«Чтоб ты жил в эпоху перемен» или

21 февраля 2014, 04:51
0
382

«Чтоб ты жил в эпоху перемен» проклинают китайцы своих врагов.Но правы ли они и вообще могут ли китайцы быть правы?

«Чтоб ты жил в эпоху перемен» проклинают китайцы своих врагов.Но правы ли они и вообще могут ли китайцы быть правы?

Когда все понятно, оно и так понятно. Если у тебя родители из древнего дворянского рода и папа уже действительный статский советник, то, скорее всего, и твоя карьера будет успешной, если папа не успеет все проиграть в карты. Грешно сыну генерала не быть генералом. А коль твои родители заняты крестьянским трудом то, что тебе делать, как не заниматься тем же. И коль твой отец рабочий на заводе Сормово, то и тебе считай туда дорога как только научишься инструменты в руках держать.

Но бывают же случаи.Вот у министра … отец простой железнодорожный служащий, а генерал-аншеф … сын сельского учителя, а теперь лицо приближенное к императору. А фабрикант …  он же еще в детстве коров пас, а теперь миллионщик. А нет, не скажите, бывают случаи.

Вот именно, что бывают.Но, только случаи, но не закономерности. Если помогает семья и даст Бог здравый ум, то можно не только выучиться в церковно-приходской школе, но можно и гимназию закончить, а там чего гляди и университет. А дальше, уже как повезет. Можно в 14 классе (имеется в виду класс чиновников) всю жить просидеть. Это сынку князя легко и просто. Не успел он еще подпоручиком стать, как тут же Высочайшим повелением возведен в штабс-капитаны в обход выслуги лет.

Хорошо затевать крупное купецкое дело, когда ты получил в наследство сто тысяч, а еще лучше миллион. Тогда и просто для бизнеса почин другой и возможностей хоть отбавляй. А сколько было таких, что начинали свое дело и разорялись до копейки, теперь на паперти стоят.

А может не надо, чтобы того.Ведь, когда все понятно и ясно, это же спокойнее. Что плохого, что тебе еще при рождении твоя судьба прописана. Ну, хорошо, труд крестьянский не сахар, но там чего гляди, будет хороший урожай, хозяйство твое окрепнет и уже будет у тебя не эта худосочная конячка, а считай орловский рысак. А что рабочий? Хороший мастер на заводе получает не менее того же штабс-капитана что из дворянских детишек. Но он сопляк против тебя в мастерстве. Оно мастерство всегда в цене. Нет уж лучше, когда все спокойно, все ясно. Вот жили так сто лет назад, и больше, и все было ясно, все было хорошо, все было по-старому.

Оно, когда все по-старому, оно как бы и все ничего. Одно плохо. Не могут люди постоянно это любить, и начинают думать, а коль начинают думать, то и мысли появляются самые что ни наесть.

 — Государь Император окружил себя одними подхалимами и глупцами, он не хочет нас услышать. Надо что-то делать.

 — Это, вообще ни в какие ворота не лезет. Как можно этого мальчишку и дурака возводить в полковники? Только потому, что его отец генерал, это не провод идиота делать полковником незаслуженно.

 — Они нам не дают жить. Они ничего в этом не смыслят, а нас учат жить. Они просто ограниченные люди.

 — Жизни нет от этих чиновников. Все дай, дай, дай. Когда же они наедятся?

 — Я что для себя беру? Я почти все отдаю туда. И если не отдам, меня быстро с места попрут.

 — Директор фабрики нас хочет уморить. По двенадцать часов на него пашем, а он нас решил удавить штрафами. Скоро деньги с кассы будем не получать, а еще доплачивать.

 — Неправильно земля поделена. Надо поделить по справедливости. У меня десять ртов в семье, а у меня всего две десятины. А этот барин, который отродясь косы в руках не держал, имеет две тысячи десятин. Где справедливость?

Стабильность хорошо, когда эта стабильность хотя бы пытается текущие проблемы решать. А если стабильность все проблемы не замечает, то рано или поздно, эта стабильность превращается в Революцию.

