Украина: 50% независимости

1 апреля 2015, 11:57
0
233
Украина: 50% независимости
«Терминал: нефтяное обозрение», №7 (749), 16 февраля 2015 года

Дефицит готовых нефтепродуктов в Украине оценивается в 83% от необходимого объема. Ликвидировать этот дефицит топлива нам помогают импортеры. При этом более 50% импорта поступает из России.

Однако, даже без привлечения инвестиций, возможно увеличить производство моторного топлива в нашей стране до 50% от необходимого.

Главным действующим лицом третьей декады марта был олигарх Игорь Коломойский, чей конфликт с государством (или, по другой версии, с Президентом) приковал внимание всех украинских СМИ. Наиболее спокойно к происшедшему отнёсся профильный журнал «Терминал», поскольку этот журнал о неизбежности этого события написал за месяц до оного.

Любопытно, что столь прозорливый человек, - автор статьи В.Н. Николаенко, -  ещё годом ранее жил и работал в России, где был директором ОАО  «Гипрогазоочистка» - одного из старейших проектных институтов Москвы. Тем не менее, говорить здесь о «взгляде со стороны» не совсем правильно, поскольку ещё ранее Валерий Николаевич двенадцать лет подряд возглавлял Правление ПАО «Укрнефтехимпроект», и, соответственно, знает отрасль не из вторых рук. Поэтому, когда он говорит, что для реанимирования украинской нефтепереработки имеются внутренние резервы, к этому надо отнестись очень внимательно.

Далее – статья из журнала.

 

РЕАНИМАЦИЯ ВОЗМОЖНА?

 

Слово «кризис», написанное по-китайски, состоит из двух иероглифов: один означает «опасность», другой – «благоприятная возможность».

Джон Фицджеральд Кеннеди

 

Отечественная нефтепереработка находится в глубочайшем кризисе

 

Валерий НИКОЛАЕНКО

заместитель председателя правления

Общественного совета при

Минэнергоуглепроме Украины

nikolaenko54@gmail.com

 

Говоря о деградации отечественной нефтепереработки, мы понимаем, что изначально будем рассматривать процесс ухудшений в одной из важнейших отраслей экономики страны, процесс движения назад, постепенного упадка с течением времени. А еще каких-то 15 лет назад автор этих строк говорил о возможном прогрессе в нефтепереработке Украины, называя молодое независимое государство великой нефтяной державой. Что же дало автору повод для такого оптимизма?

В наследство от СССР Украине досталось шесть НПЗ и один ГПЗ - суммарной мощностью по переработке более 50 млн т углеводородного сырья. По территории Украины проходили нефтепроводы и нефтепродуктопроводы, заканчивалось строительство нефтепровода «Одесса-Броды». В стране работали мощные заводы нефтяного и химического машиностроения. Проектные и научно-исследовательские институты нефтегазового комплекса были в свое время ведущими организациями в Союзе по многим вопросам отрасли. Выпускники украинских вузов достойно представляли нефтяную и газовую науку по всему постсоветскому пространству. А еще был накоплен ценнейший в Европе опыт – на Дрогобычском НПЗ (с 1863 г). Тогда у нас еще существовала передовая школа знаний подземного хранения нефти и нефтепродуктов, действовали два крупных подземных хранилища нефтепродуктов. Но оппоненты утверждали, что Украину нельзя называть нефтяной державой, тем более великой, поскольку государство не имеет достаточного количества своей нефти. Однако разве это может быть в наше время весомым аргументом? Ведь многие развитые страны мира имеют нефтепереработку, но не имеют своей нефти, покупая ее на международных рынках. А образец для сравнения многих аналитиков и экономистов - США, возившие нефть (даже имея мощную собственную добычу) на колоссальные расстояния, перегружая сырье нескольку раз в пути с одного вида транспорта на другой. В то же время, украинские заводы перерабатывали нефть из соседней России, перегоняемую по прямой трубе, и способны были производить в три раза больше топлива, нежели было необходимо стране.

Весь этот спор развивался на фоне заметного спада экономики и нестабильности в финансовой системе страны. И оказалось, что так как и беда, деградация не ходит одна. Системная деградация охватила экономическую, социальную и духовную сферы общества. Тем не менее, у деградации отечественной нефтепереработки есть и свои собственные корни.

