Почему «H&M» не устраивает туркменский хлопок

22 февраля 2016, 18:41
Журналист
0
137

В 2015 году так называемая коалиция «Cotton Campaign», имеющая «богатый опыт» по Узбекистану, впервые начала «работать» по Туркменистану. Но какова же их истинная цель и откуда у неё растут ноги?

В 2015 году так называемая коалиция «Cotton Campaign», имеющая «богатый опыт» по Узбекистану, впервые начала «работать» по Туркменистану. Было отмечено, что цель данной деятельности «положить конец использованию принудительного труда в хлопковой промышленности этой страны». Плодами их бурной деятельности стало то, что розничная сеть по торговле одеждой шведской компании H&M наложила запрет на использование хлопка, выращенного в Туркменистане. Об этом говорится в пресс-релизе компании от 16 февраля.

Но какова же истинная цель данной коалиции и откуда у неё растут ноги?

Чтобы ответить на эти простые вопросы хотелось бы привести красочный пример из опыта «работы» «Cotton Campaign» по узбекскому хлопку.

С наступлением осени в Узбекистане, как и у нас в стране, начинается сбор хлопка − стратегического для экономики страны сырья. По окончании хлопкоуборочной страды, каждый год страна организует хлопковые ярмарки, на которых покупатели из различных стран имеют возможность заключить контракты на поставки узбекского «белого золота». В преддверии этих ярмарок западные фирмы и компании, специализирующиеся в области текстиля, начинают «атаковать» Узбекистан со всех сторон.

Для осуществления своих бизнес-целей корпорации из развитых стран, используют различные структуры, готовые за определенную мзду, образно говоря, сделать из ангела черта или из «…» конфетку.  Одной из них и является так называемая «группа» «Cotton Campaign» («Хлопковая кампания»), объединяющая ряд печально известных «правозащитных» организаций. 

«Cotton Campaign» по заказу крупных импортеров хлопка-сырца западных стран, с целью искусственного снижения цен на хлопок, занимается сбором информации о фактах использования тем или иным государством принудительного труда, а также допускаемых других нарушений при сборе хлопка. Когда нет достоверных фактов, грязные дельцы пускают в ход откровенную ложь и двойные стандарты. Этими методами в совершенстве овладела коалиция «Cotton Campaign».

Американская структура уже несколько лет по заказу крупных импортеров хлопка-сырца из западных стран, в том числе США, ведет самую настоящую информационную войну, выдавая за чистую воду враньё о том, что то или иное государство использует принудительный труд на полях, допускает другие нарушения при сборе хлопка. На основе этих данных потом вводят разные запреты и ограничения на приобретение сырья или готовой продукции, что вынуждает производителя распродавать ее по демпинговым ценам. 
         Достаточно красочным доказательством фальсификации данных со стороны «Cotton Campaign» можно привести один случай. В 2015 году обвиняя Узбекистан в использовании принудительного труда при сборе хлопке, «Cotton Campaign» ненароком «забыла» принять  во внимание заключения авторитетных международных структур, которые отрицали подобные факты и дали высокую оценку проводимой в республике работе продвижению и соблюдению международных трудовых норм и основополагающих принципов и прав в сфере труда.  В частности, Международная организация труда в своем отчете, опубликованном по итогам проведенного ею мониторинга хлопкового сезона 2013-2014 годов в Узбекистане, официально признала, что в стране не используется принудительный детский труд при сборе «белого золота». Но это, по-видимому, ничуть не смутило «Cotton Campaign» и стоящих за ней бизнесменов. Через некоторое время,  эта «коалиция» выступила с заявлением о том, что в Узбекистане правительство продолжает использовать принудительный труд, заставляя людей выращивать и собирать хлопок в 2015 году. В качестве доказательства «Cotton Campaign» сослалась на мониторинг Международной организации труда, якобы проведенный впервые.

В 2008 году Узбекистан ратифицировал Женевскую конвенцию о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда. После этого в стране был создан Координационный совет по вопросам детского труда, а эксперты МОТ ежегодно, а не впервые, как утверждает ангажированный американский картель, согласно всем международным нормам проводит мониторинги и исследования с выездами на поля.

О чем же свидетельствуют данные непосредственного, полевого мониторинга? Они предельно ясны и не оставляют пространства для двоякого толкования. «В ходе мониторинга, который проводили специалисты МОТ, не было выявлено однозначных свидетельств тому, что во время сезона уборки хлопка 2015 года использовали детский или принудительный труд», - сообщается на официальном сайте Всемирного банка. Всемирный банк как никакая другая организация заинтересован в объективном наблюдении, ведь неприменение принудительного труда – одно из условий, согласно которому была выделена финансовая помощь Узбекистану. И даже несмотря на то, что, как отмечено в заявлении, «особое внимание уделялось районам, где осуществляются конкретные проекты при поддержке Всемирного банка», фактов нарушения этих условий не выявлено.

На какой же тогда отчет МОТ, подтверждающий использование принудительного труда в Узбекистане ссылается «Cotton Campaign» - не ясно. Ведь не может быть нескольких отчетов международной организации по одному вопросу. Решение из официальной и единственной его версии, основанной на мониторинге в разных регионах Узбекистана с посещением специалистов МОТ 1100 участков, свыше 250 хлопковых полей и около 10 тысяч интервью, представлено выше. А какой отчет читает американский синдикат, специализирующийся на обрушении хлопковых цен - надо спросить его представителей.

Как говорят американцы, «ничего личного, только бизнес». Ради этого самого бизнеса, а точнее денег, «Cotton Campaign» идут на откровенную подтасовку фактов. Меры эти вынужденные. Ведь как на Узбекистан так и на Туркменистан других рычагов воздействия у заокеанских «партнеров» нет. Узбекистан давно отказался от услуг Ливерпульской биржи по продаже хлопка-волокна, где стоимость сырья определяли посредники многочисленных компаний, и торгует волокном и готовой продукцией напрямую. Туркменистан же торгует своим «белым золотом» на своей национальной товарно-сырьевой бирже.

Вот и идут в ход провокационные заявления и подтасовки. В лживом шуме санкционной информационной атаки не слышен глас здравого смысла о том, что ни в Узбекистане, ни в Туркменистане государство уже давно не выращивает хлопок. Занимаются этим, в Узбекистане – фермеры, являющиеся субъектами частного бизнеса, а в Туркменистане дайханские (фермерские) объединения, также не государственная форма собственности. В стремлении уничтожить конкурентов американский картель не хочет замечать этих фактов.

Похоже, что западные компании, будучи не в состоянии вести честную конкуренцию со своими азиатскими коллегами за хлопковую продукцию, отличающуюся высоким качеством и приемлемой ценой, пускают в ход такие вот грязные средства. Проводимая «Cotton Campaign» информационная кампания является всего лишь одним из проявлений этой недобросовестной конкуренции и не более того.

Как говорится: «Ничего личного, только бизнес».

http://gundogar-news.com/index.php?category_id=3&news_id=7732

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости бизнеса
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.