Конец внешней политики

15 марта 2012, 15:21
0
8404

За два года Украина пришла к тому, что имеет сегодня - самые худшие отношения со своими стратегическими соседями и партнерами - Россией и ЕС

Статья главы МИДа К.И. Грищенко в ЗН дала четкие ответы относительного того, как всего за два года Украина пришла к тому, что имеет сегодня - самые худшие отношения со своими стратегическими соседями и партнерами - Россией и ЕС.

Вызывает опасения тот факт, что автор статьи - не просто эксперт, это государственный чиновник, который формулирует содержание внешней политики Украины. Для которого  фактический провал в отношениях с ЕС и Россией объясняется не ошибками его ведомства и стратегическими перекосами во внешней политике, а «объективными»  факторами и чьими-то ошибками: системным кризисом Запада, организационными ошибками при строительстве ЕС и все усиливающимся влиянием России.

Что не хочет и боится признать министр? Факта, что Украина  совершила стратегический просчет, когда, не разобравшись в анализе мировых процессов, объявила безальтернативный курс на евроинтеграцию. Министр боится сказать, что этот курс полностью провалился, и что Украина еще лет 20 не имеет шансов стать членом ЕС.

Министр боится сказать, что изживший себя курс на многовекторность был заменен курсом на отсутствие во внешней политике любого вектора. Особенно показательно использование метафоры, выражающей суть внешней политики по Грищенко - он ставит нас перед дилеммой: Украина - это или «поле битвы» между Западом и Востоком, или «строительная площадка». Он выбрал! Украина - это строительная площадка для других проектов, и реализовывать их будут прорабы, представляющие интересы Запада и Востока. Сама система выбора, которая нам предлагается, уже не содержит никакого выбора. Министр напрочь отрицает саму возможность для Украины иметь свою субъектность и активную позицию в центральноевропейском регионе. По его мнению, необходимо лавировать между центрами силы, достигая таким образом стратегического равновесия. Эта методологическая ошибка во внешней политике уже не одну страну привела к серьезным негативным экономическим и политическим последствиям. Страны Северной Африки долго еще будут пожинать плоды политики стратегического равновесия. Их руководство тоже думало, что может в одном случае быть проамериканским, в другом - проевропейским, в третьем - пророссийским, в четвертом - происламским, а в некоторых случаях - просто следовать своему частному интересу, который предполагал в качестве главной цели их внешней политики не интересы государства, а максимально долгое нахождение у власти и личное обогащение за счет тех же внешних центров силы.

Министр не хочет признать тот факт, что под видом евроинтеграции и создания зоны свободной торговли (ЗСТ) с ЕС им проводилась фактически политика еврокапитуляции. Он не говорит о том, что ЕС не собирался в обозримом будущем подписывать с Украиной договор о ЗСТ, который бы предполагал переход на отношения с европейскими странами на принципах четырех свобод – передвижения капитала, товаров, услуг и рабочей силы. Под красивыми лозунгами про евроинтеграцию и визовую либерализацию на подпись готовился договор об Ассоциации, который не имеет никакого отношения к членству в ЕС. Министр не может не знать, что в случае вступления в силу этого договора вся наша экономика, которая не ориентирована на экспорт, превратилась бы в руины, а на улице оказались бы 100 тыс. квалифицированных рабочих и специалистов. 

Министр не может не знать, что ни Польша, ни Турция не могут служить даже отдаленным примером для Украины. Поскольку и та и другая страна полностью определились со своей внешней политикой, и это определено их членством в НАТО. Есть много других причин, по которым данное сравнение недопустимо, но здесь важно другое – министр готов приводить самые разные и противоречивые примеры, чтобы отвести внимание читателя от основной проблемы внешней политики Украины – отсутствие стратегических союзников на фоне круговой конфронтации со своими соседями.

Министр не видит себя руководителем ведомства, которое формирует активную и лидерскую позицию Украины в регионе, в котором она, несомненно, является одной из сильных стран – Евразии.

МИД во главе с Грищенко не верит, что Украина может и имеет все для того, чтобы совместно с Россией и другими странами строить (а не быть строительной площадкой) стабильную  систему безопасности и проводить модернизацию экономики, вернув свои позиции в таких  промышленных секторах, как судостроение, машиностроение, самолетостроение, сельское хозяйство и т.д. Это просто недопустимая политика, когда Украина стоит на пороге торговой войны с нашими ближайшими соседями, а министр иностранных дел рассуждает о наших перспективах в Китае и Бразилии, зная, что за этим реально перспективным направлением стоят пока только громкие декларации.

Как бы ни был спрятан смысл статьи за красивыми метафорами, примерами и аргументами, суть программной статьи министра Грищенко прозрачна и однозначна: 

-  МИД не видит возможности для Украины проводить активную внешнюю политику;

-  МИД будет и далее вводить заблуждение украинских граждан о возможном членстве Украины в ЕС, зная о бесперспективности этой политики;

- МИД не будет проводить политику активного  участия в интеграционных процессах на евразийском пространстве, лишая украинские предприятия контрактов, заказов и рынков сбыта.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.