Е.Федоров: Американцы попытаются провести аналог Саакашвили на Украине.

8 сентября 2013, 18:04
0
232

О войне в Сирии и не только.

Разговор о империи США и войне в Сирии, агентах во власти, подвиге Дмитрия Медведева, информационной войне и пушечном мясе Навального.

Евгений Фёдоров

Беседа от 3 сентября 2013 года

Видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2013-09-03

Собеседники:

Евгений Фёдоров (депутат Государственной Думы, efedorov.ru);

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, poznavatelnoe.tv);

Мария Катасонова (Народное освободительное движение);

Стэлла Куценко (ПартриоТЫ-РФ);

Татьяна Кирносенко (Народное освободительное движение).

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, скажите, пожалуйста. Что сейчас в Сирии происходит? Обама сказал, что пора туда уже вмешиваться. Хотя у него есть на это полномочия, он не дал приказ американским войскам начать войну. Он сказал, что будет решать конгресс. Кэмерон, премьер-министр Великобритании, тоже сказал, что надо Сирию прищучить, но это всё будет решать парламент. Орланд, президент Франции, сказал, что да, пора этих сирийцев, уже нехороших, этого Башара Асада тоже разбомбить, но это будет решать французский парламент. Что это за игра такая? Что там происходит?

Мария Катасонова: В Британии они проголосовали и с перевесом в 13 голосов приняли решение...

Евгений Фёдоров: Запрет на вмешательство.

Мария Катасонова: Да. Сейчас хотят устроить повторное голосование.

Евгений Фёдоров: Понятно. Продавливают.

Мария Катасонова: Да.

Евгений Фёдоров: Есть ещё одна информация, которую недавно мне, буквально сегодня, передали, что в Вашингтоне, в Лондоне и в Париже резко увеличилась покупка книг, связанных с Нюрнбергским трибуналом: переводные материалы по Нюрнбергскому трибуналу, по материалам Нюрнбергского трибунала. Я так понимаю, что в совокупности этих факторов можно говорить о том, что как говорится и хочется и колется, всерьёз высокопоставленные лица и не очень чиновники в США и других странах начали перечитывать исторические перспективы, которые могут лично их касаться. 

Вопрос на самом деле значительно более глубокий. Давайте на него ответим по-другому. Что делают США с Сирией? Как складывается ситуация? Могу даже ещё обострить вопрос. Нападут ли США на Сирию? Я считаю, нападут. И объясняю, что это связано с тем, что они находятся сегодня в определённой геополитической логике, с которой они уйти не могут, потому что особо нет вариантов. Потому что если они на Сирию не нападут... А что такое нападение на Сирию? Это публичный акт карательной операции против государства, которое смело их ослушаться: не выполнило их распоряжение и так далее. Поддержка своих же собственных сил, потому что «Аль-Каида» это давно известное нерегулярное подразделение США, которое воевало ещё в Афганистане. Подобно Иностранному легиону во Франции. Они давно находятся в Сирии, давно воюют, но у них это не получается без поддержки основных сил США: без авиации, без морских сил, без ракет и так далее. То есть технология нерегулярных частей проблему карательной операции против и сирийского правительства не решают.

Соответственно, для того чтобы перейти к этой карательной операции они устроили стандартную историческую историю. Вспомним, как Гитлер начинал нападение на Польшу. Он сделал захват радиостанции, ввёл туда своих специальных людей из разведки и они инсценировали захват радиостанции. Это была в чистом виде провокация. Абсолютно такая же сейчас провокация с химическим оружием, которая сейчас видна, она шита белыми нитками. Тоже всё это не случайно, потому что для такого рода вещей нужны поводы. 

У американцев не получается удержать однополярный мир и своё лидерство, а значит доллар и свой высокий уровень жизни в мире без карательных операций, без массовых расстрелов, без массовых повешений. И у Гитлера не получалось. Он это делал не потому, что он изначально был врагом человечества, а потому что его туда толкала политическая логика. Встав на эту логику, он переходил в террор, потому что если для французов, например, или итальянцев террор не обязателен для того, чтобы держать их в покорности в силу их менталитета, то для русских, арабов и многих других стран, в том числе Ближнего Востока, без террора удержать в покорности народ невозможно. Это связано с исторической культурной логикой формирования этих народов, этих наций. И к русским, подчёркиваю, это тоже в полном объёме относится.

