Не вкладывая ни копейки в развитие таможни, какой результат можно ожидать?

7 июля 2016, 18:35
0
59

В недавнем интервью "Экономическим известиям" говорили о реформах на таможне, удастся ли рефомировать ведомство по принципу Нацполиции, а также какие первоочередные реформы нужны таможне

Премьер-министр Владимир Гройсман анонсировал начало реформы украинской таможни на сентябрь. По словам премьера, таможня будет реформирована по принципу Нацполиции. А с недавнего времени в Украину прибыла делегация таможенной и пограничной службы США. В течение двух недель американские консультанты должны провести оценку работы украинской таможни. По ее результатам Украине предоставят рекомендации по реформированию ведомства. Чему американцы могут научить Украину, а также о том, как работают недавние нововведения говорим в интервью с экспертом по вопросам налоговой и таможенной политики, главой общественной организации «Сила Украины» Владимиром Орловым.

- Вот снова прошло три месяца с момента можно сказать, "повторного" назначения Романа Насирова на должность главы ГФС. Так можно сказать условно, потому что сразу после того, как Владимир Гройсман стал премьером, Насирова хотели уволить, но передумали. По вашему мнению, в чем причина?

Должность главы фискальной службы является политической, хочется нам этого или нет. И фамилия, которая вписывается в эту клеточку, является результатом политических договоренностей. Мы это отчетливо могли увидеть во время, так называемого, «прозрачного конкурса» в апреле-мае прошлого года. Программы кандидатов были похожи друг на друга как близнецы, но никто из них так и не сказал о том, каким образом он будет достигать поставленных целей. Поэтому ответ на ваш вопрос – вероятно, также было принято политическое решение.

- Что успел сделать за последние 3 месяца Роман Насиров, началось ли выполнение поставленных уже новым премьер-министром задач?

В 2015 году Роман Насиров ставил сам себе вроде бы конкретные задачи: борьба с коррупцией, улучшение администрирования, наполнение бюджета. Что из этого выполнено? Аналогичная ситуация и с новым испытательным сроком: за 3 месяца побороть контрабанду и тем самым наполнить бюджет.
Во-первых, многие как думают: объем контрабанды столько-то, помножим на условно 30% получим такой-то размер поступлений в бюджет. Это в корне неверно. Перекрыв границу, можно вообще не получить дополнительных поступлений в бюджет. «Кордон станет», что и происходит сейчас во Львовской области, и еще ранее было в Волынской. «Директора контрабанды», которые являются «работодателями» для многих людей, подбивают граждан перекрывать трассы и так далее. Склоняя тем самым руководство таможни немного «открутить краник».

Во-вторых, все эти увеличения задержаний и изъятия товаров, зашкаливающие цифры по количеству протоколов, и даже увеличение сумм конфискации – это все разбивается об одну простую вещь. В среднем каждое выигранное фискальной службой дело по «товарной контрабанде» – это потенциально 600 тысяч гривен поступлений в доход государства, проигранное – более 1,5 миллионов недополученных средств.

Никаких системных вещей в этом плане руководством ГФС не было сделано.

Ведь что самое главное для бизнеса? Одинаковые правила игры для всех. Цивилизованный рынок импорта и конкурентная среда. Если такие условия будут созданы, то увеличение поступлений в бюджет произойдет само собой, но опосредованно. Только за счет развития рынка. Какого-то сиюминутного эффекта не будет. Контрабандисты не побегут «оприходовать» свой товар – модель этого их «бизнеса» не предусматривает уплаты налогов вообще.

- Через 2 недели американские консультанты предложат украинскому правительству план реформ таможни. Чему США может научить Украину?

Действительно, Таможенная служба США и пограничная служба США – это система, которая работает как часы, и во многом, для Украины она могла бы стать примером для подражания. Но в то же время есть и отличия. Главное из них то, что Таможенная и пограничная служба США – это единый орган, более того – военизированный и правоохранительный. Акцент работы в этих ведомствах сделан не на фискальную составляющую, как у нас, а на защиту границ и обеспечение их безопасности. В Украине же таможня это один из главных источников наполнения бюджета, которая формирует от 40 до 50% доходной части госбюджета. Именно поэтому к таможне у нас приковано столько внимания, особенно в последнее время.

