"Мечта" сбывается. Надолго ли?

7 октября 2012, 20:11
0
1219

Несмотря на победу оппозиции, Михаил Саакашвили сохраняет хорошие шансы удержать власть из-за рыхлого характера коалиции Бидзины Иванишвили и трансформации Грузии в парламентско-президентскую республи

Несмотря на победу оппозиции, Михаил Саакашвили сохраняет хорошие шансы удержать власть из-за рыхлого характера коалиции Бидзины Иванишвили и трансформации Грузии в парламентско-президентскую республику

Состоявшиеся 1 октября выборы в парламент Грузии принесли победу оппозиции. Согласно предварительным данным ЦИК Грузии, коалиция Бидзина Иванишвили «Грузинская мечта» получит 81 из 150 мест в грузинском парламенте, в то время как провластная фракция составит 69 «штыков». Оппозиционерам удалось выиграть выборы как по партийным спискам, так и в мажоритарных округах.

Избирательная кампания с самого начала развивалась в черно-белой логике, поляризовавшей избирателей. Но демонстрация за считанные дни до дня голосования фильма о пытках в одной из колоний Тбилиси подорвала позиции пропрезидентской партии и качнула весы общественного настроения в пользу оппозиционной коалиции.

Среди других участников больше всех приблизились, но так и не преодолели пятипроцентный барьер «Христианские демократы» Георгия Таргамадзе и блок «Шалва Нателашвили — Лейбористская партия». Остальные участники кампании не набрали и одного процента.

Открытый результат

Оценивая ход выборов, и власть, и оппозиция признают факты нарушений, разве что противники Саакашвили предсказуемо более резки в оценках. Руководитель неправительственной организации «Здоровый мир» Зураб Путкарадзе обращает внимание на применение административного ресурса и законодательство о политических партиях, работающее на интересы проправительственного Единого национального движения.

Михаил Саакашвили проиграл. Впрочем, ставить крест на позициях его администрации рано. Во-первых, победа оппозиции на выборах и победа в парламенте — разные вещи. «Грузинская мечта» — скоропалительный конгломерат, включающий различные партии с разной историей и политическими взглядами. В состав коалиции победителя выборов входят партии «Грузинская мечта — Демократическая Грузия» (формальная глава партии — Манана Кобахидзе), Республиканская партия Грузии во главе с Давидом Усупашвили, «Свободные демократы» Ираклия Аласания, «Национальный форум» Кахабера Шартава и Консервативная партия Звиада Дзидзигури. Разнородную коалицию объединяют два фактора — фигура миллиардера Иванишвили и противостояние курсу Саакашвили. Но если сторонники Иванишвили режим Саакашвили называют авторитарным, то либеральные республиканцы Усупашвили и демократы Аласания считают его политику реформ всего лишь непоследовательной.

Антитезис политике Саакашвили — очень слабый цементирующий фактор. Оппозиционный союз создавался ситуативно, под выборы, поэтому любой спорный вопрос, например, приватизация или защита прав наемного работника, может его легко расколоть. Нынешнему президенту гораздо проще будет найти точки соприкосновения с республиканцами, которые вместе с ним участвовали в Революции роз, чем участникам «Грузинской мечты», которые случайно оказались в одной лодке.

«В идейном плане, например, в сфере экономики, очень трудно найти существенные различия между партиями Саакашвили и Иванишвили», — отмечает президент клуба независимых экспертов Грузии Сосо Цискаришвили. Сам Бидзина Иванишвили уже заявил, что не исключает разделения коалиции в парламенте на три фракции. И здесь для администрации Саакашвили возникает вариант маневра, ведь из своих депутатов и «раскольников» можно сформировать пропрезидентское большинство.

1 октября 2012 года. Бидзина Иванишвили празднует победу на парламентских выборах. Закат эры Саакашвили?

Успешный Стресснер

Грузию последних лет характеризует тенденция «латиноамериканизации» страны. То есть в политический процесс активно вмешиваются силовые ведомства — армия, служба безопасности и прокуратура, отношения в элите строятся по патрон-клиентскому принципу, а крупные финансово-экономические проекты концентрируются в руках бизнесменов, приближенных к окружению Саакашвили. Существуют и точечные пересечения с латиноамериканскими диктатурами 1950–1980-х годов. К примеру, генерал Альфредо Стресснер аналогично Саакашвили гордился крупными инфраструктурными проектами вроде электростанции Игуасу, выставляя ее как витрину достижений режима. Правда, выигрывали от подобных проектов только бизнесмены и чиновники из окружения диктатора. Провозглашенный Саакашвили принцип нулевой толерантности в борьбе против преступности можно рассматривать как современный вариант политики Стресснера. Преследуя аналогичные цели, он отменил норму, согласно которой задержание человека без предъявления обвинения не может превышать 72 часа. На практике такие подходы использовались для расправы над политическими противниками. В итоге сегодня Грузия занимает третье место в мире по количеству заключенных. Президент Ассоциации адвокатов Грузии Заза Хатиашвили обращает внимание на то, что на сегодняшний день тюремное наказание, в числе прочих заключенных, отбывают 143 адвоката. Такого нет ни в Украине, ни в России, ни в Беларуси.