Поэтому просто напугать Россию не получается. Англичане нас пытались Крымской войной напугать, Наполеон – взятием Москвы. Во Франции бы получилось, в Австрии бы получилось, в России – нет. Поэтому он вынужден заниматься эскалацией, как и другие агрессоры до него, и ставить вопрос уничтожения, в данном случае людей, которые живут в Сирии, с помощью публичных жёстких, абсолютно открытых карательных операций. Чем жёстче, тем лучше. Отсюда эти люди, которые вырывают сердца и их публично едят. Это же не случайно американцы туда отправили каннибалов. Им надо продемонстрировать страх, потому что в покорности такие народы по своей истории можно удержать только тотальным страхом, массовыми казнями и репрессиями. Они это и делают. 

Но при этом они тоже, как люди не глупые, тоже понимают, в том числе по опыту предыдущих агрессоров, того же Гитлера, что это может привести к консолидации части мира против них на принципах «за людей против людей». Даже не на принципах суверенитета и свободы – за людей ты или против людей? Именно на консолидации против этих методов, что в свою очередь может привести лично к ситуации, когда люди, которые принимали эти решения, окажутся на скамье подсудимых через пять лет, например. И, допустим, получат смертную казнь от того международного сообщества, которое к тому времени там сложится. И они это понимают.

Поэтому они находятся на такой грани. Контролировать ситуацию без массовых репрессий уже невозможно, они это понимают, но и проводить массовые репрессии боязно. Отсюда попытка переложить ответственность. Потом, если что, они так думают, на будущем Нюрнбергском трибунале мы скажем, что это не мы решение принимали, а нас заставили депутаты Конгресса или ещё кто-то. Они это будут делать, но в принципе они находятся в геополитическом тупике. Дальнейшее развитие мира для них воспринимается только через массовый террор. Причём серьёзный террор, чтобы погибали миллионы людей. Это уже становится понятно.

Подчёркивают, что политика Гитлера, как нам иногда говорят, что «это исключение», но это не исключение. Это обычный англосаксонский метод конкурентной борьбы с нациями, на которых нельзя надавить, а можно только убить. В частности это относится и к России в полном объёме. 

Поэтому мой прогноз такой. Американцы, несмотря ни на что, они просто не могут не вторгнуться в Сирию. Иначе они через три года потеряют власть в Вашингтоне. Вообще. У них произойдёт откат государственного строительства США, что означает распад США. Не случайно Обама сказал, что вторжение в Сирию – есть национальный интерес США. Он правильно сказал. Потому что, представив себя на месте людей, которые ему советуют, американцев, я просто понимаю, что они не удерживают ситуацию в национальном ключе даже в Штатах, если не идут по пути массового террора. Просто не удерживают. Они понимают, что с одной стороны они через пять лет получают бунтующую Америку, у которой нет куска хлеба. Вернее, кусок-то есть, только не такого масштаба, как сейчас в половину ВВП. С другой стороны они могут получить риски Нюрнбергского трибунала. И вот сейчас они между этими вещами маневрируют. 

Они выберут решение агрессии, обложившись всякими левыми делами, согласиями Конгресса. Дальше Сирия успокоит для них мир на пару лет, а потом потребуется следующая террористическая массовая акция уничтожения. Вот она уже будет приближаться к России и к Китаю. Откуда они будут втыкать карательный нож в Россию – это может быть и Украина, и республики Средней Азии. Но скорее это всё-таки Украина, потому что здесь не такое население, как в Средней Азии. Оно более цивилизованное, более европейское. Естественно, русские живут. Поэтому с их площадок удобнее. 

Для меня это означает, что следующие выборы президента Украины будут ключевыми. Американцы попытаются провести свой аналог грузинского Саакашвили на Украине и с этой позиции осуществить агрессию против России. А также что-то сделать в Казахстане, чтобы увеличить агрессию против Китая. Они идут по пути репрессии в отношении всего мира для целей поддержания американской однополярной империи с колониями и со статусом колонии.

Артём Войтенков: Если американцы сейчас оставляют Сирию в покое, это означает для всего мира, что они слабые и весь мир начинает меньше платить им дань и отжимать в каких-то вопросах?

Евгений Фёдоров: Да, начнёт постепенно отжимать. Это как на территории Советского Союза. Почему Гитлер осуществлял карательные операции против городов, сёл, партизанских отрядов? Потому что тем самым он поддерживал режим оккупированной территории. Так и американцы. Если они перестанут поддерживать режим оккупированной территории в мире, то они уйдут, а для них это смерть, то есть вопрос национальной безопасности. Обама честный парень, он честно об этом говорит. Каннибалы на службе Америки – это национальный интерес США, он прав.

