Незнайки на Земле

22 апреля 2012, 09:14
Журналист
0
651
Незнайки на Земле

Как сказка стала печальной былью

   Наверное, многие, если не большинство, из нас читали замечательную сказку Николая Носова "Незнайка на Луне", а может быть и смотрели одноимённый мультфильм. Книжка играет особую роль в творчестве писателя. Это ведь не просто сказка, не заурядное развлекательное чтиво. Это была сказка настоящего писателя-коммуниста.

    Прочитав "Незнайку на Луне", мы выясняем, что коротышки - Незнайка и его друзья – оказывается, жили при коммунизме. «У нас нет никакой частной собственности. Мы все сеем вместе, и деревья сажаем вместе, а потом каждый берет, что кому надо. У нас всего много»,- объясняет Незнайка лунному жителю господину Клопсу. На Луне же господствует капитализм. Легкомысленный Незнайка вместе с Пончиком отрываются от коллектива и попадают в этот самый капитализм как кур в ощип. То есть приблизительно так, как попали в капитализм тоже беззаботные и легкомысленные граждане Советского Союза, для которых сказка в итоге стала мрачной былью. Только они, в отличие от Незнайки , книжку о его приключениях читали ещё в детстве, прекрасно знали, что их ждёт в капитализме и , по идее, должны были быть готовы к его жуткой действительности.

   В принципе, ничего из ряда вон выходящего в лунном капитализме не было. Капитализм как капитализм. Как и везде, нарушение частной собственности здесь является самым ужасным преступлением, за которое нарушителя можно растерзать собаками или же просто пристрелить. «Стреляйте в него! Все равно мне за это ничего не будет!»- командует своим сторожам уверенный в своей безнаказанности местный «хозяйчик» господин Клопс, взбешенный тем, что Незнайка помял его клубнику. Стоп! Недавно где-то нечто подобное уже было. Да-да, именно так действовал в своём кировоградском поместье соратник Юлии Тимошенко, депутат Верховной Рады Украины Виктор Лозинский. Вместе с районным прокурором и начальником милиции "народный избранник" устроил настоящее "сафари" за бедняком из соседнего села. Вина убитого ими бедолаги состояла в том, что тот забрёл в принадлежащий депутату лес, а, значит, нарушил право частной собственности. 

   Как и в любой капиталистической стране, на Луне нет права на труд, зато царит полная свобода предпринимательства. Когда Незнайка сказал господину Жулио, продавшего какой-то подозрительной личности револьвер, что «наверно, не надо было давать ему пистолет - вдруг он выстрелит и убьёт кого-нибудь», оружейный торговец растолковал наивному коротышке: «У нас каждый может покупать и продавать что хочет. Никто ведь не принуждает его из этого пистолета стрелять. В то же время и стрелять никто не может запретить ему, так как это было бы нарушением свободы предпринимательства. У нас каждый имеет право предпринимать всё, что ему заблагорассудится». Об этом же говорят между собой миллиардер Спрутс и его подручный Крабс, обсуждая деятельность акционерного общества , созданного якобы для того, чтобы обеспечить дешёвыми овощами и фруктами всех местных бедняков. «Оба мошенника прекраснейшим образом наживутся и станут богатыми и уважаемыми коротышками», - сказал Крабс. «Никакой беды не случится, если они наживутся. У нас никому не запрещается обогащаться за счёт других», - ответил ему Спрутс, сколотивший миллиардное состояние на обмане и мошенничестве. «У нас никому не запрещается обогащаться за счёт других...» Эти слова девизом своей жизни сделали нынешние спрутсы и спрутсики - Чубайс, Дерипаска, Березовский, Потанин, Ахметов, Абрамович. Фамилии тех, кто ограбил нас, у всех на слуху.

