Украина и Румыния: обречённые на соседство

13 января 2013, 19:21
политолог-международник
0
278
Украина и Румыния: обречённые на соседство

По количеству территориальных споров, украинско-румынские отношения не уступают даже газовым проблемам в двусторонних отношениях с восточным соседом.

На современном этапе, непростое соседство Украины и Румынии стало визитной карточкой двусторонних отношений. Пожалуй, по количеству территориальных споров, украинско-румынские отношения не уступают даже газовым проблемам в двусторонних отношениях с восточным соседом. Борьба за ресурсы и исторические претензии выступают корнем ряда проблемных вопросов.

Не секрет, что в украинско-румынских отношениях существуют неоднозначные моменты, которые достаточно часто преувеличиваются частью политической элиты двух стран и используются в качестве средства для привлечения электората. Нередко отечественные масс-медия пестрят заголовками о потенциальной «войне» с юго-западным соседом, а идея так называемой «Великой Румынии» уже многие годы является атрибутом любой румынской предвыборной кампании. Тем не менее, не следует преуменьшать возможные последствия для Украины от непростых отношений с Румынией, особенно в случае самоустранения либо уступчивой позиции.

Соответственно, рационально рассмотреть сущность территориальных споров между Украиной и Румынией, а также их «производные».

В определённой степени исторической предпосылкой данных споров следует считать факт максимального территориального расширения Румынского королевства до 1940-х годов. В частности, в состав расширенной либо «Великой Румынии» входила Молдова и территории Украины, включая Буковину, Заднестровье, территорию от Прута до Западного Буга. Однако согласно Пакту Молотова-Риббентропа, а затем по итогам Второй мировой войны, Северная Буковина и Герцаевский край, перешли в состав Советской Украины. Соответственно, желание реинтеграции данных территорий до сих пор не покидает ряд националистических кругов Румынии. Несмотря на то, что Румыния была последней из соседних стран, которая признала независимость Украины в существующих границах, территориальные претензии до сих пор стоят на повестке дня. В частности, не проведена делимитация украинско-румынской границы протяжённостью 608,6 км. В 1993 г. Румыния денонсировала советско-румынское соглашение и предложила создать на спорных территориях т. н. «общее культурное пространство», что можно расценивать как первый шаг к реинтеграции Румынией украинских территорий. Особенностью территориальных претензий Румынии к Украине является их опосредованный характер. Иными словами громкие заявления о «Великой Румынии», о пересмотре существующих границ высказываются либо представителями оппозиционных партий либо неправительственными акторами, дабы не создавать негативного имиджа страны с неурегулированными территориальными вопросами в рамках Евросоюза и НАТО, членом которых является Румыния. 

Тем не менее, Румыния активно создаёт «пятые колонны» на ранее входивших в её состав территориях Украины, используя российский опыт в Южной Осетии. Жителям Одесской и Черновицкой области, которые граничат с Румынией, предоставляется румынское гражданство в упрощённом виде, согласно закону Румынии «О гражданстве», что не исключает возможности иметь двойное гражданство, но противоречит украинскому законодательству. Как ни странно, но румынские паспорта пользуются немалым спросом среди местных украинцев. Поскольку Румыния является членом Евросоюза, наличие румынского паспорта освобождает украинских заробитчан от необходимости получать шенгенскую визу и тем самым открывает возможности для трудовой миграции и ведения бизнеса в ЕС. При этом нужно учитывать то, что около 250 тыс. граждан Украины имеют второе гражданство, в том числе и румынское. Теоретически, как и в случае с Южной Осетией, Румыния сможет использовать наличие «своих граждан» на территории приграничных областей Украины для взращивания сепаратистских настроений и тенденций. При этом нужно учитывать то, что юго-западные регионы Украины никогда не отличались высоким уровнем жизни, а значительная часть населения – безработные. Например, по данным соцопросов, около 70 % жителей Буковины хотят уехать в страны Евросоюза на постоянное место жительства. Также нужно учитывать и то, что до 40 % жителей Черновицкой области работают в странах Евросоюза. В виду экономической неразвитости приграничных регионов Украины и наличия «своих граждан», Румыния может поднять вопрос референдума.

Кроме сухопутных границ, болезненным является вопрос разграничения речных и морских пространств. К примеру, Румыния пытается приращивать территорию путём искусственного изменения русла Дуная и подмывания береговой линии Украины. В связи с этим, Килийский фарватер, по которому проходит украинско-румынская граница сместился в сторону Украины. Оказавшиеся, таким образом, за пределами фарватера украинские острова Майкан и Ермаков стали объектом территориальных претензий со стороны Румынии с 2010 г. Помимо этого, несанкционированное строительство Румынией Георгиевского канала в дельте Дуная привело к началу обмелению устьев украинской части реки. Также Украина лишилась роли т. н. международного судоходного транзита между Дунаем и Чёрным морем. Проблема речных границ усугубляется и актами нарушения румынской стороной экологической безопасности Украины. Не редки случаи слива сточных вод в реки Дунай, Прут, Тису румынскими химическими и горно-обогатительными предприятиями. Нельзя не сказать и о просчётах Украины в ведении диалога с Румынией. Дело в том, что кроме ведения переговоров по спорным речным участкам на двустороннем уровне, Украина могла бы использовать против румынской стороны факт нарушения ею норм международного права. Строительство Георгиевского канала, изменение русла Дуная противоречит положениям «Конвенции об охране и сбалансированном использовании р. Дунай». 