Артём Войтенков: Получается, Сирию им надо додавить по любому? Без вариантов.

Евгений Фёдоров: Да, но вы не забывайте, что это понимают не только к американцам. Сегодня международный аспект геополитического национально-освободительного движения действительно решается в Сирии. Я, наверное, не раскрою вам большого секрета, если скажу, что на стороне Асада воюет большое количество профессионалов с разных стран, включая и некоторые европейские страны с согласия спецслужб соответствующих государств. Это форма борьбы, как в своё время в Испании. Помните, когда сложилась ситуация, когда с одной сторон – агрессор Гитлер, с другой стороны – разные государства, совершенно непонятная коалиция, в которой Советский Союз вместе с англичанами, частично с американцами, и там, и здесь. Такая же ситуация складывается в Сирии. Поэтому это не простой орешек.

Стэлла Куценко: Два эсминца позавчера было отправлено в зону Средиземного моря.  

Евгений Фёдоров: Естественно, у нас же тоже отличные специалисты. Путин понимает, что после Сирии будет подбрюшье России, а потом и Россия. Поэтому через Сирию идёт ход на Россию, как через Варшаву шёл ход на Советский Союз. 

Татьяна Кирносенко: Россия должна выбрать себе такую тактику, увязнуть в Сирии своими войсками?

Евгений Фёдоров: Войска России не должны ни в коем случае появляться в Сирии. Мы всё время придумываем какие-то новые конструкции, а они все придуманы уже давно и все работают так, как они работают и по-другому они никогда не работали. Мы помним, что когда были испанские события, там не было советских войск.

Артём Войтенков: Официально их не было.

Евгений Фёдоров: Там были советские добровольцы. Я уверен, что в Сирии есть добровольцы и на стороне карателей это не добровольцы, а нерегулярные карательные части США, и на стороне Асада какие-то функции выполняют наши российские специалисты. Я в этом уверен. И не только они. Глупых людей в мире всё-таки нет. Все понимают, какая идёт геополитика, какая идёт технология, все понимают, что будет после Сирии. После Сирии плохо будет всем, включая французов, англичан, немцев, потому что американцы усилят давление, а для кого-то террор, и на территории своих союзников. Они все это понимают и там есть свои ростки освободительного процесса.

Артём Войтенков: Тогда получается, что Обама или американская элита отдают приказ: воюем в Сирии, давим её до конца. Обама начинает юлить, чтобы не брать на себя персональную ответственность, что это он лично сделал. Перекладывает это всё на конгресс. Конгресс соответственно кого-то перекупит, на кого-то надавит. Конгресс скажет: мы тут все проголосовали, это общественное мнение США. А почему тогда юлят Франция и Англия? Им дали приказ, но они не хотят?

Евгений Фёдоров: Нет. У них там раскол. Часть людей не хотят оказаться на скамье подсудимых. Они же не дураки, они понимают, как развивается логика мировых событий. Они не хотят быть в числе тех, кто будет оказываться на статье подсудимых за геноцид, потому что история Сирии – это история геноцида в чистом виде. И они не хотят, это же персональная ответственность. Это ведь не бумажка с обамовским приказом, которой можно прикрыться, а это персональное решение. 

Нюрнбергский процесс как раз вскрыл технологию решения. Там же много людей было. По Нюрнбергскому процессу пошли десятки тысяч людей – это разные люди, и третьего эшелона, и пятого, и кто лично участвовал, и кто отдавал приказы, и какие приказы. Они это понимают. Им лично совсем не хочется так рисковать. Это нужны люди другого закала, которые уже отмороженные. Всё-таки во главе многих стран отмороженных нет. Скорее там трусы, предатели, слабаки, но не отмороженные, потому что отмороженный и слабак – это принципиально разные конфликтные понятия. 

В этом плане европейцы проявляются боязнь, слабость. Они не хотят оказаться в возможных рисках личной ответственности. И Обама не хочет, и его аппарат, что ещё важнее, не хочет. Они пытаются зацепиться за конгресс, который скажет: а мы вообще тут ни при чём, народ так поручил. 

Артём Войтенков: Американцы просто не хотят лезть сами и толкают впереди себя Англию с Великобританией, как это было в Ливии?

