Мотивация.

7 октября 2012, 17:23
Первая работа - учитель английского и французского языков в Усть-Камчатске, затем переводчик в нескольких фирмах, в том числе за
0
648

Я очень люблю проводить параллели с маленькой Финляндией, так недавно и так благополучно оторвавшейся от великого и могучего.

На качество подготовки школьников оказывают влияние многие факторы, один из которых - уровень оплаты труда преподавателей.

У них
Где живут самые грамотные в мире школьники? Оказывается, в Финляндии. Таковы результаты очередного исследования Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся (Programme for International Student Assessment).  И, согласно последним результатам, именно ученики из страны Суоми – рекордсмены по грамотности, а также в области естественных наук, математики, чтения и компетентности в решении проблем. Как же финнам удалось достичь столь высоких результатов?

Прежде всего, это равные возможности. Реформирование финской системы образования стартовало в начале 70-х годов прошлого века. И не прекращается до сих пор.
Одно из достижений – финские родители не ищут для своих детей школу получше и попрестижнее, а отправляют в ту, что ближе к дому. Дело в том, что, согласно той же PISA, разница в результатах между школами Финляндии – одна из самых маленьких в мире. То есть в Суоми градации на «элитные» и «обычные массовые» учебные заведения не существует в принципе. Школа она и есть школа. Бесплатная для всех (обучение в немногочисленных частных также является бесплатным).

В 1-й класс здесь дети идут с 7 лет. У них 4–7 уроков в день. Кроме учителя, за каждым классом закреплен воспитатель. Каждому ученику в Финляндии гарантируется горячее питание (на 2 евро в день). Единой обязательной формы не существует, но в частных школах она может встречаться (клубные пиджаки, например).
Учителя и ученики в финских школах традиционно обращаются друг к другу по именам.
Процент внешкольных занятий – кружков, секций и т.п. – очень невелик. И не слишком развита система поддержки одаренных детей. Зато ребята с ограниченными возможностями (если им позволяет здоровье) учатся в обычных школах. Государство стремится интегрировать в общую систему образования даже школы для умственно отсталых детей. А еще в финских школах есть такое понятие, как «школьный помощник». Как правило, в его роли выступают отличники, которые подтягивают отстающих. А вот платные уроки и репетиторство запрещены.
С 3-го класса здесь в обязательном порядке начинают изучать иностранный язык. Примерно с 7-го – второй язык. В гимназии – третий. В результате хотя бы на английском легко общаются все молодые жители страны. А многие – и еще на одном-двух.

В Финляндии очень ценят работу педагога. По-этому зарплата молодого учителя – около трех тысяч евро. Вне зависимости от количества учеников.
И это при средней по стране зарплате около 2500 евро.  Стать учителем в Финляндии не так-то просто. Во-первых, нужно получить высшее образование. Причем иметь степень бакалавра недостаточно – только магистр! И это для работы на любой ступени обучения. Во-вторых, педагогические факультеты университетов могут принять лишь 12 % от желающих там учиться. То есть отбирают самых-самых.
И примерно треть из них (в начальной школе меньше, в старшей – больше) – мужчины. Потом эти педагоги имеют возможность самостоятельно разрабатывать свои собственные учебные планы – система образования основана на доверии, а не на контроле.

Оценок в цифрах финским ученикам не ставят до 5-го (а в некоторых школах – и до 8-го!) класса. Все, что допустимо раньше – это устные похвалы и замечания. Считается, что данный факт способствует развитию в ребенке способности к самооценке. Что, в свою очередь, поможет в дальнейшем развиваться и строить карьеру. Шкала оценок – от 4 до 10. Причем к цифре дают обязательную устную оценку. А раз в году каждый ученик приводит маму или папу на приватную беседу к учителю. Втроем они обсуждают успехи и недостатки ребенка.

У нас
Позволю себе сослаться на собственный опыт. 
 Я прошла школу в трёх ипостасях. Сначала как ученица, потом учительница и, наконец, родитель. С профессией я определилась рано, классе в седьмом. Мечтала стать переводчиком, и как ни пытались родители сориентировать меня на профессию врача, я была непреклонна. Поступив в иняз, я даже и не предполагала, что буду работать в школе. Мне грезились яркие картины моей грядущей работы, совершенно с этой самой школой не связанные.

