«…давайте убьем конюха…»

20 марта 2012, 01:34
0
1338
«…давайте убьем конюха…»

После тщательного изучения проекта закона «О потребительском кредитовании» известного «законотворца» и «бесстрашного борца за права угнетенных» регионала Полунеева в одночасье пришло понимание не толь

Специально для информационного портала banki.ua

 

После тщательного изучения проекта закона «О потребительском кредитовании» известного «законотворца» и «бесстрашного борца за права угнетенных» регионала Полунеева в одночасье пришло понимание не только масштабности замысла автора, но и глубины популизма, в который он погружает нас.

Хотя первым на ум почему-то пришел старый анекдот, в котором на собрании жителей колхоза «Светлый путь Ильича» рассматривается дело тракториста Васи Батарейкина, который спьяну утопил в реке единственный в колхозе трактор. Посевная — коту под хвост, народ неистовствует и требует наказать разгильдяя. «Какие будут предложения, товарищи?» — вопрошает колхозников председатель. «Да что тут думать? Придушить и следом за трактором!..» — негодуют особо радикальные. «Не пойдет!» — не соглашается председатель. «Тракторист у нас один. Трактор рано или поздно из реки вытащим, починим, а работать-то на нем кто будет?» — резонно замечает он. Из стана радикалов мгновенно следует предложение: «Так давайте убьем конюха, их у нас двое!»

И правда, разве тут до трезвой оценки ситуации, когда на носу выборы в Верховную Раду и не каждая сегодняшняя «тушка» сможет оказаться там завтра. Самое время фонтанировать идеями, обволакивая электорат мыслями о привлечении к ответственности всех виновных, убаюкивая его сказками о светлом будущем и щедро осыпая иллюзиями о равенстве и братстве всех слоев общества. Именно поэтому «энурез законотворчества» у некоторых увеличивается с приближением выборов и зачастую становится доминантой в поведении.

Однако в этом деле важна правильная стратегия. Пожалуй, лучшая — это стратегия угрозы общего врага. Метод старый, проверенный, безотказный, и «пипл хавает» это дело на ура! Дело за малым — «назначить» врага. При этом враг должен отвечать нескольким основным критериям. Первое: быть системным (ну смысл «воевать», например, с вандализмом, изредка возникающим то в Запорожье, то на Западной Украине? Мелко, на этом карьеры не сделаешь). Второе: враг должен быть легко узнаваем, и чем чаще он будет попадаться на глаза, тем лучше для конечной цели (спекулянты, например, тут не подходят — они как бы есть, но их же еще за руку поймать нужно, а для этого необходимы усилия). И, что самое главное, враг не должен оказывать серьезного сопротивления — ведь тогда можно и проиграть! (Ну попробуй схлестнуться с хозяевами коттеджей в Конча-Заспе, занимающимися «прихватизацией» всего, что им нравится. Там ведь так больно щелкнут по носу — сразу охота отпадет!) Оно и понятно — «Хорошо быть храбрым, но… страшно!» Кому-то в этой связи больше импонирует война со своими политическими оппонентами, кому-то — с захватом зеленых зон в столице, с торговцами в переходах метро — одно из самых излюбленных сражений…А некоторым нужны совсем другие горизонты.

На теме нелюбви многих к банковской системе можно реально «срубить фишку», тема весьма интересная. И, что важно, реально имеющая острые грани. Слишком многим действительно насолили банки, еще больше слышали о том, как это было «от племянника своего кума по бабушкиной линии, сосед которого дружит с мальчиком, чей отец возит главного бухгалтера предприятия, на котором работает тетка «отой крашеной блондинки Вальки», чей бывший работает кассиром в «Пионер Банке».

Однако все ведь гораздо проще, господин Полунеев. Проще, если честнее. Ведь для того, чтобы быть за народ, нужно немного, нужно всего лишь быть с народом.