   Как водится, частную собственность и свободу предпринимательства на Луне охраняют свирепые полицейские. «А кто такие эти полицейские?»— спросила подружка Незнайки Селёдочка у местного батрака по имени Колосок. «Бандиты! — ответил он— Честное слово, бандиты! По-настоящему, обязанность полицейских — защищать население от грабителей, в действительности же они защищают лишь богачей. А богачи-то и есть самые настоящие грабители. Только грабят они нас, прикрываясь законами, которые сами придумывают. А какая, скажите, разница, по закону меня ограбят или не по закону? Да мне всё равно!...» Когда полицейский патруль начал преследование автомобиля одного из лунных коротышек, сидевшие в машине пассажиры стали отстреливаться. На допросе « они сказали, будто не знали, что их преследуют полицейские, а, наоборот, думали, что за ними гонятся бандиты, что теперешнего полицейского не отличишь от бандита, так как полицейские часто действуют заодно с бандитами, бандиты же переодеваются в полицейскую форму, чтоб удобнее было грабить. В результате честному коротышке уже совершенно безразлично, кто перед ним: бандит или полицейский».

   Лунная полиция, как это обычно бывает в любом капиталистическом обществе, полностью погрязла в коррупции. Когда Незнайку приняли за находящегося в розыске известного "братка" по кличке Красавчик, похитившего двадцать миллионов фертингов, полицейский Мигль сразу же стал вымогать у него взятку: «Чего вы стесняетесь? С этакими деньжищами, как у вас, вам совершенно нечего стесняться. Думаю, что от двадцати миллионов у вас кое-что осталось. Кое-что вы, несомненно, припрятали. Да дайте вы мне из этих ваших миллионов хотя бы сто тысяч, и я отпущу вас. Ведь никто, кроме меня, не знает, что вы знаменитый грабитель Красавчик. А вместо вас я засажу в тюрьму какого-нибудь бродяжку, и всё будет в порядке, честное слово!» «Красавчик — миллионер! Половина полиции подкуплена Красавчиком, а завтра он, если захочет, всех нас со всеми нашими потрохами купит», - признаётся судья Вригль. И «благодаря» таким Миглям и Вриглям сейчас преступники с крупными состояниями гуляют на свободе, а в каталажке сидят такие "бродяжки", как безработный Козлик, который, не имея ни сантика в кармане на корку хлеба, решил просто понюхать аромат свежеиспечённой булочки. «Укравшего булку хлеба сажают в тюрьму, - говорил в таких случаях Марк Твен, - а укравшего железную дорогу делают сенатором».

   Можно, конечно, назвать полицейского Мигля и судью Вригля обыкновенными «оборотнями», но, судя по журналистским разоблачениям, из подобных «оборотней» сегодня состоит почти вся правоохранительная система - будь то в России, Украине или ещё какой бывшей братской социалистической, а сейчас капиталистической республике. Одна Кущёвская чего стоит! Кто скажет, сколько таких Кущёвских мы обнаружим позднее. Одну? Две? А, может, весь бывший Союз – одна большая Кущёвская? И, на мой взгляд, правильно, что президент Медведев переименовал милицию в полицию. Он просто назвал вещи своими именами. Милиция может быть только при социализме. При капитализме опорой режима может быть только полиция. Все слышали такой термин, как «полицейский режим», но ещё никто, даже враги Советской власти, не называли её власть режимом «милицейским». Просто милиция всегда стояла на страже закона и прав любого советского гражданина, уважение к Аниськиным было такое, что они ходили даже без оружия. А начались «реформы» – и милиция получила дубинки, потом ей раздали автоматы и гранаты, затем водомёты, чтобы охранять от народа тех, кто на этих самых «реформах» сколотил приличный капиталец.

   Ну и во всём остальном лунный капитализм ничем не отличается от реального земного. Медицина там тоже платная, за просроченный кредит у коротышек отбирают имущество. Газета «Давилонские юморески», принадлежащая капиталисту Спрутсу, «печатала только то, что могло дать выгоду этому богачу». То есть, ни о какой свободе слова речи быть не может. Всё правильно, капитализм и свобода слова – вещи несовместимые. А крикунам, обвиняющим Советскую власть в «жесточайшем цензурном гнёте» и утверждающим, что только после 1991 года мы, мол, узнали, что такое свобода слова, я всегда напоминаю слова бывшего украинского президента Леонида Кучмы: "Советскую цензуру заменила цензура денежного мешка". 