Евгений Фёдоров: Нет, они и сами бы пошли, но они хотят пойти в коалиции. Ливию уже проехали. Урок Ливии уже всеми усвоен. Суть этого урока в том, что все знают по какой дороге идут США. И все знают, что с дороги они свернуть не смогут не по причине глупости, а по причине железобетонных политических, геополитических законов. Либо они прекращают существование американского государства, либо они идут по этой дороге и доходят до газовых камер. Можно сказать, что они уже начались, потому что те истории с газом, привезённым туда (кстати, английским, как мы знаем) – это уже газовые камеры в каком-то смысле, террор, каннибализм и так далее. Они уже перешагнули определённую грань.

Дальше произойдёт определённый раскол. Американцы будут вынуждены запустить механизм террора. Не только извне, но и внутри страны, потому что в стране американцы тоже расколются: некоторые захотят поддерживать режим нового Гитлера, некоторые не захотят. Чтобы подавить своих, американцам внутри Штатов придётся запускать механизм уже внутреннего террора. Это уже определённая грань пойдёт. Она известна, она пройдена много раз. Законы так устроены. Это объективные вещи.

Дальше они внутри страны закручивают гайку террора. Дальше страны раскалываются. Не сразу, а в перспективе 2-3 года. Какие-то страны принимают решение быть в антигитлеровской коалиции нового гитлера – Обамы. Какие-то страны окажутся подмятыми под ним и окажутся в его рядах, там тоже будут свои истории – появятся свои Муссолини. Мир одинаковый всегда. 

Артём Войтенков: Понятно, только разъясните, а почему президент Франции и премьер-министр Великобритании говорят, что надо бить Сирию? Казалось бы, Франции и Великобритании до Сирии, по крайней мере, сейчас, особого дела нет. Американцы их долбят – вот их дело, пусть и разбираются.

Евгений Фёдоров: Потому что они в американской лодке и в американской кормушке. Давайте на нашем примере. Кого финансирует Россия? Россия финансирует США, Европу, то есть Францию и Англию – отдельно 10% нашей дани идёт в Англию через механизм Центрального банка и другие механизмы. Англичане за счёт колоний живут уже лет пятьсот. У них тоже есть понимание процессов. Они понимают, что если они выпадают из этой коалиции с американцами, то они теряют состояние. Дальше они просчитывают ситуацию. Если для американцев падение потребления в два раза означает ликвидацию страны, то англичане более гибкие, конечно. Они могут выдержать и более глубокое падение в силу своей специфики, но всё равно им это не нужно. А для Штатов это вопрос национальной безопасности, сохранения государства. 

Артём Войтенков: Заявление президента Франции и премьер-министра Великобритании – это их личное дело, они сами так решили или это приказ Обамы? Как вы считаете?

Евгений Фёдоров: И те, и другие – это люди, интегрированные в систему американского управления. Не забывайте, откуда он взял власть Олланд. Американцы целую спецоперацию со Стросс-Каном сделали, чтобы Олланду дать власть. Олланд – американский агент, открытый, ничего не скрывающий. Американцы просто агента Саркози заменили на агента Олланда для чего успели целую спецоперацию спецслужб провести. Понимаете масштаб явления? Убрали, кого не нужно, и назначили кого нужно. Естественно, он является американским агентов в чистом виде, поэтому он её отрабатывает. Дальше кто-то во Франции сопротивляется, кто-то возмущается, а он продавливает. Всё, как у нас, только другой уровень страны. Если Франция – просто вассал, то Россия – вассал плюс колония, у нас более эксплуатируемый статус. Поэтому Франция получает хорошие дивиденды за счёт России – за счёт колонии.

Артём Войтенков: У них там тоже всё далеко не гладко.

Евгений Фёдоров: Определимся, что такое гладко, а что нет. У них уровень жизни выше, чем у нас, в четыре раза. Вы сейчас говорите, что у них «не гладко», то есть их уровень жизни снизился и стал в 3,5 раза выше, чем у нас. Ну, извините...

Артём Войтенков: Если американцы – на 9-е сентября намечено совещание – принимают решения бомбить. Они начинают Сирию бомбить. Что в этом случае в мире происходит тогда? Сирия начинает, естественно, защищаться.

Евгений Фёдоров: Война и терроризм расползаются. В Европу приходит 0,5-1 миллион беженцев. Может быть, больше.

Артём Войтенков: В Европе уже сказали визы сирийцам не давать. 

