Язык наших восточнославянских предков

6 декабря 2012, 18:13
0
865
Язык наших восточнославянских предков

Древний русский язык - это язык,на котором написаны литературные произведения:

            Слово о погибели Рускыя земли по смерти великого князя Ярослава
    О светло светлая и украсно украшена земля Руськая! И многыми красотами удивлена еси: озеры многыми, удивлена еси реками и кладязьми месточестьными, горами крутыми, холми высокыми, дубровами частыми, польми дивными, зверьми разноличьными, птицами бещислеными, городы великыми, селы дивными, винограды обителными, домы церковьными, и князьми грозными, бояры честными, вельможами многами — всего еси испольнена земля Руская, о прававерьная вера християньская!
         Отселе до угор и до ляхов, до чахов, от чахов до ятвязи, и от ятвязи до литвы, до немець, от немець до корелы, от корелы до Устьюга, где тамо бяху тоймичи погании и за Дышючим морем, от моря до болгар, от болгар до буртас, от буртас до чермис, от чермис до моръдви, — то все покорено было богом крестияньскому языку поганьскыя страны: великому князю Всеволоду, отцю его Юрью, князю кыевьскому, деду его Володимеру и Манамаху, которым то половьци дети своя полошаху в колыбели. А литва из болота на свет не выникываху. А угры твердяху каменыи городы железными вороты, абы на них великыи Володимер тамо не възехал. А немци радовахуся, далече будуче за синим морем. Буртаси, черемиси, веда и моръдва бортьничаху на князя великого Володимера. И кюр Мануил Цесарегородскыи опас имея, поне и великыя дары посылаша к нему, абы под ним великыи князь Володимер Цесарягорода не взял.
         А в ты дни болезнь крестияном от великаго Ярослава, и до Володимера, и до ныняшняго Ярослава, и до брата его Юрья, князя Володимерьскаго.

 Слово о погибели Русской земли после смерти великого князя Ярослава               
          О светло светлая и красно украшенная земля Русская! Многими красотами дивишь ты: озерами многими, дивишь ты реками и источниками местночтимыми, горами крутыми, холмами высокими, дубравами частыми, полями дивными, зверьми различными, птицами бесчисленными, городами великими, селами дивными, боярами честными, вельможами многими, — всего ты исполнена, земля Русская, о правоверная вера христианская!
          Отсюда до венгров, и до поляков, и до чехов, от чехов до ятвягов, от ятвягов до литовцев и до немцев, от немцев до корелы, от корелы до Устюга, где живут тоймичи поганые, и за Дышащим морем, от моря до болгар, от болгар до буртасов, от буртасов до черемисов, от черемисов до мордвы — то все покорил бог народу христианскому поганые страны: великому князю Всеволоду, отцу его Юрию, князю Киевскому, и деду его Владимиру Мономаху, которым половцы детей своих пугали в колыбели. А литва из болота на свет не показывалась. А венгры каменные города укрепляли железными воротами, чтобы на них великий Владимир не ходил войной. А немцы радовались, что они далеко за синим морем. Буртасы, черемисы, веда и мордва бортничали на князя великого Владимира. И сам господин Мануил Цареградский, страх имея, затем и великие дары посылал к нему, чтобы великий князь Владимир Царьграда его не взял.
          А в те годы — беда христианам от великого Ярослава и до Владимира, и до нынешнего Ярослава, и до брата его Юрия, князя Владимирского.          перевод Д.С.Лихачева

СЛОВО ПРО ПОГИБЕЛЬ РУСЬКОЇ ЗЕМЛІ ПО СМЕРТІ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ЯРОСЛАВА
О світло світла і украсно прикрашена земля Руськая!
І багатьма красотами дивуєш ти:
озерами численними дивуєш ти,
ріками і криницями освяченими,
горами крутими і могилами високими,
дібровами чистими і полями чудовими,
звірами всілякими і птахами незліченними,
містами великими і селами чудовими,
садами монастирськими і будовами церковними.
князями грізними і боярами чесними — вельможами численними.
Всього єси наповнена, земля Руськая,
о правовірна віра християнськая!
Звідси до угрів і до ляхів, до чехів,
від чехів до ятвягів,
і від ятвягів до литви, до німців,
від німців до корели,
від корели до Устюга,
де там були тоймичі поганії  і за Дишучим морем,
від моря до болгарів,
від болгарів до буртасів ,
від буртасів до черемисів,
від черемисів  до мордви —
все те підкорене було християнському народові.
А поганські землі — великому князеві Всеволоду,
отцю його Юрію, князеві Київському,
дідові його Володимирові Мономаху,
яким-то половці дітей своїх лякали ще в колисках.
А литва з болота на світ не показувалася.
А угри кріпили кам’яні міста залізними брамами,
аби на них великий Володимир якось не наїхав.
А німці раділи, далеко будучи за синім морем.
Буртаси, черемиси, веда  і мордва бортничали
на князя великого Володимира.
І кюр Мануїл Цесарегородський, страх маючи,
навіть великі дари посилав до нього,
аби під ним великий князь Володимир
Цесарягорода не взяв.
А в ті дні (була) біда християнам —
від великого Ярослава і до Володимира,
і до нинішнього Ярослава,
і до брата його Юрія, князя Володимирського.            Переклад Бориса Яценка


