус определяет место в жизни. Статус нелегко приобрести, но легко потерять. Соответственно, борьба за статус превращается в смысл жизни.

Статус может быть любым. Писателя, ученого, художника, ветерана войны, сторожа на проходной. Каждый предполагает свой набор привилегий, и возможность проявлять что-то похожее на власть, осознавая собственную значимость.

Этими статусами нас спутали по рукам и ногам!

Фактически, каждый гражданин получает определенный статус, который влечет за собой набор льгот или полномочий. Пускай и совершенно иллюзорных.

Кто-то попадает в льготные категории, и якобы должен получать какие-то доплаты или обеспечение. Кто-то обладает властью. Мизерной или условной, но достаточной, чтобы тешить собственное Эго (например, как власть представителя ”правоохранителя” над маргинальными социальными группами).

Наиболее ярко выраженная ”статусная группа” – это многочисленные ”вахтеры”, которых мы в данном контексте можем понимать иносказательно. Недаром ведь в наш обиход уже вошел фразеологизм ”синдром вахтера”.

”Вахтер” – это малозначимая личность, призванная за мизерное вознаграждение оберегать некий несущественный объект. Однако его статус позволяет ему ощущать собственную значимость и некий суррогат власти, которую он постоянно пытается применить против других.

Статус - это все, что есть у вахтера. А статус ему дает только феодальная система отношений.

Именно на ”вахтерстве” держится низовой уровень государственно-бюрократического механизма.

Вот и скажите мне, нужна ли ”свобода” вахтеру? Если свобода может лишить его всего, что у него есть – возможности ”поваливать” выдачей никому не нужных справок, не пропускать в помещение, выписывать пропуска и т.д.

Представим себе ситуацию. Среднестатистический гражданин Украины ставится перед выбором.

Первый вариант развития событий - это ”буржуазно-демократическая революция”, которая уравняет граждан перед законом, освободит их от тирании чиновников и предоставит им свободу предпринимательской активности, но лишит их всех “статусов”. Они будут вынуждены все зарабатывать самостоятельно, не ожидая, что получат нечто лишь в силу определенного статуса: ”льготника”, ”клерка госучреждения”, ”вахтера на проходной”.

Второй вариант – все в государстве остается неизменным, но каждый может надеется найти свой приют в тихой заводи своего ”статуса”, опираясь на который он может рассчитывать на нищенскую, но стабильную оплату, возможность сгонять злость на ком-то, кто оказывается ниже его в социальной пирамиде (пускай и ситуационно).

Кто и что выберет?

”Вахтеру” не нужна свобода. Ему нужна конкретная проходная, где он будет чувствовать себя хозяином. Где он сможет (ничего не делая) получать небольшое жалование. Где ситуационно он будет ощущать повелителем других людей.

Вся страна завязана в подобных статусных играх.

Отсюда и вырисовывается главное структурное противоречие будущего. “Феодал в окружении холопов, вахтеров и челяди” против ”нового человека”, которому многочисленные феодальные ограничения и статусы только мешают.

В Англии революцию осуществили ”новые дворяне”, которые перешли от присваивания результатов труда крестьян к товарному производству. Возможно ли у нас зарождение ”нового дворянства”? Судя по представителям подрастающего поколения ”элиты”, подобный сценарий выглядит крайне маловероятным. Тогда где же рождается “новый человек” как социальный феномен?

Думаю, в Сети, как самой современной среде общественных отношений, которая начисто лишена феодальных пережитков, закрепленных пожизненно ”статусов”,  а наоборот – остро нуждается в либерализации норм общественных отношений, упрощении взаимодействия государства с обществом и т.д.

Феодальный статус не имеет в сети ни малейшего значения. Что толку, если тебя объявили ”великим писателем”, но в сети тебя не читает никто? Или ”художником”, но никто и не думает смотреть твои ”шедевры”?

Следовательно, теряет всякое значение феодальная монополия расстановки статусных ролей. И власть, которая за ней скрывается. Теряют значение монополии (например, монопольное право обладания информацией). А от этого уже небольшой шаг и до падения всей системы феодальных ценностей.

Недавние ”битвы в сети” – это, похоже, первые признаки грядущих общественных изменений, которые сломают феодальную систему.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.