Администрация Саакашвили сделала своей визитной карточкой перечень проведенных реформ, включая реформу полиции, приватизацию энергетики, сведение до минимума разрешительных барьеров для бизнеса. Но в бочке меда найдется своя ложка дегтя. Так, директор Центра избирательных и политических технологий Каха Кахишвили видит оборотную сторону реформы полиции. «Прежде всего вспоминается реформа полиции, благодаря которой патрульные перестали брать взятки. Но это было на первом этапе. Если раньше патрулю давали взятки, то сейчас полицейские фактически берут эти же взятки в виде процентов от выписанных штрафов. На самом деле получилась такая система, в которой чем больше инспектор выпишет штрафов — тем больше у него будет зарплата. В стране, в которой невозможно оспорить ни одно решение чиновника или полицейского, данные условия порождают большую почву для злоупотреблений. Поэтому реформа полиции, в конечном счете, тоже провалилась», — констатирует Кахишвили.

Президент научно-исследовательского центра «Новая экономическая школа» Пата Шешелидзе в перечень успешных реформ включает отмену визового режима с Россией, сокращение количества налогов, дерегуляцию, создание «Домов юстиции» и широкую приватизацию госсектора. К неудавшимся реформам правящей администрации эксперт причисляет низкий уровень образования, нарушения прав человека в тюрьмах, вскрывшие неприглядные стороны пенитенциарной системы, управляемый суд, политизацию полиции и нарушения принципа разделения власти.

Невыгодные для президента Саакашвили результаты выборов нельзя оценивать как полноценную «красную карточку» его политическому и экономическому курсу. В конце концов, начиная с 2003 года Грузия демонстрирует рост по таким показателям, как доля ВВП на душу населения. Сегодня это 5,6 тыс. долларов, тогда как восемь лет назад было 2,5 тыс.

Результаты свидетельствуют, что крупные города с более высоким уровнем доходов в своем большинстве голосовали за оппозицию, в то время как ориентированные на стабильность и патернализм сельские жители демонстрировали высокую поддержку партии Саакашвили. Поэтому можно сделать вывод, что проголосовавшее против «Единого национального движения» большинство — это грузины, решившие для себя проблему выживания, но в то же время недовольные тем, что их доходы растут не с той скоростью, которой бы они хотели, и требующие расширения политических свобод.

Конституционные качели

Победа «Грузинской мечты» имеет шансы оказаться кратковременной, ведь расстановку сил в ближайшее время переформатируют два фактора — политическая реформа и президентские выборы 2013 года. В октябре 2010-го грузинский парламент принял инициированные президентом поправки в Конституцию. Новые требования отсекают от участия в президентских выборах лицо без гражданства Бидзину Иванишвили, поскольку принимать участие в них может только гражданин Грузии, проживающий на территории страны последние 15 лет, из которых три последних года — постоянно. Новая версия Основного закона провозглашает правительство в качестве руководящего органа исполнительной власти и закрепляет подотчетность кабинета перед парламентом, который утверждает состав правительства во главе с премьером, а также правомочен выразить им вотум недоверия по инициативе минимум 60 депутатов. За президентом сохраняется церемониальная процедура по внесению в парламент кандидатуры на пост главы правительства, которую выдвигает партия или коалиция, победившая на выборах.

Хотя Саакашвили неоднократно заявлял, что Грузия станет парламентской республикой, на самом деле в Конституции сохраняется избрание президента всем народом (а ведь в чисто парламентской системе глава государства выбирается парламентом). Все изданные президентом документы требуют контрасигнации, то есть предварительного визирования главой правительства, который имеет право отклонить президентские инициативы. Кроме того, президент остается главнокомандующим вооруженных сил. Он назначает начальника Генерального штаба, других командующих, членов Совета национальной безопасности, а также владеет правом роспуска парламента в случае повторного выражения недоверия новому правительству (в таких случаях виза премьера не требуется).

Поэтому на деле с 1 декабря Грузия из президентской республики трансформируется скорее в неустойчивую парламентско-президентскую модель, объединяющую минусы как президентской, так и парламентской форм правления. Это подтвердили примеры Греции 1970-х и Украины 2006–2009 годов. Высокая легитимность всенародно избранного президента и наличие у него собственной фракции в парламенте будут провоцировать конфликты с премьером, который опирается на непрямую процедуру избрания. Можно прогнозировать, что страна будет переживать периоды политической нестабильности, когда политическая борьба будет заходить в тупик, в том числе из-за отсутствия органичных законов, четко разграничивающих полномочия президента и правительства.

Замкнутый круг «латиноамериканизации»

Игорь Гридасов, политолог, Институт региональной политики (Харьков):

— Два десятка лет независимого существования Грузии вобрали в себя два века независимой латиноамериканской истории — соперничество внешних влияний, гражданские и этнические войны, военные перевороты и революции, выборы с высокой степенью сомнительности, фасадные демократии и популистские диктатуры, горькое похмелье экономической псевдомодернизации. Здесь можно провести четкие параллели, с той лишь разницей, что Грузия прошла лишь один виток по этому кругу, а Латинская Америка пережила не один десяток таких кругов.

И пока что нет достаточно весомых причин полагать, что последняя парламентская кампания позволит стране вырваться из этого круга. Можно сменить российские военные базы на американские, можно сменить одни элитные группы у власти на другие. Но хороший PR не заменит улучшения жизни, а дорогими отелями и административными зданиями нельзя заменить кварталы трущоб. Их можно прикрыть от внешнего мира, но не от их обитателей.

http://www.expert.ua/articles/8/0/10667/

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.