Азовско-керченский делёж: компромисс или уступка

13 января 2013, 11:32
политолог-международник
0
189
Азовско-керченский делёж: компромисс или уступка

До сих пор не ясна причина резкого продвижения Украины и РФ в разрешении вопросов, которые являлись камнем преткновения в двусторонних отношениях в 90-х – 2000-х гг.

Возможно, никто уже не вспоминает об итогах 5-го заседания российско-украинской Межгосударственной комиссии в Ялте 12 июля 2012 г. Тогда одним из наиболее неоднозначных моментов заседания являлись переговоры В. Путина и В. Януковича касательно делимитации украино-российской границы в акватории Азовского моря, нефтегазоносной области Паласса в Чёрном море, а также Керченского пролива.

Известно, что главы государств подписали совместное заявление о делимитации указанных морских пространств основываясь на «дружбе, добрососедстве и стратегическом партнёрстве». Более того, стороны заявили, что аспекты совместного заявления должны стать основой будущего соглашения о делимитации Азовского, Чёрного моря, Керченского пролива между Украиной и РФ.

Однако до сих пор не ясна причина резкого продвижения Украины и РФ в разрешении вопросов, которые являлись камнем преткновения в двусторонних отношениях в 90-х – 2000-х гг. Следует отметить, что существует несколько спорных моментов вокруг рассматриваемых морских пространств.

Самым острым является вопрос о разграничении Керченского пролива. Известно, что Украина традиционно выступала за то, что украинско-российская граница в проливе должна проводиться по бывшей административной границе между УССР и РCФСР, что было подтверждено в ходе переговоров государственных делегаций 26 апреля 2005 г. РФ в свою очередь отрицает подобный вариант разграничения под предлогом потери единственного глубоководного фарватера. Тем не менее, подлинной причиной отказа РФ следовать не раз декларируемой «правопреемственности с СССР» является экономический фактор. Распространяя свой суверенитет над Керченским проливом, Украина могла взимать с РФ лоцманский сбор за прохождения её судов. Фактом является и то, что до недавней встречи, Украина имела монопольный контроль над глубоким Керчинско-Еникальским каналом (8 м). За проход через канал, с иностранных судов, в том числе и российских, взимался лоцманский взнос, согласно Приказу Минтранспорта Украины № 721 2002 г. Подобные условия были неприемлемыдля РФ, которую не удовлетворяла пропускная способность собственного Азово-Черноморского судоходного канала (3 м), которая желала обеспечить себе свободу бесплатного судоходства между Азовским и Чёрным морем. Известно, что в среднем, через украинский Керченско-Еникальский канал проходит 9 тыс. российских судов в год. Соответственно, лоцманские взносы, взимаемые с РФ, достигают 150-180 млн. $ в год. Особенно, показательными попытками склонить позицию Украины к пересмотру контроля над Керченским проливом следует считать конфликт вокруг острова Тузла в 2003 г., а также отказ экипажа Большого десантного корабля ЧФ РФ «Азов» уплатить лоцманский взнос в сентябре 2011 г.

Казалось бы, принципиальная позиция Украины касательно собственного суверенитета над Керченским проливом, резко изменилась по результатам Ялтинского заседания. Украина, исходя из совместного заявления, добровольно отказалась от монопольного контроля над основной судоходной артерией Керченского пролива – Керченско-Еникальским каналом, в пользу его совместной эксплуатации с РФ. Подобная уступка лишает наше государство от распространения своего суверенитета над большей частью Керченского пролива, исходя из принципа преемственности административной границы между УССР и РСФСР. Также исчезает возможность взимать крупные лоцманские взносы с РФ от эксплуатации её судами данного канала. Хотя, никто в ходе заседания не оспаривал принадлежность Украине о. Тузла, который ещё сравнительно недавно чуть было не стал объектом силового российско-украинского конфликта. Его значение, как «точки опоры» для Украины с целью контроля над Керченским проливом, нивелируется за счёт достигнутых договорённостей с РФ по Керченско-Еникальскому каналу.

Не менее противоречивым моментом, по которому президенты РФ и Украины также близки к достижению «компромисса», является перспектива делимитации акватории Азовского моря и нефтегазоносного шельфа Паласа в Чёрном море. Известно, что проблема заключается в фактическом отсутствии правого статуса Азовского моря в правовом пространстве. Согласно ст. 1 соглашения «О сотрудничестве в Азовском море и Керченском проливе» между РФ и Украиной 2003 г., Азовское море провозглашается внутренними водами, как Украины, так и РФ при отсутствии каких-либо положений о его разграничении. Несмотря на изолированность и «тупиковое» положение Азовского моря и прибрежного шельфа Чёрного моря, контроль над ними имеет энергетическое значение. По данным НИСИ Украины, прогнозируемые запасы нефти и газа в Азовском море и нефтегазовом шельфе Паласа составляют 1,5 млрд. т и 1,5 трлн. м3, соответственно. Традиционно, Украина выступает за разграничение акватории двух морских пространств исходя из административной границы времён СССР. В случае разрешения данного спора согласно украинским условиям мы сможем контролировать большую часть шельфа. Таким образом, Украина сможет решить стратегическую проблему собственной энергобезопасности. Возможным станет снижение зависимости от российского газа до 30 %. Также, по мнению исследователей НИСИ, только за первые 4 года Украина сможет увеличить добычу природного газа на 8 млрд. м3.

