Битва за Москву

16 сентября 2013, 08:43
0
645
Битва за Москву

Выборы мэра Москвы сработали как интрига части кремлевских элит против Сергея Собянина, ударившая по его позициям как преемника президента Владимира Путина и возможного премьера на смену Медведеву.

Неопрятный мужчина запойного вида роняет бутылку пива, которая катится по песку детской площадки. Он устремляет мутный взгляд в камеру и надрывно вопрошает: «Где уют?!» Затем, не стесняясь в выражениях, жалуется, что «менты совсем достали», а таким, как он, с приходом нового мэра Москвы стало негде «культурно отдохнуть». В смысле, негде выпить и закусить. Домохозяйки и молодые мамы в ужасе отшатываются от телевизора. Что происходит? Да всё нормально — ролики, где алкоголики и бомжи агитировали против исполняющего обязанности мэра Москвы Сергея Собянина, стали творческой находкой политтехнологов градоначальника столицы России.

Малоуправляемая демократия

Восьмого сентября на выборах мэра Москвы при рекордно низкой явке избирателей в 32,03% Собянин выиграл в первом туре, получив поддержку 51,37% проголосовавших, а оппозиционер Алексей Навальный пришел вторым с 27,24% голосов. Тем не менее акции Собянина на российской политической бирже пошли вниз.

Почему? Это становится понятным, если рассматривать итоги московских выборов в широком контексте, в первую очередь — с позиции смены модели управления политическим пространством в связи с уходом из Кремля Владислава Суркова (см. «Сад без садовника») и передачи его функций первому заместителю главы администрации российского президента Вячеславу Володину.

Если в Кремле или в резиденции «Бочаров ручей» будет обсуждаться кандидатура нового главы правительства и прозвучит фамилия Собянина, первым аргументом против станет его не очень убедительный результат на выборах мэра

Российская власть после президентских выборов 2012 года и волнений на Болотной площади в Москве и других крупных городах РФ провозгласила курс на демократизацию, политическую конкуренцию, открытость и допуск оппозиции к участию в выборах. В России разрешена регистрация новых партий (по состоянию на август 2013 года зарегистрировано 73 партии), а также участие в выборах неудобных для власти кандидатов, которых раньше под разными предлогами снимали с дистанции.

Однако на практике, по словам шеф-редактора «Русского журнала» Александра Морозова, стоит задача создать модель «конкуренции без сменяемости». То есть разрешить регистрироваться новым партиям, а оппозиционерам участвовать в избирательных кампаниях, но при условии, что на следующих президентских выборах всё равно победит Владимир Путин. В связи с этим политологи Алексей Чеснаков иГлеб Павловский, сотрудничавшие в прошлом с администрацией президента Дмитрия Медведева, предостерегают, что власть разрушает испытанную модель «управляемой демократии», когда с помощью юридических придирок аннулировали регистрацию партий и снимали с выборов неугодных кандидатов.

С точки зрения администрации российского президента, Москва на карте России — это образец политической стабильности и материального благополучия. Поэтому представитель власти должен победить в столице, но теперь уже в условиях демонстративной конкуренции. Тогдашний президент Дмитрий Медведев назначил Собянина мэром в октябре 2010-го вместо Юрия Лужкова, отправленного летом того же года в отставку с официальной формулировкой «в связи с утратой доверия».

Нынешней весной все социологические опросы демонстрировали, что новый градоначальник пользуется доверием москвичей, и в случае выборов не будет иметь конкурентов. Подогревала уверенность в этом и созданная за последние три года медиаимперия в лице Объединенной редакции московских СМИ «Москва медиа» (телеканал «Москва.24», газета «Вечерняя Москва» и ряд других каналов, радиостанций, сетевых и печатных изданий).

При этом надо заметить, что Собянин среди российской политической элиты до выборов мэра рассматривался как один из потенциальных преемников Путина на посту президента. А в ближайшей перспективе — возможный кандидат в председатели правительства, способный заменить Медведева, если Путин примет решение об отставке последнего. Тем не менее в контексте новых правил игры позиции Сергея Собянина были уязвимыми: в его политической биографии есть победы на выборах мэра небольшого города Когалым (Тюменская область) и губернатора Тюменской области, но нет побед федерального уровня. Поэтому Собянин и поддерживающие его кремлевские элиты совместно приняли решение подкрепить его заявку на ведущие политические роли в стране убедительным успехом на выборах мэра столицы. К тому же приближался единый день голосования, назначенный на 8 сентября. Тут сработал еще и такой мотив, как легитимность: ведь большинство российских городов возглавляют избранные мэры, а политическим флагманом РФ — Москвой — руководит назначенный сверху чиновник.