Сама по себе идея подобного законодательного акта абсолютно верна, хотя и отстала от реализации лет на пять как минимум. Вот только исполнение, как часто бывает, настолько топорное, что впору удивляться: как такой грамотный и квалифицированный человек — на минуточку, кандидат экономических наук — опускается до откровенной демагогии? В общем-то, для того чтобы понять причины, достаточно просто прикоснуться к творчеству Юрия Владимировича. Начиная от претензионного «Украинского прорыва», поднятого на щит еще БЮТ (в период нахождения Полунеева в рядах сторонников Тимошенко), и продолжая далее 37 законотворческими инициативами. Из которых, пожалуй, наиболее знаковые и волнующие для банковской системы последние. Это и уже нашумевший «Про внесення змін до деяких законодавчих актів України щодо врегулювання відносин між кредиторами та споживачами фінансових послуг», и ряд других, которые, с одной стороны, с легкой руки Юрия Владимировича поставят банковскую систему в позу «усталого путника, пьющего воду у ручья», но с другой — дадут возможность триумфально вернуться в депутатское кресло Верховной Рады нового созыва самому автору. А то, что будет дальше…

Так после нас хоть потоп! Видимо, именно так рассуждает Полунеев, выдавая на-гора очередные законотворческие инициативы. Скажем, закон Украины «Про тимчасову відстрочку сплати платежів за кредитними договорами, забезпеченими іпотекою у зв’язку з втратою позичальником постійного місця роботи та введення мораторію на примусове виселення з житла» — как звучит, правда?! Вот они боль и переживания о судьбе народа, бессонные ночи, черствый хлеб и морковный чай! Для того чтобы поднять, как хоругви, над собственным тускнеющим нимбом идеалы неизбежности победы коммунизма и войти в число парламентариев нового депутатского корпуса, что еще нужно?! Ведь все равно, что там написано и чем это закончится. Главное — электорат «на крючке»! И вот уже рождаются новые творения, имеющие мало общего с экономикой в целом и логикой в частности, но такие сладкие для услаждения слуха завтрашних избирателей.

Так и хочется сказать: «Не бережешь ты себя, Юрий Бенедиктович… всё о народе думаешь!»

Весьма одиозный, но не менее пафосный проект закона «Про заборону надання колекторських послуг щодо фізичних осіб — боржників». Закон состоит из двух с половиной листов текста 14-м шрифтом с одной-единственной нормой в статье № 2, которую хочется привести в полном объеме: «В Україні забороняється надання колекторських послуг щодо фізичних осіб — боржників». Все, занавес!

Черт возьми, как, оказывается, все просто, нужно просто взять и все запретить! И жизнь удалась! Действительно, зачем утруждаться и ломать себе голову над созданием реально действующего, жизненного механизма упорядочивания и регулирования рынка коллекторских услуг, если можно просто их запретить! Только проблема ведь от этого не исчезнет, она просто перейдет в другую фазу существования. Зная, насколько хитра на выдумки «голь», завтра коллекторский бизнес будет переименован в «механизм мониторинга и сопровождения кредитной задолженности физических лиц перед предприятиями и организациями различных форм собственности», и весь закон можно вывесить на стене в той комнате, «куда короли пешком ходят».

 Возможно, таким же образом можно решить огромное количество наболевших вопросов, для этого в приведенной выше фразе достаточно банально заменить окончание — и «вуаля»! «В Україні забороняється: вбивати та гвалтувати; грабувати та привласнювати; мітингувати та перешкоджати; продавати наркотичні речовини та зброю…» И дальше еще восемь листов мелким шрифтом. Выносим все это на голосование — и вот он коммунизм! Всеобщее равенство и братство, идеальная модель будущего, рай земной! Только один вопрос в данной связи — вы действительно считаете всех избирателей настолько недалекими (как там у классика: «варвары, дикое скопище пьяниц»)? Позиция того, для кого окружающие всего лишь эЛОХторат, не более. Конечно, такие законопроекты — весьма удобная ширма для манипуляций общественным сознанием.