Хотя, подобный правовой «козырь» в руках Украины, нивелируется в виду того, что Румыния активно пользуется «молчаливым» согласием со стороны Евросоюза. Кроме репутации поставщика гастарбайтеров (13 % населения Румынии – трудовые мигранты) и маршрута перспективного газопровода «Набукко», Румыния играет роль сырьевой базы Евросоюза. Причиной, которая заставляет европейских партнёров сохранять сдержанную позицию по спорным вопросам с Украиной, является наличие в Румынии крупных неразведанных месторождений нефти и природного газа. К примеру, в этом году в уезде Араг было обнаружено нефтегазовое месторождение с запасами, которые по данным румынской компании Universal Premium Fund, оцениваются в 1 млрд. евро. Известно, что инвестировать в разработку месторождения собираются нефтегазовые компании Бельгии и Нидерландов. Особенно, Евросоюз поддерживает борьбу Румынии за владение спорными нефтегазовыми месторождениями. Такая поддержка проявилась во время разрешения спора между Украиной и Румынией вокруг нефтегазоносного шельфа о. Змеиный в Международном Суде в 2009 г. Известно, что по решению Международного Суда, остров Змеиный остался в составе Украины. В тоже время, Румынии перешло 90% перспективного нефтегазового месторождения на геологической структуре «Олимпийская», в соответствии решением Международного Суда. По данным экспертов, Румынии перешло 2 млн. т нефти и 70 млн. м3 природного газа. Существует предположение, что на решение Международного Суда повлияла негласная сделка ЕС и Украины. Одобрение странами-членами Евросоюза вступления Украины во Всемирную Торговую Организацию в 2008 году, в обмен на уступчивость в пользу Румынии по спору вокруг шельфа острова Змеиный.

Однако, не следует преувеличивать преимущества Румынии в решении территориальных споров с Украиной. Существует ряд факторов, сдерживающих румынские амбиции.

Достаточно сложно говорить о румынской политике патернализма над приграничными территориями Украины, в виду достаточно сложного экономического положения страны. Известно, что Румыния является одной из беднейших стран в Евросоюзе. По уровню Внутреннего Валового Продукта на душу населения, Румыния (13 840 $) уступает даже нестабильной Греции (27 073 $). Это говорит о невозможности Румынии инвестировать в приграничные регионы Украины, по примеру РФ в Крыму. Известно, что общее количество румынских инвестиций в экономике Украины не превышает 21 млн. $. Это говорит о том, что Румыния на современном этапе не имеет возможности подготовить экономическую почву для сепаратизма украинских территорий. Кроме того, большинство граждан Украины, имеющих румынский паспорт социализированы в украинском обществе и не имеют особых связей со «второй родиной». Зачастую, румынское гражданство используется для упрощения трудовой миграции в Евросоюз, что является отдельной проблемой Украины. Более того, румынское этническое меньшинство на приграничных территориях, не настолько многочисленно для того чтобы стать основой для сепаратизма (в Одесской области – 5 %, в Черновицкой области – 19,8 %).

Не менее эффективным фактором снижения конфликтогенности вокруг территориальных споров Украины и Румынии, является членство последней в НАТО. Не следует считать адекватными существующему положению дел громкие заявления о возможности воссоздания «Великой Румынии» силовым путём. Для НАТО крайне не выгодно втягивание его членов в вооружённые конфликты, что сказывается на имидже альянса. Прецедент военного столкновения двух членов альянса на Кипре в 1974 г., стал поводом для давления на экспансионистские амбиции своих же членов с целью сохранения стабильности в рамках НАТО. Даже в случае втягивания определённого члена альянса в вооружённый конфликт, достаточно сложно говорить о поддержке со стороны других членов. Ярким примером подобной тенденции является отказ Германии поддержать своих союзников по НАТО в ходе проведения операции «Союзный защитник» в Ливии в 2011 г. Румыния в данном случае не станет исключением. Тем более, для США, стабильная Румыния крайне выгодна для размещения комплексов противоракетной обороны. Хотя Украина и не является членом альянса, существуют перспективы её участия в «разумной обороне», так как территориально Украина блокирует выход Организации Договора Коллективной Безопасности, евразийских структур, а значит влияния России к рубежам НАТО, в том числе и к границе Румынии. Учитывая традиционный «страх» перед потенциальной возможностью возрождения влияния России в постсоциалистических странах, сохранение конструктивного диалога с Украиной, лучший вариант для румынской политэлиты, нежели возвращение в сферу влияния России. Соответственно, несмотря на великодержавные амбиции, румынское руководство адекватно оценивает возможные геополитические трансформации не в свою пользу, в случае евразийской интеграции Украины.