Агитация за Сергея Собянина новизной не отличалась

После согласования своего шага с Путиным 5 июня 2013 года Собянин сложил с себя полномочия мэра (в тот же день президент подписал указ об отставке и назначил того и. о. мэра) и заявил о выдвижении на будущих выборах. Но не от партии «Единая Россия», а в качестве самовыдвиженца. Социология стабильно фиксировала, что равноценных ему фигур на уровне столицы нет и не предвидится.

В этой ситуации попытка радикального политика и блогера Алексея Навального выдвинуть свою кандидатуру застала всех политических игроков врасплох. Поэтому первой реакцией власти была активизация уголовного дела по компании «Кировлес» — слушания судебного процесса проходили параллельно с процессом выдвижения Навального кандидатом (см. «Навалились, но отпустили» ). Однако затем, по правилам новой модели политической конкуренции, а также дабы подкрепить образ всенародно избранного мэра, не боящегося никаких соперников, Собянин продемонстрировал нехарактерный ранее для российской политики либерализм. Согласно законодательству РФ, каждый претендент для регистрации кандидатом в мэры должен пройти муниципальный фильтр, то есть собрать 110 подписей депутатов из 110 муниципальных образований Москвы. Поэтому, когда у Сергея Митрохина (председатель партии «Яблоко») и Навального возникли проблемы со сбором подписей, и. о. мэра даже дал муниципальным депутатам разнарядку подтвердить своими подписями регистрацию этих кандидатов. Следом за ними нужное количество автографов получили в Совете муниципальных депутатов Москвы и кандидаты от «Справедливой России» и ЛДПР. Штаб Навального в лице его руководителя Леонида Волкова сначала заявил, что подаренные властью подписи не понадобятся совсем, но в итоге принял «закорючки» 49 депутатов, собранные советом. К тому же «традиционные» партии «Справедливая Россия», КПРФ и ЛДПР вначале выдвинули кандидатуры чуть ли не первых попавшихся фигур. Но после «убедительной просьбы» из администрации президента формальных кандидатов заменилиНиколаем Левичевым (вице-спикер Госдумы, председатель «Справедливой России») и Иваном Мельниковым (первый вице-спикер Госдумы, первый заместитель Геннадия Зюганова в КПРФ). А вот ЛДПР всё же оставила своим кандидатом малоизвестного, а потому бесперспективного для Москвы депутата Госдумы Михаила Дегтярева.

Всё не так, ребята

Алексей Навальный вряд ли добился бы своего высокого результата, если бы у него не появились серьезные союзники в кремлевских кругах. Перелом произошел сразу на старте кампании, когда 18 июля Ленинский районный суд Кирова приговорил Навального к пяти годам тюремного заключения и постановил взять под стражу в зале суда. В Москве его сторонники немедленно начали митинг на Манежной площади, а глава штаба Волков заявил, что оппозиционер не может вести полноценную кампанию из-за решетки, а потому снимается с выборов. У наблюдателей сложилось впечатление, что Собянин настолько не уверен в своих силах, что пытается руками судебной системы избавиться от конкурента. А значит, сценарий «сильный мэр, пользующийся поддержкой москвичей и победивший в честной борьбе» разваливается на глазах, а за ним и сценарий «Собянин — преемник Путина и кандидат в премьеры».

Поэтому Навального на следующий же день выпустили, и он начал полноценную кампанию, используя качественно новые методы агитации. Благодаря приговору и образу жертвы сюжет кампании уже выстроился по линии «Навальный против Собянина как московского лица политического режима Владимира Путина», сразу отодвинув всех остальных кандидатов на третий план (что ярко подтвердили результаты выборов). Кроме того, на кандидата работали новые технологии. «Кампания Навального была ориентирована в первую очередь на уличные встречи с избирателями. И если еще несколько лет назад успех на выборах зависел от телевидения, то прошедшие выборы продемонстрировали возросшую роль Интернета, особенно в Москве», — отметил писатель и редактор издания «Свободная пресса» Сергей Шаргунов. А украинский политтехнолог Денис Батурин считает, что залог успеха Навального  в том, что «он отлично канализирует оппозиционные настроения и способы коммуникации (социальные сети и блоги), которые последние годы являются существенным фактором социальной мобилизации». Не имея доступа к телевидению (к тому же Собянин отказался от дебатов с оппозиционером), штаб Навального сделал ставку на личные встречи кандидата с избирателями, привлечение волонтеров и активное продвижение в Интернете.