Рассматривая позицию РФ, касательно делимитации данных морских пространств, то Кремль исходит из принципа т.н. модифицированной срединной линии (разделяется не шельф, а месторождения и перспективные нефтегазоносные структуры за пределами ЭЭЗ), которая может позволить РФ претендовать на большую часть энергоресурсов. Однако, желание РФ разделить Азовское море и нефтегазоносного шельфа Паласа, обусловлено не только стремлением установления контроля за энергоресурсами. Во-первых, РФ не заинтересована в потере рынка сбыта собственного газа. В случае разработки Украиной большей части шельфа, сократится зависимость от российского газа. Свидетельством активизации Украины разработки собственных запасов на шельфе Чёрного моря является введение в эксплуатацию в 2012 г. самоподъемных плавучих буровых установок. По прогнозам Черноморнефтегаза Украины, к концу 2012 г. планируется добыть 53 млн. м3 природного газа. Во-вторых, РФ не заинтересована в появлении в регионе иностранных конкурентов российским нефтегазовым компаниям. Известно, что тендер на разработку Прикерченского нефтегазового участка получила швейцарская компания Vanco Internatoinal ltd. В случае реализации проекта, Украина сможет получать от раздела добытой нефти до 260 $ за т. Кроме того, в разработку Украиной нефтегазового шельфа Азовского и Чёрного моря готова вкладывать инвестиции и КНР, которая по условиям договорённостей 2011г., продаёт Украине самоподъемные плавучие буровые установки. В-третьих, разработка новых месторождений нефти и газа отразиться на снижении мировых цен на энергоресурсы, что также не выгодно РФ.

Следовательно, в случае уступки Украины РФ и по вопросу делимитации шельфа Азовского моря и нефтегазоносного шельфа Паласса в Черном море, Украина потеряет в ближайшей перспективе какие-либо возможности снижения зависимости от российского газа, учитывая неприемлемые условия контракта «Путина-Тимошенко», рост мировых цен на энергетические ресурсы.

Соответственно, возникает логический вопрос смысла уступок Украины на Ялтинском заседании и тем более ограничения собственных опций и возможностей лавирования в непростых отношениях с Восточным соседом.

Как ни странно, однако можно предположить, что Украина повторяет недавние ошибки. Уступки по Керченскому проливу по своей результативности можно сравнить с Харьковскими соглашениями 2010 г. касательно продления срока пребывания в Севастополе ЧФ РФ. Вполне возможно, что Украина стремиться в обмен на свободу судоходства РФ по Керченскому проливу добиться пересмотра условий газового контракта «Путина-Тимошенко». Однако, как показывает негативный опыт Харьковских соглашений, уступки РФ себя не оправдали. РФ снизила цену за 1 тыс. м3 природного газа с 516 $ всего лишь до 416 $. Хотя, по мнению бывшего посла по особым поручениям в вопросах энергобезопасности МИД Украины В. Княжицкого, оптимальная цена за российский газ для Украины не должна превышать 80-90 $ за 1 м3. Говоря об итогах Ялтинского заседания, то конкретных предложений со стороны РФ по газовому вопросу так и не последовало. Поэтому сделанные уступки не совсем адекватны потенциальным ожиданиям Украины от РФ.

Кроме того, можно предположить и повторения сценария с нефтегазоносным шельфом о. Змеиный 2008 г., в отношении делимитации акватории Азовского моря и указанного шельфа Чёрного моря. Говорить об иске в Международный суд ООН говорить достаточно сложно, но суть дела не меняется. Существует неофициальное мнение, что передача Румынии, по решению Международного суда ООН, большей части шельфа богатого нефтью. Во многом это было обусловлено членством Румынии ЕС и заинтересованностью ЕС в расширении доступа к энергоресурсам, даже в контексте национальных интересов его членов. Кроме того, в обмен на уступчивую позицию Украины ЕС лоббировал её вступление в ВТО. Парадоксально, но в случае с шельфами Азовского и Черного моря поводом к уступкам может стать та же насущная проблема цены за российский газ, которая используется Восточным соседом как эффективный рычаг давления на Украину. Несмотря на указанные выше перспективы, которые открывает для Украины разработка азовско-черноморских нефтегазовых месторождений, главной проблемой является не столько отсутствие делимитации, сколько недостаточное количество финансов на самостоятельную разработку нефти и газа. Именно на этом может сыграть РФ с целью усиления энергетической зависимости Украины. Вполне вероятно, что согласие РФ на кардинальный пересмотр текущих газовых договорённостей, вплоть до заключения нового контракта возможны лишь в том случае если Украина принимет российские условия раздела шельфа Азовского и Чёрного моря по модифицированной срединной линии. Для РФ важно максимально использовать неприемлемые условия газового контракта «Путина-Тимошенко» для сокращения свободы действий Украины в двусторонних отношениях.

Исходя из вероятности подобного сценария, единственным средством для сохранения возможности снижения энергетической зависимости от РФ является привлечение к совместной разработке нефтегазовых месторождений иностранных инвесторов. Именно совместная добыча нефти и газа и должна стать своеобразным аргументом в пользу дальнейшего отстаивания раздела шельфа исходя из административных границ времён СССР. При этом надо учитывать то, что подобный вариант делимитации границ использовался самой РФ при разграничении морских пространств в Нарвском и Финском заливах с Эстонией в 2005 г. А это в свою очередь является прецедентом, дополнительным аргументом в пользу правомерности подобной делимитации в интересах Украины.

Следовательно, политику уступок в отношении РФ по противоречивым морским вопросам, не стоит считать эффективным средством достижения взаимопонимания с Восточным соседом по энергетическим противоречиям. Исходя из возможных последствий подобных уступок, можно говорить об увеличении зависимости Украины от российского газа, что и есть конечной целью энергетической дипломатии РФ.

Кухалейшвили Георгий

политолог-международник


Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Плохие пользователи
ТЕГИ: Россия,Украина,политолог-международник,Кухалейшвили Георгий,нефтегазоносный шельф Чёрного и Азовского моря,Керчь-Еникальский канал
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.