   Но вернёмся к Незнайке. Поначалу ему даже как бы везёт. По наущению лунных дружков он становится одним из учредителей акционерного общества, созданного якобы для того, чтобы накормить всех бедняков. Акции этого общества, так же как в своё время и акции АО "МММ" и прочих «Хопёр-инвестов», охотно покупали в основном малообеспеченные коротышки, желавшие таким образом выкарабкаться из нищеты. Лично мне нисколько не жаль тех, кто нёс деньги господину Мавроди и его подельникам. Не потому, что я жестокосердный человек, а потому что им в детстве читали эту книжку, и они прекрасно знали, чем всё должно закончиться. Ведь в сказке чёрным по белому написано: «...А за акции и на самом деле очень охотно платили деньги. Их покупали теперь уже не только жители Давилона, но и приезжие из других городов. Не проявляли никакого интереса к акциям лишь одни крупные богачи. Они были уверены, что Общество гигантских растений — это обычное акционерное общество, которое вскорости лопнет и прекратит своё существование. Богачам-то прекрасно было известно, что все эти акционерные общества и компании устраивались лишь для прикарманивания чужих денег, или, говоря проще, для облапошивания бедняков».

   В конце концов, компаньоны Незнайки, как и современные надуватели «мыльных пузырей», украв все деньги, удрали, и Незнайка оказался на положении лунного пролетария. Он жил в ночлежках, работал в различных местах, был даже "собачьей няней", но тяжёлый, отупляющий труд за мизерную зарплату, которую богачи всё время норовили снизить, при лунном капитализме - это ещё не самое страшное. Самое ужасное - это когда лунный коротышка становится безработным. Его ждут не только голод, холод и ночи под мостом. Его ожидает презрение буржуазного общества, его преследует полиция. Для него существует Дурацкий остров. На этом острове сытно кормят, одевают, здесь коротышки дни и ночи катаются на каруселях, для них круглосуточно демонстрируются боевики в островном кинотеатре. В общем, настоящий рай для потребительского общества. Тем более что работать там вовсе не нужно. Однако за всё в итоге приходится платить. После нескольких месяцев беспечной жизни на острове коротышка превращался в барана, из которого потом стригли шерсть. «У нас здесь все можно, - рассказывает Незнайке Козлик.- Нельзя только не иметь крыши над головой и ходить по улице без рубашки, без шляпы или без башмаков. Каждого, кто нарушит это правило, полицейские ловят и отправляют на Дурацкий остров. Считается, что если ты не в состоянии заработать себе на жилище и на одежду, значит, ты безнадёжный дурак и тебе место как раз на острове Дураков. Первое время тебя там будут и кормить, и поить, и угощать чем захочешь, и ничего делать не надо будет. Знай себе ешь да пей, веселись да спи, да гуляй сколько влезет. От такого дурацкого времяпрепровождения коротышка на острове постепенно глупеет, дичает, потом начинает обрастать шерстью и в конце концов превращается в барана или в овцу. Богачам, живущим на Дурацком острове, это выгодно. Сначала они затрачивают деньги, чтоб кормить коротышек, дают им возможность лодырничать, а когда коротышки превратятся в овец, их можно кормить травой и никаких денег тратить не нужно. Богачи заставляют рабочих стричь этих овец, а шерсть продают. Большие капиталы наживают!" 

   Можно ли назвать пророком писателя, который пятьдесят лет назад в точности описал то, что с нами сейчас происходит? Думаю, нет. Просто Николай Носов нарисовал известный ему капитализм, который, в принципе, ничуть не изменился с тех пор, и в своей сказке на примере Незнайки лишь предупреждал советских людей о том, какая опасность всем нам может угрожать. К сожалению, к его предупреждению не прислушались. Эту сказку охотно читали, но не вчитывались в её смысл. И в итоге, привыкшие переносить любые трудности - голод, холод, нужду, умеющие преодолевать, казалось бы, непреодолимые преграды на пути к счастью, советские люди не выдержали самого простого испытания - испытания сытостью и благополучием. Ради этих призрачных ценностей они молча согласились вернуться назад, к капитализму тогда, когда большая часть пути к коммунизму уже была пройдена, когда выросло поколение, которое, подобно носовским коротышкам из Солнечного города, не знало ни что такое эксплуатация, ни что такое классовый гнёт, ни что такое безработица. И нет ничего странного в том, что разрушив плановую систему и очертя голову бросившись в болото мирового рынка, большинство граждан лишилось всего, что имело. За исключением, пожалуй, иллюзий. А подлинными "хозяевами жизни" стали уже отнюдь не сказочные спрутсы, скуперфильды, миги и грязинги, чей покой надёжно охраняют вооружённые до зубов дубинками и автоматами мигли, вригли, фигли, гнигли и бигли.

