Советы постороннего инсайдера, или опыт анализа инновационных проектов в Украине

31 декабря 2012, 17:17
Эксперт по управлению проектами и инвестиционному менеджменту. Координатор BFM Group Ukraine
0
1413
Советы постороннего инсайдера, или опыт анализа инновационных проектов в Украине

1956 – 2012гг. Кандидат ФМН, Партнер ассоциации бизнес-ангелов «Частные инвесторы Украины», постоянный член жюри конкурса «Инновационный прорыв» Мой друг, которого очень не хватает. Его статья:

Евгений Александрович Пилянкевич 

Закончился конкурс «Инновационный прорыв-2010», чьим медиа-партнером был журнал «ЭКСПЕРТ». Не скрою, было приятно увидеть, что редакционная статья о завершении конкурса [1] началась с цитаты моего поздравления. Что, однако, еще больше усилило желание высказать свое мнение о тех проблемах инновационного бизнеса в нашей стране, которые конкурс очередной раз явил urbi et orbi.

Говорят, что два украинца – это три гетмана. Не знаю, так ли это, но в дискуссиях… по-моему, количество мнений посчитать просто невозможно: в большинстве случаев начало фразы согласуется с одной позицией, а конец – с другой. И в следующем предложении вовсе не обязательно окажется эта же пара позиций. Зато совершенно единогласны участники дискуссии в выводах: все – плохо! Виноваты – чиновники! 

Кто будет платить? – не я! Ну и совершенно точно каждый знает, что должен делать кто-то другой (желательно – государство): платить (им) и отвечать за результат (вместо них).

Многие считают, что достаточно мантры «инновация» и нескольких цитат из последних документов текущей власти, неизменно инновацию восхваляющей и к ней призывающей, и тебе уже должны. Все и много. А если кто считает, что не должен – как пел классик, «а кто не чтит цитат – тот ренегат и гад».

К цитатам и обратимся. В этом году понятию «инновация» сто лет – его ввел в оборот Й.Шумпетер в 1911 году в работе «Теория экономического развития» как «новая комбинация средств производства» [2]. Но термина «инновация» он не использовал – и теперь все его используют, но каждый – по-своему! Так что прежде чем анализировать различные аспекты инновационного бизнеса, стоит определить, что такое инновация и зачем она нужна. Этот вопрос из всех споров (по крайней мере, в печати) выпадает: дискуссию ограничивает, по-видимому, наличие в инновационном законодательстве Украины [3] определения инновации как некоторой новинки, приводящей к некоторым существенным улучшениям. При этом инновация рассматривается как некая самоочевидная категория, абсолютная ценность которой не подвергается сомнению.

Более конкретен подход основоположника российской Национальной инновационной системы Б.Салтыкова, на тот момент – министр по вопросам науки и технической политики РФ: «Инновация – это проданное новшество» [4].Ключевой термин – проданное. Иными словами, новизна – не самоцель, а лишь одна из дорог к сердцу покупателя. А покупатель – это тот, кто заинтересован в изменениях.

В конкурсе участвовали в основном те, кто создал новшество и пытается его продать. То есть ищет инвестора. Либо те, кто уже сделал первые шаги на этом пути.

Нужна ли инвестору новая технология? Как ни странно – нет, не нужна. Ему нужны деньги, намного, а лучше – очень намного больше, чем те, которые он вложит в развитие новинки. То есть ему нужен тот, кто принесет эти деньги (а не блестящую перспективу!). По Шумпетеру – это предприниматель

Это предприниматель, который вынужден вносить изменения в свой бизнес, чтобы повысить его конкурентоспособность. Или который создает новый бизнес, обеспечивая его конкурентоспособность. Классик современной теории конкуренции Майкл Портер [5] полагает восприимчивость к инновациям главным конкурентным преимуществом всех уровней: от компании до государства. А поскольку мы говорим о производственном бизнесе, то вот позиция производственника «из первых уст»: "производство консервативно: головная боль руководителя завода — как бы на старом оборудовании уменьшить себестоимость продукции. И никаких долгосрочных планов. Перспектива во многих случаях зависит не от научного прогресса, а от курса доллара и мировых цен на сырье” [6]. Если компания обладает хорошими позициями на рынке, на ее продукцию есть спрос, и она не испытывает давления со стороны конкурентов – никакие инновации ей не нужны. Она хочет, чтобы перемен не было. Максимум, на что она согласится – это традиционные усовершенствования «эволюционного» характера (упомянутое уменьшение себестоимости продукции). Уровень риска минимален, но и прибыль невелика.

