Майдан на ядерном чемодане

28 января 2013, 11:21
0
1034

Развернувшиеся в Пакистане уличные протесты — это не Арабская весна, а, скорее, часть политической игры с целью поссорить гражданскую власть с армией

Развернувшиеся в Пакистане уличные протесты — это не Арабская весна, а, скорее, часть политической игры с целью поссорить гражданскую власть с армией

Вся история страны, начиная с основания независимого Пакистана в 1947 году, — серия политических и военных кризисов. А еще — калейдоскоп сменявших друг друга военных правителей и демократически избранных президентов. Поэтому длившиеся с 14 по 18 января марши протестующих под руководством проповедника Тахира уль-Кадри на Исламабад и уличные митинги на проспекте Джинна в столице Пакистана население страны воспринимает как очередную серию затяжного триллера.

Богословы, суды и коррупционеры

Массовая нищета в стране, постоянные коррупционные скандалы среди политической элиты, существующие по сей день родоплеменные отношения и высокая религиозность общества (96% населения Пакистана составляют мусульмане) — среда, ставшая фундаментом для таких деятелей, как организатор нынешних уличных протестов, бывший юрист в сфере конституционного права, а ныне автор богословских книг и исламский проповедник умеренного толка Тахир уль-Кадри. Он пытался участвовать в политике с 1989 года, когда основал собственную партию «Народное движение Пакистана», в 1990 году проигравшую единственные выборы в парламент, в которых она принимала участие. В 1999-м Кадри активно поддержал военный переворот Первеза Мушаррафа, но после разногласий с диктатором в 2006 году эмигрировал в Канаду, где жил последние восемь лет. Несмотря на долгое отсутствие, проповедник старался присутствовать в информационном поле страны: в 2010-м издал религиозную фетву с жесткой критикой талибов, а на следующий год выступил на Мировом экономическом форуме. Он также постоянно использует для своего имиджевого продвижения среди мусульман Пакистана кабельные телеканалы, Twitter и Facebook.

Вернувшись в страну 23 декабря 2012 года, Кадри с необычной для эмигранта скоростью смог мобилизовать около 30 тыс. человек для «Долгого марша» на Исламабад. При этом, анонсируя начавшиеся 14 января марш на столицу и митинг протеста, он сознательно делал отсылку к событиям Арабской весны, называя свою акцию «египетским Тахриром в Пакистане».

Однако различия между арабскими революциями и пакистанскими протестами стали очевидны с первых же дней. Во-первых, Кадри грозил привести в Исламабад миллион протестующих, но в итоге на центральный проспект Джинна в столице вышли 40–50 тыс. человек, несколько дней размахивавшие транспарантами и скандировавшие антиправительственные лозунги. Во-вторых, очевиден крен проповедника в сторону военных.

Кадри утверждает, что борется против пакистанских «жуликов и воров» во власти. В качестве первоначальных требований он выдвинул роспуск парламента, отставку президента Асифа Али Зардари и создание временного правительства на то время, пока не будет сформирован новый парламент. «Завтра несправедливости наступит конец, и коррупционеры больше не будут руководить правительством!» — так выглядел традиционный рефрен проповедника, выступавшего перед сторонниками из-за пуленепробиваемого прозрачного щита. Еще один его стандартный лозунг — подчеркивание важной роли армии как защитницы границ страны и безопасности пакистанцев. В унисон с требованиями революционного проповедника прозвучала позиция живущего в Лондоне бывшего диктатора Мушаррафа, полностью поддержавшего Кадри. Более того, генерал прямо заявил, что военные должны перейти к решительным действиям, поскольку гражданская администрация утратила право управлять страной.

Обвинения улицы в коррумпированности пакистанской элиты неожиданно получили юридическое оформление. Верховный суд Пакистана 15 января вынес решение об аресте премьера страны Раджа Первеза Ашрафа и еще пятнадцати политиков. Ашрафа, представляющего социал-демократическую Пакистанскую народную партию (ее сопредседатель Асиф Али Зардари с 2008 года является президентом страны), обвиняют в получении взяток за передачу частным компаниям выгодных государственных контрактов на посту министра водных ресурсов и энергетики, который он занимал в 2008–2011 годах. Однако 17 января руководитель Национального контрольного бюро Фасих Бокхари отказался арестовывать премьера, ссылаясь на недостаток улик против него, вследствие чего суд постановил отложить рассмотрение дела до конца января. Следователь Камран Фейсал, расследовавший дело против премьера, был найден мертвым в своей комнате правительственного общежития (первоначальная версия — самоубийство).

Правительственная делегация во главе с министром информации Заманом Каира провела с Тахиром Кадри переговоры, после которых проповедник сообщил сторонникам о завершении протестов. Со своей стороны, администрация согласилась начать консультации с политическими партиями и движениями о создании переходного правительства, а также пообещала, что запланированные на март парламентские выборы будут честными и прозрачными. Однако в ответ на требование Кадри распустить Центральную избирательную комиссию правительство пообещало лишь обсудить с ним ее состав.