 Хотя я отвлекся. Пожалуй, самое время перейти к основной теме, а именно проекту закона «О потребительском кредитовании». Не стану утруждать читателя собственными выводами в целом, остановлюсь только на нескольких новациях автора, которые, кстати сказать, не единожды прослеживаются в ряде других законодательных инициатив нардепа. Реклама кредитных услуг — предложенный формат рекламы кредитных услуг не только не облегчает полноценное восприятие клиентом информации об услуге, более того — запутывает. Не говоря уже о том, что на практике предлагаемые нормы в принципе нереальны для выполнения. Это, похоже, понятно всем, кроме автора.

 Уведомление заемщику — предусматривается однозначная отправка рекомендованного письма клиенту с обязательным уведомлением о вручении. Что-то мне как-то не припоминается ни одного проблемного заемщика, который бы такое уведомление подписал. Но автор четко обозначает, что в ином случае потуги кредитора не имеют абсолютно никакого смысла. Супер! Теперь можно не возвращать кредит, главное, при этом ничего не подписывать из принесенного вам почтальоном, если на конверте отправителем значится банк.

 Обращение взыскания на залог возможно только после решения суда — ну зачем же так усложнять, зная реальную ситуацию с отечественными социально ответственными судами? Можно просто написать: «Любое взыскание невозможно». К чему лукавить?

 Обязательство кредитора до момента заключения договора предоставить клиенту полный расчет не только банковских платежей, но и платежей в пользу третьих лиц (страховых компаний, нотариусов, оценщиков, регистраторов движимого/недвижимого имущества (БТИ, органов ГАИ, ЖЭКов и иже с ними) — абсолютная глупость, которая мигрирует уже пять лет из документа в документ. На любой вопрос, как это можно спрогнозировать, тем более во всем периоде пользования кредитом, авторы скромно молчат. Однако каждый здравомыслящий человек прекрасно понимает, что спрогнозировать, в какой страховой компании, при каких тарифах, франшизах и других условиях клиент застрахует свое имущество (которое является обеспечением по кредиту), никто сегодня не знает, в том числе и сам клиент. Равно как никто и никогда не сможет спрогнозировать тарифы на услуги того же нотариуса, если клиенту, например, захочется внести изменения в договор залога или если залогодатель загорится идеей сделать перепланировку в квартире, сколько для этого нужно будет потратить в БТИ, ЖЭКе, заплатить нотариусу и прочим. Скажете, что автор этого не понимает? К сожалению, понимает. Однако трактовка закона однозначна: если банк ошибся хоть на копейку, он становится в позу, описанную выше. Налетай-торопись, прекрасный повод загнать любого кредитора «за Можайск». На этот счет толкование закона однозначно: «У випадку, якщо договір споживчого кредиту не надано споживачеві у письмовій формі або він не містить умов, визначених частиною першою цієї статті, або містить неправильну сукупну вартість кредиту для споживача, виданий кредит вважається безпроцентним та вільним від інших платежів, пов’язаних з одержанням, обслуговуванням та погашенням кредиту».

 Ограничение срока рассмотрения заявки — «Рішення кредитодавця про укладення договору про споживчий кредит приймається кредитодавцем у строк не пізніше, ніж 14 календарних днів з дня завершення оцінки кредитоспроможності…» Чудесно! Не принес справку из ЖЭКа о прописанных на жилплощади квартиры, которая передается в залог, подождал 14 дней и «по морде» банковского клерка: «Какое отношение эта справка имеет к «оценке кредитоспособности»? Никакого! Где решение по кредиту?»

Банки не смогут требовать полного возврата задолженности, если проданного залога не хватает на покрытие долга — кто там сказал, что сейчас собственные взносы при покупке авто или недвижимости очень большие? Теперь будут не меньше 50%. Только в этом случае, при необходимости реализации залога, будет возможность полностью закрыть кредит. Только в цивилизованных странах, господин Полунеев, такие кредиты иначе как ломбардными не называются. Много ли будет желающих взять заем на таких условиях?