   Впрочем, части простых граждан, в принципе, понятно, куда мы попали. Однако сохранилось огромное количество баранов с Дурацкого острова, которые продолжают жалобно блеять о том, что наш рынок неправильный, что нужно построить "правильный", "цивилизованный" рынок, построить "гражданское общество", и тогда можно будет вполне обойтись без особых потрясений, все превратятся в сытых и довольных баранов. Никому не нужно будет работать и все смогут вволю потреблять. Так говорил сказочный коротышка на корабле, который вёз очередную партию лунных человечков на остров Дураков: « Братцы! — говорил он, протягивая к коротышкам руки. — Послушайте меня, братцы! Не надо плакать. Чего нам жалеть? Здесь жалеть нечего, а там нам хоть сытно будет. Вот увидите: сыты будем — как-нибудь проживём. Не надо отчаиваться! Ведь и на Дурацком острове коротышки живут. А то, что там можно превратиться в баранов, так это, может, ещё и не правда. Кто сказал, что это правда? Мало ли чего говорят! Поживём — увидим. Сыты будем — как-нибудь проживём!» Так же говорил в 1991 году реальный богач, советский скуперфильд Константин Боровой, который рисовал радужные картины: «Ведь есть же такие процветающие государства, как Кувейт, Объединённые Арабские Эмираты, которые живут в основном за счёт продажи сырья. И мы можем так же жить, приняв за основу модель "ленивой экономики». И советские "коротышки" поверили Боровому. Только вот нефтедоллары рекой потекли не государству, а... правильно, Константину Натановичу. И эту власть, этот капитализм такие как г-н Боровой будут отстаивать, за неё будут сражаться (рискуя, конечно, чужими жизнями). Ведь он открыто признал, что три тысячи брокеров его биржи и отряд охранников обеспечили в Москве "победу демократии" в августе 1991-го.

   Надо отдать должное Незнайке. Как только он попал на Дурацкий остров, он сразу понял, что нужно спасаться самому и спасать друзей по несчастью. Хотя многие из них плюнули на всё . Ели, пили, развлекались до одурения, забыв обо всём на свете. В книжке всё закончилось счастливо - на помощь незадачливому путешественнику в капитализм пришли Знайка и его друзья. Поддержанная земными коротышками лунная революция победила, местные богачи, вынужденные работать наравне со всеми, быстро перевоспитались и стали нормальными коротышками, и все зажили весело и счастливо.

Нам надеяться на помощь со стороны не приходится. Да и не сможет никто помочь тому, кто сам ничего не делает. Что делать? С чего начать?Не дать превратить себя в послушное стадо - вот первое условие освобождения. Выбросить из головы глупую мечту о Дурацком острове сытого и безмятежного благополучия. Не слушать тех, кто уже превратился в рыночных баранов, как бы сладко они ни блеяли. Помнить слова носовского Козлика: "Что выгодно для бедняков, то невыгодно для богачей". И тогда всё у нас получится. Ведь, в конце концов, не такие уж мы и незнайки. Кое-чему нас научил 1917-й год. Годы Великой Отечественной войны также не прошли для нас даром. Да и последние двадцать лет должны были чему-то научить. Вполне можем теперь сравнить, что лучше - план или рынок, коммунизм или капитализм, твёрдая вера борца или глупая надежда обывателя на то, что, мол, всё само образуется. Просто сравнить и просто выбрать.

Сергей Кулик
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Плохие пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.