Разбитый колокол, автомобиль и государственная религия...

23 октября 2012, 14:57
Эксперт в сфере социального имиджа, к.полит.н, тренер, автор Просветительского благотворительного проекта "Избранные дети"
0
422

Революция сметает не только режимы, монархии и т.д., но и проводит к уничтожению духовных институций, если они начинают обслуживать власть. Что побуждало людей рушить церкви?

Прогуливаясь возле одного из киевских возрожденных монастырей, я обратил внимание на небольшой разбитый колокол, который был установлен на каменной основе у стен храма. Возможно, его нашли при восстановлении монастыря. И, в моем представлении, он должен напоминать о временах надругательства над верой, церквями, мечетями и синагогами. Мысль о том, что могло подвигнуть человека на разрушение церкви, к тотальному безбожию, давно не давала мне покоя. Но стоявший тут же, у церковной стены, автомобиль натолкнул меня на следующие размышления.

            Роскошь быта священнослужителей  неоднократно вызывала скандалы в прессе. И, к сожалению, все чаще вокруг говорят не о духовной составляющей работы пастыря, а о его автомобиле, часах, квартире и др. Храмы растут во всех свободных и не очень уголках Киева, но уходит главное из взаимоотношений церкви и людьми – доверие.

            Представим себе 30-годы прошлого века. Почему крестьянин, рабочий, чья жизнь неразрывно была связана с церковью,  рушил храмы, рубил кресты и осквернял синагоги? Искренне верю, что под страхом смерти люди шли на богохульство, но кто-то же отдавал эти приказы, и кто-то охотно исполнял их.  Понятно, большевистская идеология обещала царство небесное на земле в виде справедливого и счастливого коммунизма. Тогда, как церковь учила смирению, покаянию, терпению, пройдя через которые, человек мог рассчитывать только после смерти на райскую обитель и вечную жизнь.

Раскрепощение человека, низвержение идеалов и авторитетов, позволил Советскому государству установливать собственные идеологические догмы. Церковь и интеллигенция мешали укреплению новой власти, в результате церковь была растоптана и отделена от государства, а интеллигенцию выставили из страны. Веру в Бога заменили верой в коммунизм.  И стали играть, прежде всего, на материальных потребностях людей. Счастье, по утверждению большевиков, должно наступить не за гробовой чертой, а в ближайшем жизненном пространстве. Это было реалистичнее, чем то, что предлагала церковь. Но мы никогда, практически, не обращали внимание на то, что в основе так называемого богоборчества лежал социальный аспект: храмы рушили не потому, что Бог стал не нужным, а потому что дорогая карета стояла под церковью. Протест был не столько против церкви, а больше против роскоши священнослужителей. К сожалению, и сегодня церковь, в укрепляющемся общественном мнении, воспринимается, как ни печально, уже как бизнес.

            В нашей новейшей истории церковь снова стала частью государственной машины. Невольно задаешься вопросом: откуда в нынешних руководителях России, Украины, Белоруссии (вчерашних членов КПСС) такая набожность и горячая поддержка русской православной церкви? Вернемся в недавнее прошлое. Низвергая церковь, выдворяя интеллигенцию из страны, советская власть со временем пришла к тому, что все же должны существовать нравственные ограничители, что-то должно объединять, собирать и страшить людей. Так появился  Моральный кодекс строителя коммунизма, который в принципе повторял библейские заповеди. Но для чего современным государствам, в век высоких технологий, так понадобилась церковь? Не на пустом месте же возникла у патриарха Кирилла идея Русского мира.

Геополитические интересы России давно лоббируются через Московский Патриархат, но, важно понимать, какую роль играет церковь внутри самой России. То, что славянские государства давно способствуют развитию православия на своих территориях факт очевидный. В частности, через православие укрепляется имперские позиции русской нации, объединяется сам народ, и еще получает устрашение от церкви. И главное приучает к терпению и оправданию действий власти. Чем не выгодна, в таком случае, церковная идеология для новой России? Кроме того, власть, раздавая преференции сделала церковь  послушной. Но не стоит особо обольщаться. Особенно, если взглянуть на опыт Сербской православной церкви, доминирующей в своем регионе.  Сербская православная церковь является самой авторитетной институцией в шести странах бывшей Югославии и стала, практически надгосударственной структурой, где авторитет патриарха, порой выше президентского. А для сравнения, ситуация в Черногории  в церковном вопросе,  очень напоминает украинскую, где Сербская православная церковь занимает в главенствующее место, по сравнению Черногорской автокефальной. Выводы очевидны.

Ну, а пока Православная церковь довольно успешно использует лояльность государства, ну как можно отказать в строительстве храма, это почти замахнуться на самого Бога. А сколько их нужно, кто-нибудь считал? Богобоязненность чиновника отличается от веры и богобоязненности воцерковленного человека – разные духовные основы. Но, разрастаясь, богатея, церковь может получить два исхода.  Первый, стать надгосударственной структурой. И второй, оправдывая социальное неравенство, обслуживая интересы власть имущих, сливаясь с государством, потерять народную поддержку,  став объектом социального протеста.

А худшее то, что за потерей церковью институционального авторитета пошатнется вера не одного верующего человека.  

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.