Знакомо? В советские времена это называлось «внедрение», на пути к которому ученые теряли нервы, здоровье, веру в светлое будущее и разумность человечества. А ведь они просили всего лишь акт о внедрении и справку об экономическом эффекте. Стоит ли удивляться, что результативность этого процесса близка к нулю теперь, когда за новые разработки просят денег? Вопрос риторический. Хотя в случае небольших эволюционных усовершенствований такое изредка и происходит. Но наш разговор не о них.

Печально? Вовсе нет. Просто информация к сведению, особенно для тех, кто по-прежнему делает ставку на «внедрение». А мы пойдем другим путем. И сначала поговорим немного об инновационном бизнесе. Который у Шумпетера описан под названием «креативное разрушение». А его главный инструмент, давший название конкурсу – «прорывная технология», вообще-то, в оригинале назван К.Кристенсеном «разрушающей 
технологией»
 [7]. Более того, в своих дальнейших исследованиях Кристенсен говорит уже о «разрушающей инновации» [8] – поскольку не сама технология имеет разрушающий характер, а та схема ведения бизнеса, которая строится на ее основе.

То есть создание инновационного предприятия – обязательно разрушение его предшественника, так что если предлагаемый проект заслуживает внимания, то он обязательно кому-то здорово портит жизнь. И, как правило, изобретатель именно к своей потенциальной жертве и обращается. Вас удивляют результаты таких обращений? Меня – нисколько.

На многих мероприятиях муссируют тему – «как привлечь инвестора». Думаю, денег, заплаченных за участие в них, вполне достаточно для создания нового инвестиционного фонда. Но украинских венчурных инновационных фондов высокотехнологического направления по-прежнему нет, а на мероприятия по-прежнему приглашают. Насколько мне пришлось познакомиться с их программами, в основном все сводится к вопросам – как написать бизнес-план и как говорить с потенциальным инвестором. На каждом круглом столе конкурса его патрон А.Кардаков жаловался, что возникает впечатление, что все (!!!) претенденты на инвестирование делают одни и те же ошибки, и говорил о том, что выглядят они 
так, будто прошли обучение в одной и той же школе подготовки претендентов. А Е.Анчишкин, чей успех сейчас – «маяк» украинского инновационного движения, дал на круглом столе совершенно конкретный совет коллегам: «Инвесторы сейчас вкладывают не в бизнес-план, а в бету 
[9] ».

Изначальная ошибка – разработчик новой технологии полагает, что главное он сделал, а уж с бизнесом и так все понятно. И что инвестор не может не радоваться, что такая замечательная возможность выпала именно ему.

На самом деле инвестор ничего не понимает в технологиях и задается единственным вопросом: есть ли возможность создания нового бизнеса (новой компании), которая сможет разрушить существующий рынок? И, соответственно, захватить на новом рынке ведущие позиции. Ради того, чтобы найти такую возможность, инвесторы и посещают подобные мероприятия. А слышат – только про технологии. И в подкрепление – ссылки не на рыночную аналитику, а на публикации бульварных листков.

Самое интересное (в первые пять минут) начинается, когда разработчик технологии начинает учить инвестора, как ему (инвестору) следует строить новый бизнес. Правда, остановить это шоу иногда бывает непросто. Даже угрозой поинтересоваться деловой эффективностью собеседника через бюро кредитных историй…

Еще раз с удовольствием процитирую А.Кардакова: «Новая разработка – это всего лишь сырье для бизнеса». И позволю себе предложить свой вариант, давно «гуляющий» в профессиональных кругах: «В понятии инновационный технологический бизнес ключевым словом является существительное – бизнес, а не прилагательные».