      ПОУЧЕНИЕ ВЛАДИМИРА МОНОМАХА       (фрагмент)
“А се в Черниговэ дэялъ есмъ: конь диких своима руками связалъ есмь въ пушах 10 и 20 живых конь, а кромэ того же по ровни эздя ималъ есмъ своима рукама тэ же кони дикиэ. Тура мя 2 метала на розэх и с конемъ, олень мя одинъ болъ, а 2 лоси, одинъ ногами топталъ, а другый рогома болъ, вепрь ми на бедрэ мечь оттялъ, медвэдь ми у колэна подъклада укусилъ, лютый звэрь скочилъ ко мнэ на бедры и конь со мною поверже. И Богъ неврежена мя съблюде.”
 “А вот что я в Чернигове делал: коней диких своими руками вязал в пущах по десять -- двадцать, живых коней, а кроме того, разъезжая по равнине, тоже ловил собственными руками тех же коней диких. Два тура швыряли меня на рогах вместе с конем, олень меня один бодал, и два лося: один ногами топтал, другой рогами бодал; кабан у меня на бедре меч оторвал (оттяпал), медведь у колена потник укусил, лютый зверь вскочил мне на бедро и коня со мною опрокинул. Но Бог сохранил меня невредимым.”
  "А се я в Чернігові робив: коней диких своїми руками зв’язав у пущах десять і двадцять, живих коней, а крім того ще, по [ріці] Росі 77 їздячи, ловив я своїми руками тих же коней диких. Два тури на рогах підкидали мене з конем, олень мене один бив [рогами] і два лосі | — один ногами топтав, а другий рогами бив. Вепр мені на бедрі меча одірвав, ведмідь мені біля коліна пітник укусив, лютий звір скочив до мене на бедра і коня зо мною кинув [на землю], та бог мене уцілілим зберіг."


  СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ            (фрагменты)
 Вступита же, господина, въ злато стремень за обиду сего времени, за землю Рускую, за раны Игоревы, буего Святьславлича!». 
   Перевод Дм. С. Лихачёва:  «Вступите же, господа, в золотые стремена за обиду сего времени, за землю Русскую, за раны Игоревы, буйного Святославича!». 
   Перевод М. Ф. Рыльского:  «А вступiть же, панове-браття, в золоте стремено за кривду сьогочасну, за землю Руську, за рани Ігоревi, хороброго Святославича

«Не така ли, рече, река Стругна, худу струю имея, пожьрши чужи ручьи и стругы, рострена к усту?  Уношу князю Ростиславу затвори Днепръ темнее березе. Плачется мати Ростислава по уноши князи Ростиславе». 
   Перевод Дм. С. Лихачёва:  «Не такова-то, говорит он, река Стугна:  скудную струю имея, поглотив чужие ручьи и потоки, расширенные к устью, юношу князя Ростислава заключила. На тёмном берегу Днепра плачет мать Ростиславова по юноше князе Ростиславе.». 
   Перевод М. Ф. Рыльского:  «Не така ж та річка Стугна. Що мало води в собі має, та чужі собі забирає потоки, широко в гирлі розливаючись!  Потопила вона край темного берега  юнака князя Ростислава. Плаче мати Ростиславова по юнакові Ростиславу-князеві!». 


 МОЛЕНИЕ ДАНИИЛА ЗАТОЧНИКА
Слово Данила Заточеника, еже написа своему князю Ярославу Володимеровичю.
Въструбим, яко во златокованыя трубы, в разум ума своего и начнем бити в сребреныя арганы возвитие мудрости своеа. Въстани слава моя, въстани въ псалтыри и в гуслех. Востану рано, исповем ти ся. Да разверзу въ притчах гаданиа моя и про-вещаю въ языцех славу мою. Сердце бо смысленаго укрепляется въ телеси его красотою и мудростию.
Бысть язык мой трость книжника скорописца, и уветлива уста, аки речная быстрость. Сего ради покушахся написати всяк съуз сердца моего и разбих зле, аки древняя — младенца о камень.
Но боюся, господине, похулениа твоего на мя.

                перевод Д.Лихачева
Слово Даниила Заточника, написанное им своему князю Ярославу Владимировичу.
Вострубим, как в златокованные трубы, во все силы ума своего, и заиграем в серебряные органы гордости своею мудростью. Восстань, слава моя, восстань в псалтыри1 и в гуслях. Встану рано и расскажу тебе. Да раскрою в притчах загадки мои и возвещу в народах славу мою. Ибо сердце умного укрепляется в теле его красотою и мудростью.
Был язык мои как трость2 книжника-скорописца, и приветливы уста мои, как быстрота речная. Того ради попытался я написать об оковах сердца моего и разбил их с ожесточением, как древ-ние — младенцев о камень.
Но боюсь, господине, осуждения твоего.



Граффити в соборе Святой Софии на древнерусском языке.

Процент совпадений базовой лексики славянских языков по списку Сводеша.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Плохие пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.