 Указание причин отказа в предоставлении кредита. Продолжая рубить «по живому», автор требует: «У випадку відмови кредитодавця від укладення договору про споживчий кредит, в тому числі на підставі інформації, отриманої з бюро кредитних історій, споживачу безкоштовно надається відповідна інформація з обґрунтуванням причин відмови, за його бажанням — у письмовій формі». Есть неписаная истина: «Решения кредитного комитета не комментируются и не обсуждаются». Воображение автора не имеет границ в попытке зарегламентировать нерегламентируемое. Налицо абсолютное незнание не только банковских процедур (ну хоть в каком-то виде), но и специфики рассмотрения кредитных заявок, их принципов и нюансов. Ведь объективно существует целый пласт информации, являющейся составной частью принятия решений о кредитовании, которую безумно сложно, если порой не невозможно, облачить в формат «обґрунтування». Примеров хотите? Их есть у меня! Как квалифицировать информацию о том, что потенциальный заемщик злоупотребляет спиртным? Как интерпретировать основание отказа в кредитовании в случае получения данных от работодателя с негативной характеристикой? А если клиент проходил по статье, связанной с растратой финансовых ресурсов, или предприятие-работодатель сильно смахивает на фирму-однодневку, созданную для «обнала» денег? Что ответить, если, по мнению кредитного комитета, предлагаемый залог неликвиден ввиду устойчивого падения спроса на недвижимость в данном регионе или бизнес, в котором задействован клиент, в ближайшем будущем станет убыточным, что, несомненно, может отразиться на платежеспособности заемщика? А сколько случаев явно фиктивных браков для получения украинского гражданства… Что предлагается писать в причинах отказа в данном случае, на какие законы, циркуляры, свитки, настенную живопись ссылаться? В каком бюро кредитных историй может быть такая информация? С такой легкостью можно требовать от производителей японского автопрома передать всю «подноготную» ЗАЗу под предлогом тестирования или у компании Microsoft — типа «поюзать гаджет». Нельзя же так безбожно «отжигать», автор! В противном случае это закончится предоставлением клиентам заверенных копий методик оценки платежеспособности, технологических карт, бизнес-процессов, инструкций, скоринговых карт и систем скоринга как таковых, а также ряда других документов, которые относятся к внутренним нормативным документам с ограниченным уровнем доступа даже для сотрудников банка. Я уже не говорю про «цунами» писем во всевозможные инстанции от «обиженных».

 Ограничения по привлечению банком к работе аккредитованных (авторизованных) партнеров в трактовке проекта закона «Споживач має право укласти договір про надання додаткових чи супутніх послуг з обраною ним особою, за виключенням випадків, коли відповідну послугу може надати лише кредитодавець». Есть два типа примеров. Первый — «банки навязывают «свои» страховые компании за «откаты». Второй — заемщики страхуются, где хотят, а при страховом случае зачастую «родная и близкая» заемщику страховая компания не выплачивает страховое возмещение либо выплачивает его часть. В итоге залога нет или он поврежден. Кредит не платится. Что делать? Только продавать то, что от залога осталось (если осталось). Но ведь этого не хватает на покрытие кредита! «А не волнует», — говорит закон устами господина Полунеева, ведь в нем написано черненьким по беленькому: «У випадку, якщо сума, одержана від реалізації предмета застави, в тому числі іпотеки, не покриває вимоги кредитодавця, він не має права отримати суму, якої не вистачає, з іншого майна споживача — фізичної особи». Вот и взятки гладки!

 Нотариусы. Я, разумеется, обойдусь без наездов на представителей этой уважаемой профессии, однако то, что «исполняют» некоторые персонажи, не нужно ни заемщикам, ни банкам. Если завтра банк останется без залога (скажем, по причине того, что договор купли продажи квартиры, на которую клиент получал кредит, будет признан незаконным), то не спешите радоваться, «попал» не только он (банк), но и вы, ибо ваши деньги (в виде собственного взноса, а это 50% от стоимости, как мы определили с вами выше) тоже уходят «в зрительный зал»! Конечно-конечно, у нас же еще суды есть, которые обязательно призовут к ответу подонка-продавца. Сами-то в это сильно верите?