«…до основанья, а затем, мы наш, мы новый мир построим…»

 — Как говорится ломать — не строить. Поломать легко. И что это дало?

 — Как что, мы все это дворянское и капиталистическое отребье выбросили на свалку истории. Теперь новые люди, новые идеи.

 — Что новые люди это точно, что новые. Вот этот еще недавно был кочегаром на паровозе, а теперь председатель Губкома, это как генерал-губернатор. Тот приказчиком у бати в магазине работал, а теперь в кожаной тужурке глава городского комитета, весь и сила в городе. А тот вообще был бандитом на Молдаванке, а теперь комбриг, это как генерал по-старому. Ну, этого мы не помним, он всю жизнь по заграницам, да по заграницам, а теперь на руководящих постах в правительстве страны.

 — Эй, друг, а ты чего не веселый такой? Ведь все поменялось. Нет больше царя-батюшки и разных там князей с графьями.

 — Так-то оно так. Но, разве для этого мы революцию делали, чтобы сынок этого купчика городом командовал и жил в особняке бывшего градоначальника? То, что он кочегаром был, это хорошо, но он теперь живет, как князь, а то и лучше. А что, я? Что я получил от этой революции? Как был я ничем, так и остался ничем.

 — Да, ты брат, я вижу, проспал всю революцию. А теперь бузишь. Чем ты недовольный? Надо было вовремя определиться, и теперь тоже спал бы на барских перинах и ел бы из золотых царских тарелок.

 — Эх, хватил. Это сейчас, когда все закончилось, все умные. Теперь понятно, кто победил и кто при власти остался. А тогда, никто понять ничего не мог.

Что тут говорить, оно действительно. Задним умом все умные. А как понять, что будет тогда, когда кругом: «Мы представляем интересы всех кругов населения», «Мы стоим на защите украинских земледельцев», «Анархия мать порядка», «Нужна сильная рука, чтобы навести порядок», «Пролетариат — могильщик капитализма».

Как понять, что будет, если власть четырнадцать раз менялась. Доходило до смешного. Придут одни, проведут митинги, развесят флаги, поругаются за должности и только рассядутся, ту же и приходят другие. И опять флаги и опять митинги. Куда, зачем, с кем?

Теперь все умные, теперь понятно, кто победил, и с кем нужно было дружить. Теперь мы всей душой с ними. Вот только беда, все хорошие места уже заняты. Записывайся не записывайся в партию, уже не до тебя. В лучшем случае сделают тебя младшим уполномоченным или инструктором в захудалой деревеньке. А то вообще, пошлют опять на завод с грязными руками в станках ковыряться или в шахте уголь киркой рубить. Не хотят они дать легкой и доходной работы. Чтобы работать не надо было и паек был совминовский и еще конверт с «партминимумом» и еще квартира с прислугой и еще… Ну почему, не записался в партию вовремя? А теперь что делать? Революции каждый год не бывают. Ждать следующую – замечаешься.

«Сатана там правит бал, там правит бал. Люди гибнут за…»

Власть дело сложное, особенно, когда желающих иметь эту власть много. Оно и понятно, кто не любит власть? Хочется власти и желательно такой, чтобы только сам и только тебя и чтобы никто.

Сам по себе человек никто, пусть даже он себя называет, как хочет Богом, Царем, Генсеком. Короля делает свита. Она и только она, может из простого смертного сделать властителя судеб. Но эта свита из ничего не появляется. Кто был силой и опорой столетней императорской власти? Оно самое — дворянство. Разросшееся и давно уже потерявшее свой боевой дух, то дворянство, которое устраивало дворцовые перевороты, то которое надеялось на монаршую милость и эту милость получало. И стоило этому дворянству увлечься крамольными идеями, захотеть другой монаршей милости, как не стало и императора и дворянства.