Военная демократия

Можно прогнозировать, что организованные Кадри массовые протесты станут первым звеном в цепи попыток дестабилизировать ситуацию в стране в год выборов законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти.

История страны — это серия военных конфликтов, в первую очередь из-за спорной с Индией территории штата Кашмир. Постоянная необходимость поддерживать высокий уровень боеготовности привела к гонке вооружений и высокому авторитету военных. А вовлечение армии в политический процесс обернулось рядом военных диктатур.

Еще один фактор политической жизни Пакистана — клановый характер его общества. Так, устойчивость диктатуры Первеза Мушаррафа строилась не только по военному, но и по родоплеменному признаку, опираясь на поддержку армейских частей и этнические группы пенджабцев и урдуязычных пенджабцев, к которым относится и сам генерал.

Другим фактором политической жизни страны многие годы является Верховный суд, за которым конституция Пакистана закрепляет ряд полномочий, напрямую влияющих на политические решения. Поэтому он традиционно вмешивается в политические назначения и конфликты. Именно Верховный суд во главе с нынешним председателем Ифтихаром Мухаммадом Чоудхри во время правления Мушаррафа единственный сдерживал диктатуру и не признал его легитимность как президента страны по итогам выборов 2001 года. А в июне 2012-го он отправил в отставку премьера Юсуфа Резу Гилани (Пакистанская народная партия) за неуважение к Верховному суду после отказа главы правительства выполнить решение суда и послать запрос властям Швейцарии о банковских активах президента Зардари. Высокий авторитет Верховного суда базируется, в числе прочего, на моральном и религиозном фундаменте — Пакистан официально является исламским государством, право которого во многом строится на нормах шариата.

Одновременно с решением об аресте премьера и массовыми уличными протестами произошли перестановки в армии страны. Генерал-лейтенант Рашад Махмуд был назначен начальником генерального штаба со штаб-квартирой в Равалпинди. Таким образом, он занял вторую по значимости должность в пакистанской армии после поста начальника штаба сухопутных сил. В свое время этот пост помог Зия-уль-Хаку и Мушаррафу организовать военные перевороты. Новых командующих получили гарнизоны в Лахоре и Бахавалпуре (второй и двенадцатый города страны по количеству населения).

Проповедник с двойным дном

На деле за лозунгами Тахира Кадри о демократии и борьбе против коррупции скрываются совсем недемократические требования.

Дело в том, что 2013 год должен стать для Пакистана периодом смены руководства всех трех ветвей власти. Выборы в нижнюю палату парламента — Национальное собрание — назначены на март 2013-го. Затем в сентябре закончится пятилетний мандат президента Зардари. А в декабре исполнится 65 лет популярному в стране председателю Верховного суда, после чего он, согласно конституции, должен покинуть пост.

И если наложить требования Кадри, использующего протестующих как средство давления на нынешнюю администрацию, на календарь выборов в Пакистане, становится очевидным намерение начать процесс дестабилизации ситуации в стране. Так, выполнение требований проповедника о досрочных выборах в парламент и досрочной отставке президента Зардари и правительства приведет к тому, что единственными легитимными органами власти в стране останутся созданное под контролем военных Временное правительство и Верховный суд.

В довершение, как на заказ, на фоне коррупционных обвинений и уличных протестов резко возросло напряжение на границе с Индией. Глава Северного командования сухопутных войск Индии генерал-лейтенант Парнаик обвинил пакистанских военных в систематическом нарушении режима прекращения огня на границе. По его словам, обстреливая индийские блокпосты, пакистанские военные отвлекают их внимание для того, чтобы на территорию Индии беспрепятственно могли проникнуть боевики.

Анализируя весь этот сложный политический расклад, надо учитывать, что в последние два-три года Пакистан начал пересмотр внешнеполитического курса, дав понять, что чрезмерная зависимость от США его больше не устраивает. Новым вектором стала активизация отношений с Россией, обеспокоившая не только США, но и Индию, имеющую свою историю и интересы в российско-индийских отношениях. Поворотным моментом стал визит президента Зардари в Россию в мае 2011-го. В течение 2012 года страны заключили три меморандума о взаимопонимании, включая соглашения о помощи Москвы в размере 300–500 млн долларов в модернизации и расширении металлургического комбината в Карачи и строительстве новой электростанции в Джаншоро мощностью 500 мегаватт.

Впрочем, как бы ни развивалась «пакистанская весна», в условиях хаоса побеждает всегда самая организованная сила. А ею в Пакистане является армия. Главный козырь военных — ядерный арсенал, первые испытания которого состоялись в 1998 году (по последним данным, в стране уже есть свыше сотни боеголовок). Создав запас боезарядов и ракет доставки, Исламабад сконцентрировался на формировании запасов оружейного урана и плутония, из которых оперативно можно собрать боеголовки. В свое время Первез Мушарраф активно промотировал свой режим перед США и ООН в качестве заслона от движения «Талибан» и экстремистов, которые могут получить доступ к ядерному оружию. Поэтому если Пакистан начнет сползать в хаос, мировое сообщество, в первую очередь США и страны Евросоюза, снова поддержит военных.

http://www.expert.ua/articles/8/0/11024

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.