Прощай, Бордо! Part 1

12 марта 2012, 10:09
Винная торговля
0
2955

Сегодня - о нелепом, с разумной точки зрения, и неприкрыто лоббистском – о статьях Налогового Кодекса, регулирующих то, что нам с вами пить.

В новой его редакции есть  несколько статей, которые не просто усложняют работу компаний-импортеров, а практически делают ее невозможной. Я говорю о статьях 226 и 227 и о «Положении о марках акцизного налога..» КМ Украины.

Речь идет о статье 227.1 Налогового Кодекса, которая обязывает всех украинских импортеров заключать исключительно прямые договора с производителями продукции. Это значит, что для того чтобы завезти в Украину вина, например знаменитых Château Margaux (Шато Марго) или Château Lafite-Rothschild (Шато Лафит-Ротшильд), отечественный винотрейдер должен подписывать контракты с ними напрямую. Все бы ничего, да вот незадача - всем классифицированным французским шато Бордо с ХІХ века на законодательном уровне запрещено напрямую продавать клиентам свои вина. Работать они имеют право лишь через посредников-негоциантов, короткий список которых был утвержден в середине ХІХ века и практически не претерпел изменений по сегодняшний день. Таким образом, введение данного требования приводит к тому, что  в Украину вообще ни под каким видом не могут быть импортированы вина великих французских производителей (хотя, конечно, на самом деле есть несколько негоциантов, которые являются и владельцами некоторых Шато).

Это что касается вин Бордо. Но есть еще целые категории поставщиков, которые также попали «под раздачу».

Возможно наши законодатели не в курсе, но в мире самым активным образом идет процесс глобализации, в экономике практически перестали существовать границы (кроме границ Северной Кореи и Кубы). Итальянские компании покупают винодельни в Южной Америке; итальянцы инвестируют деньги в Венгрию; производитель модных брендов из Франции владеет шампанскими и коньячными Домами, винокурнями, вискикурнями Шотландии, винодельнями на всех континентах; пивной гигант из Австралии скупил более 100 производителей вина и алкоголя по всему миру и т.д. Продажу всех этих вин осуществляют  Торговые Дома, которые, естественно, никакими производителями не являются. В лучшем случае они владеют правами на пользование торговыми марками. И зарегистрированы они вовсе не там где удобно украинским налоговикам, а там где им удобнее платить налоги. (Не помню, чтобы американцы имели какие-то претензии к Google, Microsoft и Apple, которые зарегистрированы в ирландских оффшорах).

Понятно, что официально, ни одна из этих транснациональных компаний (за редким исключением) не является производителем. Что теперь будут пить депутаты? Да и многим из нас хочется, почему-то, пить вина, состоящие из винограда, а не из зернового спирта украинского производства (т.е. по сути – ароматизированная, разбавленная водка).

А о такой специфичной части закупок, как покупка продукции на аукционах или, скажем, у компаний-агентов или частных коллекционеров лучше вообще не вспоминать...

Вернемся к винам. Даже, если некое винодельческое хозяйство представляет свои интересы самостоятельно, то из-за множества дополнительных организационных сложностей (заключение контракта, наличие в штате юриста – никому кроме нас не нужны договора на отгрузку товара покупаемого по предоплате, оклейка товара акцизными марками в процессе производства и украинскими стикерами т.п.), такой производитель может просто отказаться сотрудничать. К слову, НИ ОДНА страна в Европе, кроме Украины, не требует U-образного наклеивания акцизных марок на свою продукцию. Да и вообще, мало кто требует наклейку марок. При современных технологиях нет никакого смысла применять такие устаревшие способы контроля оплаты налогов. Вдвойне это непонятно в стране, которая (в отличие, например, от стран Восточной Европы) не имеет открытых границ с соседями, и контролировать оплату такого налога можно при растаможивании товара, вовсе без каких бы то ни было марок в принципе.

Здесь можно было бы пуститься еще и в долгий разговор о природе самого акцизного налога, который вообще-то является налогом на потребление. А компании-импортеры и украинские производители являются агентами по его сбору. Конечным плательщиком выступает потребитель. И какое вообще отношение к налогу на потребление имеют такие термины, использующиеся в данных статьях НК, как «производство»?! Но это вопросы, скорее всего, к преподавателям, которые учили авторов Кодекса в ВУЗ-ах. Оставим это, хотя, на самом деле в этом и есть основная проблема – слабая теоретическая подготовка подобных документов.

А что было раньше? Ведь проблема возникла не сегодня. Что же конкретно изменилось в законодательстве? В законах, которые стали «предтечей» закона об акцизных марках, было указано, что контракты могут заключаться с поставщиками. Такая практика существует во всем мире, и ее применение в Украине было корректно, никто нигде и никогда не требовал, чтобы контракт был заключен напрямую с производителем.

Почему такое условие было утверждено сейчас? На то есть несколько причин:

Первая - лоббирование некоторыми украинскими производителями своей продукции. Я говорю о тех из них, которые по какой-то причине считают, что их продукция может конкурировать с французскими коньяками, чилийскими винами или грузинскими бренди... Скажу честно, по цене – да, многие из них производят вино по ценам совсем уж европейским...

Вторая - стремление  преградить путь в Украину фальсификату, который (по мнению некоторых чиновников из силовых структур) может проникать в страну, если алкоголь продается не напрямую от производителя. Странная логика. Повесить контроль за фальсификатом на службы занятые сбором налогов. Здесь, безусловно, есть некоторая несуразность, ведь происхождение товаров контролируют службы сертификации и стандартизации, и эти вопросы регулируются законами о защите прав потребителей. При этом проводятся довольно дорогостоящие анализы. Кроме уплаты акцизного налога, пошлины и НДС, все импортеры обязаны получать сертификаты происхождения от поставщиков вместе с расширенными анализами продукции, в которых прописываются кроме всего еще условия и место производства.

 Зачем дублировать в налоговом кодексе механизмы, которые уже прописаны в других законах? Какое отношение имеет налоговый кодекс к контролю происхождения товара? Есть ли в налоговой структуре специалисты, которые могут определить происхождение вина, либо сигарет? Ответов на эти вопросы у меня, к сожалению, нет.

Знают ли о сложившейся ситуации авторы Налогового Кодекса? В течение всего прошлого года организовывались бесконечные консультации, рабочие группы, в том числе, с комитетом ВР. Создавались рабочие столы, в которых принимали участие дистрибьюторы и импортеры совместно с налоговыми, таможенными органами. Несмотря на это, налоговый кодекс изменен так и не был…

Поэтому, если Вам нравятся хорошие вина, виски или коньяк, Вам необходимо будет… купить их про запас. Да, да, как в старые «добрые» времена при СССР.  Потому что, если ситуация не изменится, то вина из Шато на украинских винных полках станет такой же редкостью, как было при Советском Союзе в 1982 году, когда ни одна бутылка Шато в принципе появиться на полке не могла. Просто по определению не могла. Хотя нет, все же была торговля «по знакомству» и из-под полы.

 

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Бизнес-блоги
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.