Евгений Фёдоров: Нет, вы можете визы сирийцам не давать, но вы не справитесь с сирийцами, которые на чём угодно приплывут и появятся на ваших берегах. И что вы сделаете? Поставите пулемёты на побережье и будете расстреливать тех, кто выходит из моря? Как не давать?

Пока нет войны, можно не давать. Когда началась война и начали убивать людей, то люди меняются и эти беженцы меняют. Эти беженцы будут агрессивными. Они будут идти под пулемёты, спасая свои семьи и жизни своих детей, которые будут с ними, и вы их не остановите. Это террор, который выплеснется в европейские страны. Это кстати один из побочных эффектов. Тем самым ещё жёстче зажмётся управление тех же Франции, Германии, Италии и других стран.

Стэлла Куценко: Евгений Алексеевич, вы думаете, что это будет второй Афганистан?

Евгений Фёдоров: Для американцев имеется в виду второй Вьетнам?

Стэлла Куценко: Афганистан просто более протяжённый был. 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Трудный вопрос. Понятно, что американцы не заменят Сирию. Это я понимаю. Это будут партизаны, но само по себе понятие Афганистана растягивается на 10-30 лет. Это будет заноза в американской внешней политике в военном смысле тоже. Постоянно будут там нервы от этого у американцев, давить кто-то будет. Это ясно. Вопрос в другом. Они не могут остановиться в Сирии. Они автоматически на сирийских плечах, на подавляемых в Сирии людях, они автоматически будут идти дальше. Они дальше пойду в Иран. Я думаю, что Иран начнётся ровно на второй день после Сирии. Для Ирана это вопрос абсолютно прямой выживаемости. До нас ещё надо дойти через Иран, а для Ирана это напрямую. Но логика такая.

Я бы хотел ещё раз обратить внимание, что логика обыкновенная. То, что с Россией произошло, - это прямая обыкновенная логика геополитики, которая была всегда и которая будет всегда, пока будет homosapiens со своим менталитетом, и со своей психологией, и со своими инстинктами. Мир какой был, такой и остался в плане человеческого, психологического состояния. Это англосаксонская ментальность. Это ментальность европейских народов. Это происходит изнутри природы.

Стэлла Куценко: Нужно доказать, что наша ментальность правильнее, лучше.

Евгений Фёдоров: Изначально понятие русский по другой логике выстраивалось. Никогда Россия не  строила своё развитие по принципу «колония – метрополия», всегда строила по принципу равной территории. Даже может провинция была важнее, чем центр в плане технологии развития. Это последнее время технология начала меняться, потому что к нам пришла оккупационная модель управления, но это отдельный разговор.

Мария Катасонова: В свете последних событий, что происходит? Наше Министерство иностранных дел сначала заявляет о том, что в Египет лучше не ездить. Потом говорит, что лучше не ездить на Ближний Восток. Теперь уже говорит, что лучше вообще не ездить в те страны, где вас могут экстрадировать в другую страну по каким-то – ложным, не ложным, неважно – обвинениям. 

Артём Войтенков: Это вся Европа получается.

Мария Катасонова: Там более 100 стран. Плюс наши корабли выходят в Средиземное море с целью защиты интересов в регионе. Мы поставляем оружие Башару Асаду. Обама всё-таки, по вашим словам и по словам многих аналитиков, будет нападать на Сирию. Всё это может выйти за рамки локального конфликта и стать уже более глобальным?

Евгений Фёдоров: Это стандартная технология разворачивания мировой войны. Да, я с вами согласен.

Теперь по МИДу отдельная история. Давайте мы чётко для себя определимся. С точки зрения русского человека, русской культуры, русского менталитета, русской истории и русской психологии (русский и российский – это одно и то же) англосаксы – подлецы, это подлая нация. Их технология подлая для нас. То, что для нас неприемлемо в отношениях между народами и людьми, для них – приемлемо. Это и называется подлая нация. 

МИД заявил о том, что нельзя. Ведь реально, что он сказал? Он сказал, что эти подлецы в нарушение любых законов волюнтаристическим образом похищают людей, каких хотят. Вопрос. Чем они отличаются от чеченских бандитов, которые похищали у нас людей? И неправосудно в отношении них производят решения и казни, потому что там у них смертная казнь. Вот, что сказал МИД, только дипломатическим языком. Но давайте называть вещи своими именами. Потому что это историческая конкурентная борьба, которую мы осуществляем, в том числе с подлыми народами, проживающими в Европе и в Америке. Вот так это и скажем. Наконец, всё вскрылось, то, что до младенцаам было известно в России, сейчас наш МИД об этом аккуратно сказал.