Основными причинами нынешних проблем украинских НПЗ являются:

1. Неэффективная приватизация, создание условий монополизации отрасли, несовершенное антимонопольное законодательство. Позиция украинской власти в период приватизации НПЗ заключалась в том, что нефтеперерабатывающие заводы нужно было отдавать в руки владельцев с реальными возможностями поставлять на заводы сырье. В середине 90-х – начале 2000-х гг. Такими владельцами рассматривались представители исключительно российского бизнеса. По всей видимости, тогда в стране еще не задумывались о проблемах национальной и энергетической безопасности. Невзирая на то, что акционерами четырех основных украинских заводов стали российские нефтяные компании, истории у всех этих заводов получились разные.

В 1994 г. на Кременчугский НПЗ зашла компания «Татнефть», которая обязалась обеспечить завод стабильными поставками сырья, под которое он и был изначально спроектирован, построен и введен в эксплуатацию в 1966 г. Но вместо поставок «черного золота» новые российские собственники первые семь лет вели борьбу за формирование у себя контрольного пакета акций, а объемы переработки в это время упали в пять раз по сравнению с проектными мощностями. Бывало, что завод и вовсе останавливался. «Татнефть» требовала полного контроля над НПЗ, а Украина не реагировала. Поэтому временами россияне вообще прекращали поставки сырья на предприятие. И только в 2001 г., когда Татарстан теневыми способами сконцентрировал 56% акций и пролоббировал смену руководства предприятия, поставки нефти на некоторое время стабилизировались, а объемы переработки увеличились.

В 1999 г. в лице компании «ЛУКОЙЛ» приобрел своего нового собственника и Одесский НПЗ. В результате не очень сложных манипуляций на фондовом рынке российская компания быстро довела собственный пакет акций до 99%. Казалось бы, что еще нужно для эффективного управления предприятием? Так нет же! Складывалось впечатление, что Одесский НПЗ россиянам вообще не нужен, а бизнес они развивать даже и не собирались. Завод практически не перерабатывал сырье, а занимался реэкспортом российской нефти, проводя ее предварительное обезвоживание и обессоливание (первичные технологические процессы), прикрываясь при этом сомнительным заключением ОАО «Укрнефтехимпроект» о том, что это и есть переработка нефти. Периодически имитируя «бурную деятельность» на протяжении шести лет, в 2005-м Одесский завод вообще был выведен из эксплуатации на три года.

Больше других повезло Лисичанскому НПЗ, когда в 2000 г. более 67% акций завода выкупила еще одна российская компания - ТНК. Новый собственник сразу же привлек на предприятие новое энергичное руководство, стал проводить эффективную кадровую и техническую политику. Компания стабилизировала работу завода, при этом объемы переработки нефти увеличились более чем в десять раз. Но это продолжалось лишь до 2005 г.

До 2001 г. в нашей стране еще существовала альтернатива российской нефти, пока Херсонский НПЗ не перешел из рук казахской компании в «более надежные» российские руки и собственником завода стала компания «Альянс». Установив почти полное влияние над украинскими НПЗ (Дрогобычский и Надворненский НПЗ, Шебелинский ГПЗ уже не влияли на монополию со стороны российских компаний), российские инвесторы уже в 2002 г. контролировали более чем 90% проектных мощностей украинской нефтепереработки, обеспечивая 85% поставок нефти.

2. Минимальные технические инвестиционные обязательства для новых собственников. По прошествии более чем двадцати лет с начала приватизации отечественных НПЗ трудно сказать, чем были продиктованы столь мягкие инвестиционные обязательства при передаче заводов из государственной собственности в частные руки. Остается только констатировать, что даже те задачи по техническому переоснащению заводов, которые были предусмотрены договорами, инвесторы в полном объеме не выполнили.

3. Отсутствие крупных вливаний в развитие украинского нефтеперерабатывающего производства.

НПЗ преимущественно «за свой счет» проводили текущие ремонты, необходимые как минимум для продолжения бесперебойной работы. Ни один финансово мощный инвестор так и не появился на украинских просторах. Между тем, владельцы этих предприятий как раз склонны называть инвестициями суммы, истраченные на плановую корректировку производств. На всех заводах с момента приватизации новые собственники ввели в эксплуатацию не более шести технологических установок (на Кременчугском НПЗ - установка по выпуску метил-трет-бутилового эфира; на Одесском НПЗ – установка изомеризации фракции С5-С6 и блок гидроочистки керосиновой фракции; на Лисичанском НПЗ - установки получения элементарной серы, изомеризации фракции НК-70С; получения битумов) и примерно такое же количество установок реконструировали без существенных финансовых затрат. С Херсонским НПЗ ситуация еще сложнее. Владевшая им российская компания «Альянс» обиралась полностью модернизировать завод, однако из-за дороговизны проекта продала его группе «Континиум», которая, похоже, тоже решила в конце концов отказаться от этой идеи. В настоящее время НПЗ простаивает и, по всей видимости, уже не заработает никогда.