Словом, ни один из представленных проектов не был инновационно-предпринимательским. Это хорошо или плохо? Ни то, ни другое. Это всего лишь характеристика одного из ресурсов инновационного процесса. Просто факт, который определяет, какой следующий шаг нужен для того, чтобы прийти к нормальному механизму развития инновационного сектора экономики. Причем сделать его нужно самим участникам этого процесса, не полагаясь на мудрое руководство государства или его поддержку. Нужно положиться на инновационного предпринимателя – в точности по Шумпетеру. А вот для него и научное сырье, и финансовая инвестиция – ресурсы для достижения конечной цели, которая послужит всеобщему благу: создания новой конкурентоспособной компании, нового центра роста для украинской экономики.

Весь вопрос, где таких инновационных предпринимателей взять. Их в ВУЗах не готовят… но стоит 
только показать для них реальную перспективу – и они немедленно придут. Характер не позволит проигнорировать такую возможность – потому что этим бизнесом в любом случае занимаются только те, кто не может им не заниматься. Как это сделать? Думаю, журнал «ЭКСПЕРТ» может сыграть конструктивную роль, организовав публикацию соответствующих материалов и их обсуждение.

Полагаю, что именно применительно к предпринимателю и нужно проектировать те средства поддержки и стимулирования инноваций, в разговорах о которых столько копий сломано, а воз – и ныне там… И технопарки, и льготы, и изменения нормативной базы, и все остальные действия должны тогда рассматриваться с точки зрения того, насколько они помогут инновационному предпринимателю.

Кстати, на меня самое лучшее впечатление произвели высокотехнологические предприятия, нуждающиеся не в венчурных инвестициях, а в нормальных производственных кредитах или финансовых инвесторах. Более того, и победителем конкурса стал именно такой проект. Мне кажется, стоило бы подумать об отдельной номинации в конкурсе и привлечению к оценке проектов и финансовых компаний. В том числе – и Государственному инновационно-финансовому учреждению Государственного агентства Украины по инвестициям и инновациям. Вполне конструктивное возможное место государства в инновационном процессе – финансирование этапа «зрелого роста» компании.

Что из всего этого получится, как по этому пути двигаться? Что ж, статья началась с воспоминания о древней китайской поговорке, так что полагаю уместным и закончить ее китайской же цитатой, но из современной истории: «Путь наш извилист, но перспективы светлые!»


[1] «Эксперт», 
№50(287) 27 декабря 2010. Один день из жизни инноваторов

[2] Шумпетер Й. А. 
Теория экономического развития. М.: Прогресс, 1982. - 401 с.

[3] Закон Украины 
«Об инновационной деятельности» № 40-IV от 4 июля 2002 г., Статья 1

[4] «Эксперт 
Северо-Запад» №4(65)  /  28 января 2002

[5] Портер М. 
Международная конкуренция. Пер. с англ. / Под ред. и с предисловием В.Д. 
Щетинина. - М.: Международные отношения, 1993. - 976 c.

[6] «Эксперт Урал» 
№10(23)  /  28 мая 2001, Дополнительный материал к статье  
«Идите в инженииринг»

[7] Disruptive 
technology. См. К.Кристенссен, «Дилемма инноватора. Как из-за новых технологий 
погибают сильные компании», М., Альпина Бизнес Букс, 2004 г. – 290 с.

[8] К. Кристенсен, 
М. Рейнор «Решение проблемы инноваций в бизнесе." Как создать растущий 
бизнес и успешно поддерживать его рост», М., Альпина Бизнес Букс, 2004 г. – 240 с.

[9] Егор использует 
профессиональный сленг IT-шников: «Бета-версия – официально выпускаемая версия 
продукта, в которой реализована большая часть функционала и которая 
предназначена для внешнего тестирования, определения проблемных конфигураций, 
сбора требований и пожеланий.» http://www.kaspersky.ru/beta


Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Бизнес-блоги
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.