Алексей Навальный стал эдаким концентратором напряжения: голосовали не за него, а против России по-Путински

Однако самое главное, что в данном случае совпали интересы группы влияния под условным названием «силовики» (генеральный прокурор Юрий Чайка, глава Службы внешней разведки Михаил Фрадков, глава Минобороны Сергей Шойгу) и окружения премьера Медведева (в первую очередь вице-премьер Аркадий Дворкович). «Ведь сильное выступление Собянина обозначало его как возможного будущего премьер-министра», — поясняет логику действий политолог Сергей Черняховский. Поэтому, используя такие инструменты, как Следственный комитет (председатель — Александр Бастрыкин) и полиция (глава МВД — Владимир Колокольцев), они начинают активно применять фактор Навального для борьбы против Собянина по однотипному сценарию: громкий наезд на оппозиционера — массовое возмущение москвичей — отступление авторитарного режима в страхе перед народным негодованием.

Например, 25 августа спецполк ОМОНа задерживает оппозиционера прямо на сцене митинга на глазах нескольких тысяч москвичей в Сокольниках. В полицейском участке оппозиционера угощают яблоками и… отпускают. Казалось бы, где логика? Но для простого москвича, наблюдающего за выборами посредством телевизионных новостей, газет и Интернета, складывается нелицеприятная для Собянина картинка: и. о. мэра только играет в благородство, а на самом деле использует подлые приемы. Да и сам Навальный, работающий в выгодном для него сюжете «оппозиционер против власти», называет заказчиком давления со стороны правоохранительных органов Собянина. «Я провел 73 встречи с избирателями. Почему-то именно 74-я открытая для всех встреча в Сокольниках не нравится старику Собянину», — написал он в своем Twitter после задержания в Сокольниках. Поэтому развитие предвыборной кампании в таком ключе закономерно ударило по рейтингу и. о. мэра, взамен привлекая новых сторонников в лагерь Навального.

Оппонентов Собянина нельзя обвинить в подрыве модели «конкуренция без сменяемости», ведь и. о. мэра всё же победил, да еще в первом туре

Усугубил ситуацию штаб самого Собянина, с которым уверенность в победе сыграла злую шутку. Претендент на пост мэра вел вялую и невыразительную кампанию, считая, что благодаря рейтингу у него нет конкурентов, и москвичи убедительно изберут его уже в первом туре. «И это, скорее, не личная проблема Собянина — это архаичные привычки российского чиновничества в целом. У российского политического истеблишмента нет понимания новой специфики нашей политики, нет адекватной реакции на нынешние политические запросы россиян. Относиться к избирателям по модели 1996 года ”Голосуй или проиграешь!” сегодня не просто недальновидно, но и опасно. Вместе с тем надо отдать должное федеральному центру: в ходе кампании вокруг Навального возникало достаточно скандалов, которые давали повод вообще снять его с выборов», — считает Сергей Шаргунов.

Результаты голосования 8 сентября дали закономерный результат: Собянин выигрывает в первом туре, но с минимальным перевесом, а Навальный занимает второе место. Штаб последнего заявляет о фальсификациях и требует пересчета голосов, но Мосгоризбирком очень оперативно ставит точку в выборах, объявив официальные итоги голосования. Навальный и его соратники грозят митингами протеста, но уже 11 сентября отзывают заявку на митинг 14-го числа.

Несистемная победа по системным правилам

«Собянин формально победил. Но полученные им голоса и роль административного ресурса, который ему помогал, не дают возможности говорить о его легитимности. По крайней мере, среди самых динамичных городских слоев Москвы. Полученный результат не дает ему возможности претендовать на роль преемника Путина в случае, если начнется борьба за Кремль. Навальный формально проиграл. Но морально выиграл, потому что стал основным политическим лидером со стороны оппозиции. Остальные кандидаты не имели шансов, ибо эти выборы были референдумом об отношении к власти. Собянин и Навальный были разными ответами на вопрос, поддерживают ли москвичи власть», — комментирует доктор исторических наук и ведущий научный сотрудник Московского Центра Карнеги Лилия Шевцова.