Артём Войтенков: Мы знаем, что в Европе хорошо, добрые европейцы живут.

Евгений Фёдоров: Только подлые. Ситуация поменялась и вы, добрый, радующийся коррупционер, живущий в Лондоне, оказываетесь вдруг – один, два отравлены, а в массовом числе интернированы в концлагерь, как это было, например, в США во время Второй мировой войны. 6 миллионов человек. Про Гитлера я вообще молчу.

Артём Войтенков: По поставкам оружия. Наши опять самолётами сказали, что «мы тут должны были поставить в Сирию столько-то самолётов, но мы это дело отложим – Сирия не платит»

Евгений Фёдоров: Так у нас тоже идёт определённая борьба. Но мы это ранее обсуждали, то есть система власти в России не суверенна, поэтому тут могут происходить совершенно разные сигналы в плане властного управления. Конечно, можно разобраться в том, что вы говорите, но я так понимаю, что это один из конфликтов во власти. Путину в ручном управлении надо обуздать антироссийскую сущность финансовых властей. 

Артём Войтенков: То есть оружие мы должны всё-таки в Сирию поставлять?

Евгений Фёдоров: Я думаю, что цена поставки оружия в Сирию сегодня – десятки тысяч жизней граждан России завтра. Выбирайте. 

Мария Катасонова: В Министерстве обороны России во вторник утром сообщили о том, что российская система предупреждения ракетного нападения зафиксировала старт двух баллистических целей в акватории Средиземного моря. В Министерстве обороны Израиля сообщили, что были зафиксированы пуски. Да, это было и это было испытание системы для систем ПРО, и они проходили совместно с США. В связи с этим по источникам из авиационных кругов была выпущена в России соответствующая директива, которая запрещает гражданским воздушным судам российских авиакомпаний полёты над Сирией в связи с боевыми действиями, в связи с испытаниями системы ПРО. Это тоже говорит об этой напряжённости?

Евгений Фёдоров: В жизни с одной стороны всегда коктейль, с другой стороны всё просто и понятно. С одной стороны для того и сделали эти испытания израильтяне с американцами, чтобы там не было нашего присутствия в воздухе. Но плюс ещё они пробили информационную систему, потому что сегодня война – это информация, спутники, информационные подходы и так далее. 

Но наша система сработала. Это тоже положительный показатель. С другой стороны реакции в Москве на эти вещи со стороны США и Израиля могут быть разными и не обязательно национально ориентированными. Я просто не знаю деталей. Вполне может быть как повод или ещё какие-то вещи для того, чтобы прекратить поставки в Сирию. Идёт война нервов, в том числе с Российской Федерации и с Путиным, но что конкретно – надо разбираться.

Мария Катасонова: Путин и Матвиенко поддержали инициативу отправки нашей делегации в Конгресс США. Это последняя попытка дипломатическим методом решить ситуацию в Сирии?

Евгений Фёдоров: Я считаю, что это хорошая инициатива. Подлецы должны в лицо получить информацию, что они подлецы. Это, конечно, ничего в них не изменит, но это создаст для них некую внутреннюю психологическую неустойчивость и риски. Но мы боремся за мир до конца.

Артём Войтенков: Они же не скажут в лицо, что «вы – подлецы». Они мягко, обтекаемо, что «мы недовольны вашей политикой».

Евгений Фёдоров: Это полезные сигналы. Сегодня они так скажут, а потом через 5-10 лет кто с кем будет общаться и в каком качестве – ещё неизвестно и кому-то могут и припомнить. И они это понимают. Дураков нет. Многие планируют и свою личную жизнь, и свою личную позицию. Одно дело прятаться где-то за какой-то информационной ширмой и принимать решение об уничтожении других людей и народов, а другое дело, что тебя лично видят, что именно ты принял решение и посмотрели, как ты нажал кнопку в американском конгрессе, проследили, зафиксировали на бумаге и подшили в архив. 

Мария Катасонова: Про Навального хотелось бы у вас узнать. Сейчас идёт, на мой взгляд, какая-то дискредитация Навального. Даже, казалось бы, в кругах тех людей, которые и создали его. В западных СМИ появляются уже осуждающие статьи. Они говорят, что вот он такой нехороший, поднимал тост за холокост, тут неправильно себя повёл и это неправильно сделал. Вчера увидела его интервью с Ксенией Собчак на телеканале «Дождь», может быть месячной давности, может быть новое – я не знаю, но она тоже на него достаточно сильно давила и ставила в неудобное положение. Что это? Выражаясь современным сленгом, его пытаются слить?