Возвращаясь к таможне США, в том виде, в котором она сейчас существует, большую роль сыграли теракты 11 сентября. После них произошло объединение таможенной и пограничной служб, и сегодня это таможня и погранслужба США – это один из 22 государственных органов, который входит в систему Агентства национальной безопасности США. Все функции таможенного и паспортного контролей в пунктах пропуска сосредоточены в таможне. А вот пограничный патруль в США выполняет свои функции сугубо вне пунктов пропуска. Есть много других глобальных отличий от нашей таможенной системы.

- В чем они заключаются?

Конечно, это уровень автоматизации таможенных процедур. К примеру, Система анализа рисков в США двухуровневая. Первый уровень — проверка на безопасность, по результатам система может принять решение о необходимости сканирования контейнера либо грузового автомобиля. Второй уровень — проверка уже правильности декларирования номенклатуры товара.

Например, минимум за сутки до момента отгрузки контейнера в порту отправления экспортер страны-контрагента должен в электронном виде направить информацию о грузе в таможенные органы США. По результатам обработки системой анализа рисков груз может быть признан таким, что не подлежит даже погрузке на судно в порту отправления. Наличие предварительной информации о товарах в электронном виде сокращает контроль на границе буквально до нескольких минут.

Поэтому честно говоря, не знаю, чем эксперты США помогут Украине. Тут скорее нужны историки, может они, глядя на состояние дел в украинской таможне, смогли бы вспомнить, как выглядела таможня США десятки лет назад.

- Владимир Гройсман заявил о реформе украинской таможни в сентябре по принципу Национальной полиции, насколько такая реформа возможна?

Если мы хотим только красивую обложку, без смыслового наполнения, в таком случае да, возможно. Это уже происходит, например, на Одесской таможне: молодых ребят без образования приглашают принять участие в конкурсе на замещение вакантных должностей. Запуская "реформу" патрульной службы, руководство МВД по сути не несло репутационных рисков, поскольку патрульно-постовая служба к тому времени находилась в упадке. Но, не завершив реформу патрульной службы, полицией назвали все подразделения бывшей милиции. Получилось, что на старую облущенную краску нанесли новый слой перламутрового лака. При этом, постепенно деградируют такие столпы системы МВД, как следствие и уголовный розыск. Профессионалы просто не выдерживают постоянных реорганизаций, мизерных зарплат и экспериментов. То же самое прогнозирую и с таможней: можно всех красиво переодеть, но суть останется прежней. Хотя, в случае таможни сделать это уже просто необходимо – форма сотрудников ДМСУ не обновлялась уже 10 лет. С тех пор, как ДМСУ ликвидировали, инспектора ходили в форме несуществующей организации.

Образец патрульной полиции можно применить разве что в аэропортах на пассажирском направлении – контролировать соблюдение норм беспошлинного ввоза: красивая форма, молодые лица, новые люди с мотивацией, для которых будет интересна новизна работы и так далее.

- Где таможне взять денег на эту реформу? Какой она может быть, по вашему мнению?

Деньги в бюджете есть, чтоб там не говорило Министерство финансов. Если не финансировать депрессивные производства и воздержаться от различных бессмысленных субвенций, можно спокойно выделять ежегодно средства на развитие таможенной системы: инфраструктуры, информационных технологий, увеличение зарплат. Напомню, что именно таможня обеспечивает не меньше 40% доходов бюджета.

Не вкладывая ни копейки в развитие таможни, какой результат мы можем ожидать? Если ваш автомобиль нуждается в серьезном ремонте, то есть два пути: стать на капитальный ремонт, естественно вложив определенные средства, или продолжать эксплуатировать автомобиль, мол ремонт — это дорого, а машина и так много «жрет». Но тогда автомобиль просто развалится. Мусолилась, правда, еще одна идея — посадить за руль иностранца, но он, скорее всего, потребует заливать 98-й бензин, а не 76-й, и масло импортное. К чему это я? К тому, что мы не сможем улучшить, ни собираемость налогов, ни противостоять контрабанде, пока не начнем вкладывать в таможню. Инвестировать в ее развитие, если хотите. Инфраструктура в последнее время обеспечивалась за счет грантовых проектов. Однако на сегодняшний день работа по привлечению средств в ГФС — в упадке.

- Сколько нужно для обновления инфраструктуры?