 Оценщики — это отдельная песня! Особенно удручает, когда представители данной специальности «за долю малую» делают услугу продавцу квартиры, которую вы покупаете, и оценивают ее выше, чем она реально стоит. Иногда такую услугу оказывают не продавцу, а покупателю. Почему? Все банально. Собственный взнос — он не всегда есть или он есть, но не очень большой. Что делать? Оценить «недвижку» выше ровно настолько, чтобы «вписаться» в требования банка по его (собственному взносу) размеру. Дальше хорошо, если хорошо, а если плохо и вожделенные квадраты нужно продавать? За какую стоимость их купит новый собственник, за реальную или ту, которую вам «за долю малую» нарисовал добрый волшебник — оценщик. Ну понятно, что за реальную! Но ведь этого не хватит, чтобы закрыть весь кредит? А зачем?! Добрый волшебник Полунеев Ю. В. изрек однозначно: «У випадку, якщо сума, одержана від реалізації предмета застави, в тому числі іпотеки, не покриває вимоги кредитодавця, він не має права отримати суму, якої не вистачає, з іншого майна споживача — фізичної особи». У кого-то ещё есть иллюзии?

 У меня к автору есть предложение обратить внимание на эти направления предпринимательской деятельности точно так же. И на органы нотариата, и на оценочную деятельность, страховую, ну а про анархию на рынке посреднических услуг с недвижимостью тут уж вообще простор для творчества! Одно плохо — эти категории «угнетателей трудового народа» эЛОХторат ненавидит меньше, чем банки. Посему эту «фишку» будем «рубить» позднее, я правильно понимаю?

 Я изложил только часть реальных «пробоев» в этом документе. Желающие ознакомиться с ним в полном объеме могут найти его на сайте Верховной Рады самостоятельно.

Подытожу законопроект в целом цитатой, которая изложена в нем в виде раздела 2. Далее привожу без сокращений: «Стаття 2. Мета закону. Метою цього закону є захист прав та законних інтересів споживачів та кредитодавців, створення належного конкурентного середовища на фінансовому ринку та підвищення довіри до нього, забезпечення сприятливих умов для розвитку економіки України та підтримки вітчизняного товаровиробника, гармонізації законодавства України з законодавством Європейського союзу та міжнародними стандартами».

 Вот уж воистину фарисейство! Прятать под личиной защиты прав и законных интересов истинные мотивы этой трагикомедии — банальное заигрывание с избирателями.

 Справедливости ради еще раз подчеркну то, что уже отмечал: закон о потребительском кредитовании, безусловно, необходим, и ряд норм, которые находятся в проекте Юрия Владимировича, несомненно нужные и правильные! В то же время приведенные мной, равно как и многими другими моими коллегами, аргументы являются важнейшими для формирования реально действующего законодательного поля. В противном случае… В противном случае любая, даже самая замечательная идея превращается в фарс. И тут трудно не согласиться с утверждением Оскара Уайльда, который говорил, что «всякий раз, когда человек допускает глупость, он делает это из самых благородных побуждений».

Для окончательного понимания уточню еще одну важную деталь: даже если этот закон будет принят именно в предложенном автором виде, ничего страшного не произойдет. Мир не рухнет, и Украина не погибнет без кредитов физлицам. Потому что любой кредит каждому из нас — это всего лишь вопрос комфорта, а не вопрос жизни. Можно прожить без квартиры и машины, без мобильного телефона или отдыха за границей, равно как и без платного обучения или же ремонта в квартире. Можно. Это не кусок хлеба, без которого нельзя.

Только один момент: если гланды можно удалить традиционным, цивилизованным способом, есть ли смысл удалять их, пардон, через задний проход? Можно «убить» конюха, но ведь можно и просто «вправить мозги» трактористу Васе Батарейкину, не так ли?

 Игорь Шевченко. Специально для banki.ua.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Бизнес-блоги
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.