Евгений Фёдоров: Нет, его никто никогда не сольёт. У него абсолютное прикрытие от США, он может делать всё, что угодно. Другого бы кандидата уже сняли. Фирма за рубежом, нарушение правил агитации, деньги неправильно осваивает в процессе выборов – это было автоматическое снятие любого кандидата до этого. Но он может делать всё, что хочет, потому что абсолютно прикрыт в плане участия выборов.

Мария Катасонова: Нет, я не на счёт выборов. Я в принципе с политической арены. Может быть, они поняли, что Навальный – это вообще гиблый вариант и кого-то другого поставили?

Евгений Фёдоров: А Навальный никогда и не был главной проходной пешкой. Смотрите, кто был главной фигурой, альтернативой Путину у американцев? Их же не интересует мелочёвка. В ранние 2000-е годы альтернативой Путину был Касьянов – председатель правительства, человек, имеющий опыт государственного управления. У них это не получилось, русский народ не «схавал», а они же его раскручивали и поддерживали. И фигура, которую сегодня американцы выставят, это не будет фигура Навального. 

Навальный, ещё раз говорю, это полевой работник. Да, он высочайшего статуса. У него генеральское звание в американской иерархии защиты, но он полевой работник. Его задача – сформировать ложное отвлечение сил. Главный работник будет из действующей власти. У них там агентов сколько угодно. Я даже не могу сейчас назвать фамилию, потому что может быть, даже сами не решили, у них выбор большой. У них десятки людей, которые не могут выбрать. Но это будет кто-то из действующей власти из высокопоставленных чиновников, министров, вице-премьеров. Не знаю. 

Навальный – это просто некое политическое пушечное мясо, его задача – прикрыть главные фигуры, которые будут выдвигаться на смену Путину, на альтернативу ему, в том числе, кстати, и через технологию военного государственного переворота, которую они опробовали в Египте. Для них это вполне в русле демократии, как мы узнали. 

Артём Войтенков: Снайперы на крышах у нас будут?

Евгений Фёдоров: При такой динамике событий... Россия – гигантская страна и ликвидация такой страны ни разу не была безболезненной. Я думаю, что конечно будут. Они уже есть. Те люди, которых американцы в России подготовили, и которые сейчас в Сирии воюют, это же чистые профессиональные убийцы-каратели, но они в военном смысле – подготовленные люди. Они умеют стрелять, они умеют командовать, их работа – война. Они работают в составе нерегулярных американских подразделений. 

Они, естественно, готовятся для России. Они в Сирии случайно, их задача – нацеленность на Россию. Они здесь их формировали. В Сирию их прикомандировали. Просто здесь сейчас не получилось. Их перебросили в Сирию на сирийские события. Сирийские события закончатся (как бы они не закончились), они вернутся обратно в Россию. Это и есть как раз отмороженные карательные части. 

В войну ведь карателями была не вся гитлеровская машина. В Вермахте заниматься карательными функциями считалось подлым. Немецкие солдаты и офицеры воспринимали это как некую подлость. Там была, конечно, эта функция, но были специальные части из числа подготовленных так называемых националистов или ещё кого-то. Были специальные карательные части. У них за убитых в день 100 человек на 1 бойца полагался железный крест. 

Вы не забывайте, в России в системе власти американские агенты в отличие от истории с Вьетнамом, Афганистаном и другими местами. Это означает, что значительная часть людей, которые принимают решения, прямые американские назначенцы, как агентура. И Путин об этом говорил, и прокуратура об этом говорила. Это означает, что реакция российского государства не будет той, которую вы хотите. Путина то будет, а государства не будет. Это означает, что могут быть в реакции государства совершенно другие решения, направленные против интересов, в том числе и России.

Вы думаете, когда в России терроризм был массовым явлением, это было без участия государственной поддержки госаппарата в 90-е -  начало 2000-х? Там была гигантская поддержка во власти. Вспомните, например, даже формальную сторону, когда Немцов бился как лев, будучи губернатором Новгородской области, за то, чтобы Россия была ликвидирована. Подписи собирал и так далее. Это тот, который не постеснялся поднять задачу ликвидации своей страны, а были же те, кто поумнее, которые язык прятали, а делали то же самое. Их во много раз больше было. И сейчас они есть в огромных количествах, потому что это технология. 