Для того, чтобы сказать, сколько денег нужно для реформы, необходимо в первую очередь ответить на вопрос, какую таможню мы строим? Я считаю, что не нужно слепо копировать американскую модель. Во-первых, это сумасшедшие деньги! Таможенная и погранична служба, кстати, наибольшее ведомство в США — почти 60 тысяч сотрудников. При этом бюджет ведомства составляет более 13 миллиардов долларов в год. Хотя тамошние скептики считают, что бюджет весьма раздут. США ведь не создало свою таможню сразу в сегодняшнем виде. Это десятки лет кропотливого труда и внедрение высоких технологий, которые по сути в Америке и генерируются.

От таможни США нужно перенять их подход к организации правоохранительной системы. В первую очередь, это организация обмена оперативной информацией с таможнями и правоохранительными органами других государств. В то же время контрольные процедуры необходимо имплементировать европейские. Поскольку мы так или иначе все равно интегрированы в европейскую систему.

- "Чёрная сотня", начала ли работу? И что можно сказать по первым результатам эксперимента? Когда можно ждать результат от из деятельности?

По поводу так называемой «черной сотни» у меня настрой достаточно скептический. Как человек, проработавший в системе таможни более 10 лет скажу, что мы уже видели подобные инициативы. Ранее в Украине не раз создавались подобные межведомственные подразделения для борьбы с контрабандой – такие как «Контрабанда-СТОП» в 2005-м году, группы «Север», «Запад» и тому подобное. И, как видим, они не смогли показать результат, раз сегодня на смену им пришли «черные сотни». Нужно бороться с причинами контрабанды, с ее организаторами, а не только с исполнителями. Плюс конечно, должен быть упор на аналитической работе.

По моим прогнозам, мобильные группы «черных сотен» реально начнут работу не раньше, чем через 1-2 месяца. Каждая мобильная группа будет состоять из 4 человек: из ГФС – два человека, из Погранслужбы и Национальной полиции – по одному человеку. До сих пор идет процесс кадрового отбора в эти подразделения, а такие «кастинги», как вы понимаете, небыстрое дело. Кроме того, избранным кандидатам еще будут проводиться начитки лекций по основам таможенного законодательства, то есть говорить о конкретных результатах в ближайшем времени не придется.

Информация о создании «черной сотни» была громкой, надежды – до сих пор большие, но повторит ли «черная сотня» судьбу аналогичных межведомственных подразделений, можно будет понять не раньше, чем осенью.

- Еще одна новация - видеофиксация таможенных процедур. Насколько это поможет в борьбе с контрабандой?

Да, эту новацию уже успели окрестить «новым порядком работы таможни». Но, давайте разберемся, опять же, что представляют из себя эти нововведения на практике. Речь не идет о фиксации всех таможенных формальностей (как может показаться на первый взгляд), а всего лишь, по сути, о фиксации таможенного досмотра (передосмотра) товаров, транспортных средств.

Поэтому инспектор в пункте пропуска на границе, который, как правило, делает только пропуск транспортных средств и товаров на территорию Украины, без их досмотра, не будет фиксировать свои действия и, соответственно, на громадный сегмент злоупотреблений в пунктах пропуска, что особо характерно для западной границы, видеофиксация никак не отразится. Если мы говорим, о досмотре грузов во внутренних таможнях, то, фотосъемка товаров, которые досматриваются, уже давно применяется таможнями.

Тут важен другой момент. Сама по себе видеофиксация таможенных процедур – неплохая идея. Но кто все это видео будет смотреть, а главное – анализировать? Мониторинговый центр? Тогда его штат нужно увеличивать до невероятных размеров. Или видеофайлы будут пылиться до какого-нибудь «залета».

И еще одно: для реализации проекта по фото- и видеофиксации необходимо около 300 млн. грн. бюджетных средств. Учитывая, что на данный момент у таможни элементарно не хватает средств на закупку бумаги, а таможенная форма (10-летней выдержки) переживет не только Миндохов, ГФС, но и какую-нибудь новую службу. И мы вновь возвращаемся к тому, что для реальных реформ таможне нужны деньги.