На третьем курсе вышла замуж. Муж окончил другой вуз на год раньше меня и получил распределение на Камчатку. Помню, как свёкор, человек, который мог повлиять на распределение мужа, постоянно вычитывая во всевозможных энциклопедиях всякие кошмары об этом далёком крае, умолял меня: «Хоть ты на него повлияй. Если вам так хочется на Север, поезжайте на Северный Кавказ». Но мы оба были в таком щенячьем восторге от перспективы проживания в таком экзотическом месте, что никого и слушать не хотели.

Муж после защиты диплома уехал к месту работы, я ещё год училась, потом последовала за мужем.  

 
Итак, Камчатка сузила мои производственные амбиции. К моему огорчению, кроме школы, мне там ничего не светило. Но были обстоятельства, которые сразу наполнили меня чувством собственной значимости. Хотя муж сразу, как молодой специалист, получил квартиру, эта квартира была без удобств. Я же, буквально через месяц после приезда, получила благоустроенную квартиру в новом доме, построенном рыболовецким колхозом. Потому что посёлку нужны были врачи и учителя и для них старались создавать условия. А это, согласитесь, приятно – чувствовать себя нужной. Кроме того, районо оплачивало ежемесячно моё проживание. Именно для того, чтобы привлечь специалистов, Усть-Камчатск, фактически второй город на Камчатке после Петропавловска, сохранял статус посёлка , что давало специалистам привилегии сельской местности. Петропавловск таких льгот не имел.

Работа в школе меня постепенно увлекала всё больше. Школа работала в две смены, классы переполненные. Коллектив большой – 60 учителей, в основном молодых, с самой разнообразной географией – Москва, Ленинград, Черновцы, Симферополь. Мне очень повезло, поскольку люди были очень творческие, увлечённые, в основном, молодёжь. Постоянно придумывались какие-то интересные познавательные игры, выпускались всякие коллажи, газеты, проходили репетиции, концерты.

Никуда не денешься: специфика местности такова, что люди приезжают туда на заработки, поэтому редко встретишь семьи, несколько поколений которых прожили там. А это значит, что нет под рукой спасительных бабушек, родители на работе, и основную нагрузку по воспитанию несут учителя. И сейчас я хочу сказать очень важную вещь – администрация школы РУКОВОДИЛА учебно-воспитательным ПРОЦЕССОМ. Понимаете, ПРОЦЕССОМ, а не людьми. Руководила и организовывала. Расписание составлялось виртуозно. Прилагалось максимум усилий к тому, чтобы у учителя не было «окон», чтобы он по возможности был занят одну смену. Спрос тоже был строгий. Администрация постоянно посещала уроки. Причём наш завуч, преподававший химию, не приходил на уроки английского, как баран. Он в достаточной мере владел языком, чтобы дать дельные советы. Разбор урока не имел ничего общего с разгоном – всё было корректно и очень дельно. И никто нам не писал никакие кодексы. Никакого диктата. Все были заняты делом и старались выполнять свою работу не просто хорошо, но и творчески.

Отработав положенные моим договором 3 года, я вернулась домой. В киевской школе продержалась всего полтора года, хотя условия были несравнимы с камчатскими – школа, как тогда говорили, «английская», работала в одну смену. Маленькие классы делились на крошечные группы. И при этом вечная чехарда с расписанием, отсутствие компетентной помощи, контроль за чем угодно – причёской, макияжем, длиной юбки – короче, цеплянье по мелочам, приведшие к тому, что сначала я не захотела мириться с этой ситуацией и ушла посреди учебного года. А потом, вслед за мной, в течение полугода ушли ещё 3 молодых (!) учителя английского языка. Остались те, кто за годы работы успел приспособиться к специфике руководства педколлективом.

Не думаю, что с тех далёких времён ситуация изменилась в лучшую сторону. Почему-то именно в Киеве приветствуется рабская зависимость работника от руководителя. В любой сфере. От этого страдает качество работы и работников, независимо от специальности. Сколько людей бросили любимое дело только потому, что не хотели зависеть от серых, замшелых, тупых руководителей…
Почему именно Киев является тем, что Александр Татарский, сценарист и режиссёр замечательных мультиков, которые созданы были им уже за пределами Украины, охарактеризовал так: «В Киеве очень хорошая флора, но очень вредная фауна».

Я очень желаю нашим замотанным работой и униженным зарплатой и придирками учителям, чтобы эта самая фауна, если уж и не помогала бы им в их нелёгком труде, то хотя бы не мешала. 
 

.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Плохие пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.