«Впервые на выборах такого успеха добился несистемный оппозиционер. Более того, впервые настолько высокий процент в Москве получил радикальный политик. А невысокая явка свидетельствует о том, что большинство москвичей игнорируют нынешний политический процесс. Голосование за Навального было в значительной степени протестным. Надо сказать, что в России немало ярких, талантливых и сильных молодых людей, которые могли бы выйти к избирателям, но не имеют для этого возможности. Где молодые лица в существующих партиях? Их просто нет, наши партии выхолощены. Поэтому результат Навального — это в первую очередь сигнал нашей власти. Вопрос в том, услышит ли власть этот сигнал?» — так оценивает итоги кампании Сергей Шаргунов.

«Еще несколько лет назад успех на выборах зависел от телевидения. Сегодня растет роль Интернета, особенно в Москве»

«Если речь идет о Навальном, то он выбрал успешную избирательную тактику. Но он всё еще работал в старой манере самодержавного лидерства. Эта формула может привлекать широкие слои. Но она не может работать на смену правил политической игры. И всё же пока приход на сцену Навального является позитивным фактом, означающим начало нового этапа политический борьбы и приход нового политического поколения», — характеризует Шевцова результат Навального.

В итоге при внимательном рассмотрении выходит, что политические результаты выборов московского мэра прямо противоположны итогам голосования. Работавшие против Собянина кремлевские группы «силовиков» и окружения Медведева добились ослабления мэрских позиций. Если в Кремле или в резиденции «Бочаров ручей» будет обсуждаться кандидатура нового главы правительства и прозвучит фамилия Собянина, первым аргументом против станет его не очень убедительный результат на выборах в Москве. Его победа в первом туре с чуть более 50% голосов и отказ пересчитать голоса перед риском второго тура выглядят как натянутый показатель, возможный только при низкой явке в 32,03%.

Вместе с тем оппонентов Собянина нельзя обвинить в подрыве модели «конкуренция без сменяемости», ведь и. о. мэра всё же победил, да еще в первом туре. Алексей Навальный продемонстрировал хороший результат для несистемного политика, обращающегося напрямую к избирателям, не имеющего партийной поддержки и доступа к таким средствам массовой агитации, как пресса и телевидение. Вместе с тем  количество отданных за него бюллетеней не стоит считать таким уж сенсационным — полученные им 632 697 голосов не сильно отличаются от результата занявших второе место Сергея Кириенко в 1999 году (510 958 или 11,3% при явке 66%) и Александра Лебедевав 2003-м (499 318 или 12,78% при явке 57,54% избирателей).

Выиграли Путин и Навальный, проиграли Собянин и москвичи

Георгий Ковалев, кандидат политических наук, заместитель заведующего кафедрой истории и теории политики факультета политологии МГУ им. М. В. Ломоносова:

— Результаты выборов в Москве показывают, кто из игроков решил свои политические задачи, а кто — нет. Выигравшими стоит считать Навального и Путина. Проигравшие — Собянин, а также два сегмента избирателей: активные сторонники Навального, видевшие своего «клиента» если не мэром, то участником второго тура, и те, кто не поверил в возможность второго тура, а потому просто не пришел на выборы. Вторые — это тот самый протестный электорат, не принявший участия в голосовании не только в Москве, но и по всей России.

Навальный получил максимум возможного в рамках пусть и яркой, но всё же узкосегментированной избирательной кампании. Думаю, во второй тур ни он, ни его штаб всерьез не верили, а потому полученные им 27,24 процента — это большой успех.

Путин решил главную задачу в рамках своего «политбюро», не допустив повышения акций Собянина. Явка и результат свидетельствуют: поддержка мэра в абсолютных цифрах в разы меньше, чем поддержка Путина в Москве на президентских выборах. Собянин не решил, пожалуй, ни одну политическую задачу, стоявшую перед ним. Начиная с главной, о которой он сам заявлял, — легитимация его статуса в глазах москвичей как законно избранного мэра. При явке тридцать с небольшим процентов и цифре поддержки 51,37 процента (чуть более миллиона избирателей при общем количестве семь-семь с половиной миллионов) ни о какой реальной легитимности говорить не приходится.

Теоретически  Собянину логичнее было бы занять более мягкую позицию (судя по всему, еще около полуночи с 8 на 9 сентября такой сценарий рассматривался) — допустить вероятность второго тура, равно как и ручной пересчет голосов (по требованию Навального) и пойти на второй круг. Провести не инерционную, а мобилизационную кампанию (а-ля «Голосуй или проиграешь!», тем более что Зюганов заявил о поддержке его партией Собянина в случае второго тура, сравнив Навального с Ельциным).