- Кстати, о деньгах. По результатам апреля глава ГФС также говорил о перевыполнении плановых поступлений, тогда им называлась цифра в 16 млрд. грн. Не так давно Глава ГФС заявил, что по результатам мая 2016 года заявил о перевыполнении плановых поступлений по доходам, но уже в 12 млрд грн. И одновременно предупредил, что дальше перевыполнений скорее не будет, почему же так? По это какие-то разные перевыполнения? Поясните...

Фразы о перевыполнении плана поступлений на суммы порядка 12 или 16 млрд. грн., а особенно, то, что это достигнуто в результате борьбы с контрабандой и детенизации экономики, кроме смеха ничего не вызывают. Ведь перманентное перевыполнение плана означает, что, либо план занижен, либо перевыполнение – дутое. Сразу вопрос: а Минфин не пробовал планы этих поступлений корректно составлять? А если это сложно, то давно пора отказаться от таких планов и не использовать их в оценке работы ГФС.

Я всегда говорил, что никакой заслуги в перевыполнениях нет ни Главы ГФС, ни начальников таможен. Платежи зависят от объема налогооблагаемого импорта и курса валют. Насколько мне известно, после отмены дополнительного импортного сбора в начале года, никаких существенных изменений в ставках налогов не происходило.

Даже, если один начальник таможни переманивает субъекта и оформляет его «в своей таможне», то от того «что у одного прибыло, то у другого убыло» – бюджет в целом не теряет. Естественно, если мы говорим не о создании так называемых «льготных» условий таможенного оформления с занижением базы налогообложения.

А то, что Роман Насиров готовит нас к тому, что в следующих после мая месяцах не будет перевыполнения, то раскрою «секрет» - летом внешнеэкономическая деятельность немного затихает, да и гривна по отношению к доллару/евро немного укрепилась. Зато с сентября будем опять свидетелями «чуда перевыполнения» с пиком платежей в ноябре-декабре. Поэтому, говоря о поступлениях в бюджет, глава ГФС ничем не отличается от Госкомитета по статистике.

- По вашему мнению, какие реформы можно было бы быстро провести - за 3 месяца?

Первоочередные реформы я бы разделил на несколько блоков. Среди организационных вопросов, первое, естественно, - это отказ от идей ликвидации таможен как самостоятельных юридических лиц, заложенных в том же законопроекте №4515, который ГФС почему-то пытается «продать» общественности как закон для МВФ. Должна существовать четкая таможенная вертикаль: заместитель Главы Службы (курирующий исключительно таможенное направление) – начальники таможен – начальники таможенных постов. Далее, это повышение заработных плат сотрудникам таможни. Без решения этого вопроса говорить о реформах вообще смешно.

Если говорить, о конкретных первоочередных направлениях реформирования, на данный момент — это запуск системы «единого окна», запуск института уполномоченного экономического оператора, о которых хватит говорить, а давно пора внедрять. Не надо забывать о взятых обязательствах в рамках Соглашения об Ассоциации между Украиной и ЕС. В первую очередь это внедрение транзитной системы NCTS. Все порядком забыли, что Украина – это транзитное государство. С подачи таможни, мы способны напомнить и постараться вернуть нашему государству этот статус.

По моему мнению, также необходимо отказаться, от идеи, что корректировка таможенной стоимости – это главный источник дополнительных поступлений в бюджет. Нужно сосредоточится на других источниках увеличения поступлений в бюджет, например, неторговом обороте. Принимая во внимание, какое количество импортного товара (продукты питания, одежда, мебель и т.д.), ввезенных в рамках неторгового оборота в пределах необлагаемых лимитов, реализуется на внутреннем рынке, – это существенный ресурс для дополнительных поступлений в бюджет. Тем более, для уменьшения лимита есть все основания – согласно обязательствам, взятым в рамках Соглашения об Ассоциации. С 1000 евро до 430 евро для пунктов пропуска для воздушного и морского сообщения, и с 500 до 300 евро для автомобильных.

Также не надо забывать о контроле обоснованности применения налоговых льгот при таможенном оформлении, борьбе с злоупотреблениями при импорте новых товаров под видом гуманитарной помощи и т.д. Это касательно импорта.

Для экспорта считаю первоочередным – внедрение автоматического оформления экспортных деклараций. Именно в этом упрощении таможня может помочь национальным товаропроизводителям, это будет способствовать развитию экспортного потенциала Украины.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости бизнеса
ТЕГИ: Таможня,реформы,ГФС
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.