Но, это все понятно. Это все было. А как это сделать теперь? Партия, это сила. И сила эта типа дворянства, но посильнее. Но, вот незадача. Эта партия уже служит своему королю или точнее королям, которые эту партию сделали партией и дали им все, что они хотели заполучить. Что может один из королей, а точнее один из тех, кто хочет быть королем, предложить партии такое, чтобы она забыла других королей и служила верой и правдой только ему. Как это возможно?

Да и короли эти не простые. Их партия знает, их партия помнит. Эти короли уничтожили старое дворянство, эти короли одарили подарками и наградами «новое дворянство», эти короли известны всем партийцам, и партийцам понятно, как нужно себя вести, чтобы милость партийная была не меньше милости монаршей.

Но, есть, есть выход. Есть мысль, которая позволяет свергать не только королей, но и всю свиту. Мысль эта проста, как все гениальное и гениальная, как все простое.

«Ты говоришь, что тебе революция ничего не дала, ты не вовремя понял, кто победит, ты пришел в партию поздно, когда все хорошие должности забрали «старые партийцы» и тебе ничего не осталось. Что верно, то верно. Но теперь тебе дается возможность все поменять. Кто сказал, что эти «овеянные революционной славой» партийцы имеют право занимать свои места? Ты уверен, что они те, за кого себя выдают? А может они агенты капиталистов и помещиков, а может они агенты империалистических стран. Ну и что с того, что благодаря им была свергнута старая власть и именно их большая заслуга, что во время гражданской войны мы выиграли, а не проиграли. Все это они делали и все они были шпионами и агентами капиталистов и империалистов. И то, что они их уничтожили, ничего не значит. Он враг, понимаешь? Что не веришь? Глупо и бессмысленно это все. А что, если я отдам тебе его должность, его имущество, его власть? Я даю тебе возможность, переписать все с чистого листа. И уже правильно переписать, чтобы «не было обидно за бесцельно прожитые годы». Теперь все зависит от тебя. Чем больше «старших товарищей» окажется «не товарищами», тем больше будет новых хороших должностей, которые получат самые активные».

Никто никого не заставляет, но шанс дают всем. Не имеет значение, что и как было тогда, и кто ты сейчас. Главное, что ты делаешь сейчас, и как ты помогаешь другим избавиться от того, кто и так уже засиделся на должности. Другие тоже хотят.

И пошло. И пошло. 1922 – младший инструктор волосного комитета, 1927 – завотделом райкома, 1934 – начотдела обкома, 1937 – первый секретарь обкома. И вот мечта сбылась. Кто был никем, тот станет всем. Как это оказалось легко. Главное не бояться, главное не думать, главное действовать.

Но, что происходит? Как же это? Ведь только, только получилось и все рухнуло. ГУЛАГ.

Проблема, в том, что слишком много желающих, а очень мало хороших мест. Поэтому все или ничего. Слишком быстро люди учатся делать быстрые карьеры. Еще вчера он был тихим и незаметным, но уже сегодня он первый написал, просигнализировал, проинформировал и теперь уже свободна вакансия и можно ее занять. Но другие тоже умеют писать и умеют информировать. И только держись.

«- Не доверяй никому!

 — А тебе?

 — А мне тем более!»

И вот свита короля готова. Но свита свирепая. Свита, в которой собрались самые, самые, Те которые не жалеют и не думают. Те, которые давно забыли, что такое человек, но хорошо помнят, что такое партия. Служить такой свите сложно, ибо стоит только один раз дать слабину и тебя же эта свита уничтожит. Очень сложно управлять тем, что не управляется. Очень сложно иметь дело с теми, которые, заметьте ВСЕ!, хотят тебя уничтожить. Но, пока они тебя бояться, ты их уничтожаешь. И желательно регулярно, чтобы все были довольны, чтобы все были заняты только одним делом, ждали новых свободных вакансий и делали все для того, чтобы эти вакансии появлялись регулярно.

Всегда, когда проходит время, все кажется обыденным и тривиальным. Но не дай Боже жить во времена такой тривиальности, когда все и вся хотят и не только хотят, но уничтожают друг друга только для того, чтобы занять освободившиеся места. Жизнь ради должности и смерть ради жизни.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Бизнес-блоги
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.