Но в случае второго тура уж больно велики риски, ведь мы могли бы столкнуться со сценарием, разрушающим традиционный ход кампании и возвращающим нас к моделям второй половины 1990-х, когда к финишу первым нередко приходил тот кандидат, что в первом туре занимал второе место.

Навальный — заменитель графы «против всех»

Евгений Минченко, политтехнолог, глава коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг»:

— Нельзя говорить о низкой явке. Для сравнения: статистика выборов в США демонстрирует явку на региональных выборах от 18 до 40 процентов. Главный мотив избирателей, поддержавших Алексея Навального, — показать фигу власти. Оттого поддержавших его москвичей нельзя считать твердым электоратом Навального. Избиратели понимали, что он не победит. Поэтому люди, не хотевшие видеть его мэром, но желавшие показать фигу, голосовали за него. На выборы не пришла и значительная часть электората Собянина, поскольку считали, что он всё равно победит.

Главным инструментом раскрутки Навального был событийный менеджмент со стороны правоохранительных органов, намеренно организованный группами влияния. Мы насчитали восемь эпизодов, разворачивавшихся по одному и тому же сценарию: наезд правоохранителей на Навального — возмущение его сторонников — отступление полиции. Налицо работа кремлевских кланов, которые не ставили своей целью раскрутить Навального, но стремились ослабить Собянина. Мотив: до выборов тот считался одним из фаворитов гонки за пост преемника Путина и потенциального председателя правительства. Поэтому против Собянина объединились разнородные кремлевские группы. Они начали создавать ему проблемы, в том числе через правоохранительные органы, целенаправленно раскручивавшие Навального.

Минусы кампании Навального: отсутствие анонсов своих встреч с избирателями в Интернете, схема «кто не с нами — тот против нас», препятствовавшая расширению его электората. А у Собянина была инерционная кампания. Его штаб исходил из того, что на старте рейтинг и. о. мэра составлял 80 процентов. Поэтому считал: запас прочности настолько большой, что делать ничего не надо. Ставка делалась на освещение его деятельности на посту градоначальника и фоновое присутствие в СМИ. А в итоге — рекордное и беспрецедентное в истории России падение с 80 до 51 процента. Команде Собянина можно ставить жирную двойку: надо очень постараться, чтобы, имея административный ресурс и финансовые возможности, за два месяца упасть на 30 процентных пунктов.

Не Москвою единой…

В единый день голосования 8 сентября россияне избирали мэров, городские советы, глав муниципальных образований и губернаторов в 81 регионе РФ (в том числе руководителей восьми регионов, 16 законодательных собраний и мэров восьми крупных городов). В сумме получилось около семи тысяч избирательных кампаний. Москва не стала исключением — выборы местной власти почти по всей России отметились низкой явкой. Кроме Чечни (67,23% на выборах депутатов чеченского парламента), традиционно выступающей в роли рекордсмена по явке и «намолоту» голосов за «Единую Россию» и Владимира Путина.

Хотя в большинстве случаев победили ставленники власти, «единый день» продемонстрировал, что в России возрождается политическая конкуренция. Поэтому результаты голосования кое-где оказались неожиданными. В Екатеринбурге победил глава фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман, поэтому город получит на посту мэра и председателя городской думы представителя партии «Гражданская платформа» Михаила Прохорова. Правда, в этом случае партийная привязка оказалась чистой формальностью — екатеринбуржцы голосовали именно за Ройзмана. С результатом 33,25% он выиграл у кандидата от «Единой России» и вице-губернатора Якова Силина (29,77%) при явке 33,57%. В Московской области на губернаторских выборах победил и. о. губернатора Андрей Воробьев (78,94%), ставленник нынешнего министра обороны Сергея Шойгу. Бывший депутат Госдумы от «Справедливой России» Геннадий Гудков (см. «Марш миллионов и Гудков»), резко перешедший в оппозицию, как только начались проблемы в подконтрольном бизнесе, занял только третье место на выборах губернатора (4,43%), проиграв и кандидату от КПРФ Константину Черемисову (7,72%).

В абсолютном большинстве регионов на выборах губернаторов победили кандидаты «Единой России». Исключением стал Забайкальский край, где его руководителем стал Константин Ильковский («Справедливая Россия»). На выборах мэров также лидирует «Единая Россия», но в Петрозаводске самовыдвиженец Галина Ширшина выиграла у «единоросса» Николая Левина с результатом 41,9% против 28,93%, а в Абакане (столица республики Хакасия) мэром стал самовыдвиженец Николай Булакин.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Гости Корреспондента
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.