4. Искажение рыночной модели отечественной нефтепереработки.

В 2003-2004 гг. Российские нефтяные компании пролоббировали введение тарифных и административных барьеров для готовых импортных нефтепродуктов, усилив свою монополизацию, заложенную несовершенством условий приватизации отрасли. А в 2005 г. украинское правительство, пытаясь провести демонополизацию отечественной нефтяной промышленности, открыло государственные границы для готовых импортных нефтепродуктов. Однако в конечном результате такие действия не дали ожидаемого эффекта. Ликвидировать монополию в нефтеперерабатывающей отрасли правительству так и не удалось, не получилось также диверсифицировать поставки сырья на НПЗ. Зато инвесторы полностью отказались вкладывать деньги в модернизацию украинской нефтепереработки, объясняя это неконкурентоспособностью отечественных нефтепродуктов по цене перед дешевым импортным топливом.

Все перечисленные факторы привели к тому, что украинская нефтепереработка уже не способна насытить внутренний рынок автомобильным топливом. В настоящее время дефицит готовых нефтепродуктов в Украине оценивается в 83% от необходимого объема. Ликвидировать дефицит топлива нашей стране помогают импортеры, изымая из страны валюту и обеспечивая рабочие места на заводах Беларуси, Литвы, России и Румынии, а не у себя на родине. При этом более 50% импорта поступает из России.

По оценке специалистов, сегодня Украине необходимо уже примерно 12 млн т видов моторного топлива. Это с учетом уменьшения потребления из-за сокращения поставок топлива в Крым, уменьшения потребления «Украинскими железными дорогами» и увеличением потребления топлива воинскими формированиями, реальные потребности в котором являются секретной информацией.

Чтобы увеличить в Украине производство моторного топлива хотя бы до б млн т (50% от необходимых около 12 млн т), требуется в первую очередь решить двуединую задачу:

·        увеличить объем поставляемого из-за рубежа сырья до 4,0 млн т (дополнительно к 3,5 млн т нефти и газового конденсата, добываемых в Украине) и довести объем переработки углеводородов на украинских предприятиях до 7,5 млн т в год;

·        повысить глубину переработки углеводородного сырья на заводах страны до 80%.

Переработку сырья необходимо организовать:

·        1,25 млн т - на Шебелинском ГПЗ (100% государственное предприятие);

·        2,5 млн т - на Одесском НПЗ;

·        3,75 млн т - на Кременчугском НПЗ ПАО «Укртатнефтеь» (43% акций находятся в собственности у государства) или 6,25 млн т, если не будет решен вопрос эксплуатации Одесского нефтеперерабатывающего завода.

Реализация этой задачи под. силу экономике Украины уже сейчас - и даже без привлечения инвестиций. Для этого не обходимо провести ряд мероприятий, зависящих прежде всего от воли руководства нашего государства:

1. Вернуть государству реальный контроль над акционерными обществами, в которых государственным компаниям принадлежат контрольные и значительные пакеты акций («Укрнефть», «Укртатнафта», «Укртранснефть»).

2. Обязать ПАО «Укртранснефть» активизировать работу по поставкам «черного золота» в Украину из альтернативных источников сырья, учитывая самую благоприятную текущую конъюнктуру нефтяного рынка за последние десять лет.

3. Использовать для закупки нефти средства, полученные от реализации арестованных нефтепродуктов компании «НефтересурсРегионТрейд» Сергея Курченко и средства, арестованные на счетах этой компании.

4. Исключить посредников при реализации нефтепродуктов, произведенных на Шебелинском ГПЗ, что повысит рентабельность работы завода.

5. Немедленно начать работу по решению вопроса собственности и возобновление эксплуатации Одесского НПЗ.

6. Усилить контроль над работой украинских мини-НПЗ с целью исключить нерациональное использование и воровство углеводородного сырья, вывод с рынка топлива нефтепродуктов низкого качества, увеличение поступлений в бюджет средств от налогов и сборов.

Первоочередное решение этих и других вопросов может натолкнуться на жестокое сопротивление со стороны некоторых финансово-промышленных и олигархических групп страны. Однако при определенной стойкости и целеустремленности правительства уже в 2015 г. можно будет:

1. Укрепить энергетическую независимость страны, увеличить производство отечественных нефтепродуктов, создать новые рабочие места.