Невозможность вооружённого столкновения Украины и Румынии дополняет несопоставимость потенциалов вооружённых сил обоих государств. Если Вооружённые Силы Украины включают 184 тыс. чел., то армия Румынии насчитывают 73,3 тыс. чел., не говоря уже о различных видах вооружения, по количеству которых Украина превосходит Румынию в 3 раза. Также нужно учитывать то, что уровень боеспособности румынской армии является низким, подтверждением чему участие румынского контингента в Ираке и Афганистане. В свою очередь миротворческие контингенты Украины достаточно эффективно проявили себя на Балканах.

Говоря отдельно о «российском факторе» в Приднестровье, следует отметить, что данная проблема является на сегодня достаточно острой как для Украины, так и для Румынии. Непризнанная Приднестровская Молдавская Республика, отделившаяся от Молдовы в нач. 90-х, выступает «точкой опоры» России в регионе, где размещена её 14-я армия. Для Румынии наличие российских войск в регионе, означает невозможность не только воссоздания Великой Румынии и объединения с Молдовой, чего желает значительная часть населения страны, но и евроинтеграции второй. Для России евроинтеграция Молдовы и как худший вариант воссоединение с Румынией будет означать снижение своего присутствия на постсоветском пространстве. Приднестровская Молдавская Республика, в данном случае утратит геополитическое значение точки опоры России в регионе, барьера евроинтеграции Молдовы и её сближения с Румынией. В случае независимости Приднестровья, российская 14-я армия, потеряет статус миротворческих сил, будет зажата между Украиной и интегрированной в Евросоюзе и НАТО Молдовой. В случае гипотетической эскалации конфликта в Приднестровье Молдовой при поддержке Румынии, сценарий Южной Осетии дополнится вынужденным вмешательством НАТО, если произойдёт столкновение 14-й армии с румынскими подразделениями. Однако подобный сценарий не выгоден ни одной из сторон. Поэтому, как Россия, так и НАТО стремятся сохранять вопрос о статусе Приднестровья замороженным, что лишает Румынию возможности воплощения своих геополитических амбиций. «Российский фактор» в Приднестровье не выгоден и Украине. Известно, что Приднестровская Молдавская Республика на границе Украины и Молдовы представляет собой т. н. «серую зону», с которой не установлены государственные границы. Поэтому данная территория является популярным маршрутом для контрабанды. В среднем через территорию Приднестровья в Украину контрабандой перевозится до 15 тонн мяса, 2400 литров спирта в год. Существует и проблема нелегальной торговли оружием в данной зоне. Более того, Приднестровская Молдавская Республика является ответвлением Балканского наркотрафика в Украину. Кроме того, российская 14-я армия фактически находится в тылу Украины, а значит служит фактором непрямого давления, нагнетания напряжённости на юго-востоке страны.

Кроме того, в отличие от Румынии, которая безуспешно стремиться создать на территории Украины свои пятые колонны, манипулируя собственным гражданством, Украина имеет реальный рычаг давления и сдерживания амбиций юго-западного соседа. Согласно Союзу украинцев Румынии, там проживает до 200 тыс. этнических украинцев. Более того, наши соотечественники являются автохтонами (коренное население) и компактно проживают в приграничных с Украиной     районах Румынии. Теоретически, данные районы являются естественным культурно-информационным буфером между Украиной и Румынией. Более того, Украина имеет возможность «амортизировать» румынские амбиции по отношению к Северной Буковине, ответными требованиями – от регионального статуса украинского языка для румынских украинцев до исключительных экономических прав Украины в приграничных регионах. Однако для этого, необходимо стимулировать экономическое развитие данных регионов.

Следовательно, наличие территориальных споров обуславливает непростое соседство Украины и Румынии. В тоже время рассмотренные факторы и общие проблемы свидетельствуют о невозможности перерастание существующих споров в вооружённый конфликт Украины и Румынии. В любом случае Украине необходимо нивелировать даже незначительные попытки Румынии реинтегрировать приграничные территории. Достаточно важно стимулировать повышение уровня социально-экономического развития Одесской и Черновицкой области, отстаивать свою позицию по спорным вопросам не только на двустороннем, но и на многостороннем уровне, использовать в качестве рычага давления на Румынию достаточно крупное украинское меньшинство на границе с Украиной. Однако, наиболее адекватным является отход от исторических стереотипов и достижения конструктивного диалога, особенно в условиях наличия общего фактора трансграничной нестабильности в виде Приднестровья.

Кухалейшвили Георгий

политолог-международник

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Плохие пользователи
ТЕГИ: Украина,Румыния,политолог-международник,Кухалейшвили Георгий,территориальные споры,остров Змеиный,Северная Буковина,Герцаевский район,идея "Великой Румынии"
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.