2. Ослабить влияние импортеров нефтепродуктов на формирование оптовых и розничных цен этих продуктов на рынке Украины.

3. Не отменяя решения о моратории контроля качества нефтепродуктов, максимально исключить с рынка некачественные топливные продукты и сбалансировать цену на топливо одинаковых марок.

4. Избежать недобора налогов от возможного падения розничных цен на нефтепродукты и не инициировать повышения акцизов на топливо до европейского уровня, так как это выразится в очередной волне недовольства населения действующим коалиционным правительством.

5. Понизить традиционный интерес к рынку нефтепродуктов со стороны теневых структур.

В отношении перспектив по запуску неработающих в настоящее время предприятий, Лисичанский НПЗ, по всей видимости, заработает не раньше чем через пять лет, а может, останется на более длительный срок памятником советских индустриальных успехов. И если даже достигнутое в Минске 12 февраля перемирие приведет в скором времени к прекращению войны на востоке Украины, вряд ли российская компания «Роснефть» захочет вкладывать инвестиции в этот свой актив. Еще менее вероятно, что этот завод приобретет нового хозяина. Ни украинские, ни тем более иностранные бизнесмены не пpoявят интерес к этому предприятию в ближайшее время. И вопрос не только в опасной военно-политической ситуации в этом неспокойном регионе, но и в проблеме поставок нефти на завод.

Херсонский НПЗ также останется на ближайшие годы «чемоданом без ручки» для его собственников. И пока импорт нефтепродуктов будет оставаться рентабельным бизнесом, группа «Континиум» будет продолжать искать соинвесторов по всему миру. Наиболее привлекательным для этого завода может быть перспектива объединения производственных возможностей площадки НПЗ и херсонской нефтяной гавани для создания инфраструктуры терминала по приему в Украине различных типов газообразного топлива. Но для этого опять-таки нужна воля власть имущих.

Западноукраинские НПЗ (в Дрогобыче и Надворной), принадлежащие группе «Приват», в ближайшее время будут работать «подпольно», перерабатывая мизерные объемы нефти, добытой из истощившихся местных месторождений. Понятно, что государство от работы этих заводов не будет иметь никаких налогов и сборов, так как работа отдельных установок будет «замаскирована» под минимально необходимый перечень регламентных работ, чтобы не вышли из строя устаревшие мощности. Такая ситуация будет продолжаться на предприятиях до тех. пор, пока государство не заберет у группы «Приват» контроль над ПАО «Укртатнафта». А дальше, если экономика запада Украины и ближайших европейских соседей будет испытывать потребности в продуктах переработки нефти, заводы могут начать выпускать высококачественную продукцию в течение двух-трех лет.

Наибольшие надежды – на возобновление работы у Одесского НПЗ. Напомним, предприятие было полностью готово к пуску еще в марте 2014 г., однако известные события отложили начало работы на июль-август. У завода были получены все необходимые разрешительные документы для начала эксплуатации,  но это торжественное событие так и не состоялось. В результате 2 тыс. сотрудников оказались не у дел, проводится их  постепенное увольнение, бюджеты разных уровней недополучают средства, растет социальная напряженность и так не   в самом благополучном регионе страны. В воздухе зависает риторический вопрос: неужели с российским банком ВТБ сложнее договориться, чем о мире на Донбассе? Или не с банком надо договариваться?

Подводя итоги, можно выделить два шага, которые нашей стране нужно сделать не откладывая. Во-первых, не обходимо довести загрузку заводов с государственной частью в уставном фонде до максимальной мощности. Полученное от переработки топливо позволит государству регулировать спекулятивные скачки цен на рынке нефтепродуктов, обеспечивать аграриев топливом в период посевной и уборочной кампании, поставлять нефтепродукты бюджетным организациям и учреждениям, обеспечивать боеготовность армейских формирований. Во-вторых, создать резерв нефти в стране на девяносто дней работы как минимум тех заводов, где государство является акционером. А это, в свою очередь, прекратит минимум на десятилетие все разговоры некоторых экспертов по нефтепереработке о том, что стране нужен новый нефтехимический (нефтеперерабатывающий) комплекс, основным инвестором строительства которого должно стать государство, богатое на нефтяные ресурсы.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Новости бизнеса
ТЕГИ: топливо,бензин,НПЗ,нефтепродукты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.