Я уже несколько раз говорил: для того, чтобы в России получить высокую должность, серьёзную, особенно в определённых отраслях (СМИ, образование, финансовая сфера), надо обязательно быть иностранным агентом. Минимум грантополучателем, то есть полуагентом. Грантополучатель – это человек, который готовится стать агентом. Он может быть ещё не агентом, но его уже присмотрели, начали готовить и дальше в какой-то момент произойдёт вербовка. Из десяти грантополучателей получается один агент. Так вот грантополучателей в России сотни тысяч. Это системное явление, а не личностное. Из сотни тысяч грантополучателей десятки тысяч агентов во власти в разных формах, в разных системах.

Татьяна Кирносенко: Навальный не попадает под сакральную жертву? Это будет кто-то другой?

Евгений Фёдоров: Я не знаю, может быть и Навальный будет сакральной жертвой. Просто американцам он, даже имеющий высокий статус, неважен. Американцы и англичане опираются на предателей, это их технология управления, но они их не любят. Они не воспринимают их как людей, которых надо как-то прикрывать, защищать. Прикрывают их для целей. Навального сейчас прикрывают для цели разрушения российского государства. 

Технология такая же, как и везде. Вначале политический процесс, выборы, Навальный. Потом процесс террористический. Потом массовый карательный, как сейчас в Сирии, когда жгут детей. Потом ликвидация страны. Это технология и в этой технологии Навальный – просто начало этого процесса. Он, на самом деле, маленькая его часть, но начала, а сам он им не нужен. Он выполнит свою роль, и после этого его кто-нибудь удавит.

Татьяна Кирносенко: Как Березовского. 

Евгений Фёдоров: Да, как Березовского. И придут действующие министры с красивыми лицами, которые скажут, что «мы вынуждены принимать эти решения ради российского народа». Это технология конкурентной борьбы. Мы же с вами никогда не задумываемся, почему на войну мобилизуются миллионы солдат, огромный потенциал. Что такое война? Это тяжелейшее напряжение сил. Но зачем сильно напрягаться, если можно держать 1000-2000 агентов и они проблему гигантского напряжения решат легче и спокойнее путём ликвидации системы власти, орагнизации революций, что мы сейчас наблюдаем по всему миру и через эту технологию решений. 

Это обычая технология конкурентной борьбы. И Россия в ней слаба. В военной компоненте сильна, а в этой компоненте слаба. У любого человека есть слабые и сильные стороны, у нации тоже. Поэтому когда мы сейчас с вами готовимся восстанавливать суверенную Конституцию, суверенитет, мы должны понимать, что надо усвоить этот урок, который в плане конституционного и государственного строительства обошёлся нам очень дорого. Я вам скажу во сколько. Он обошёлся нам потерей 90% населения нашей страны по отношению к 1917-го году. Это очень дорогая цена за ошибки и слабости в системе государственного строительства. 

Мы исходили из того, что проблему суверенитета надо решить максимально быстро и с минимальным напряжением сил. Это логично. Если мы рассматриваем технологии этого, то главное направление такое:

- это «улица», сегодня главное направление «улицы» - это пикеты;

- потом массовая «улица», чтобы получить массовую «улицу», мы должны много раз пройти через это формирование уличного процесса;

- дальше мощная «улица» в миллион человек по России;

- дальше выход на автоматический референдум об изменении Конституции и изменения всех принципов устройства. 

Если мы выходим на референдум без процесса, то мы меняем одну оккупационную конституцию на другую, нас опять обманут и обведут вокруг пальца. Под давлением уличного процесса мы меняем конституцию оккупационную на конституцию суверенную. Это обязательный процесс. Просто собраться сейчас и сказать: «Давайте, референдум». Этого никто не разрешит. Я вам больше скажу, американцы ведь не дураки. Поэтому они вполне контролируют законодательный процесс в России. В России референдум по Конституции невозможен на сегодняшний день, потому что единственный конституционный закон, который не принят, это закон о конституционном собрании. 

Двадцать лет Дума заседала, обсуждала, законов приняла тысячи, а закон о конституционном собрании, а это единственная технология изменения Конституции, не принят. Это же тоже не просто так. Поэтому сегодня провести референдум невозможно. В рамках этого уличного процесса миллионы людей, которые будут на улицах через 1-2 года, вначале будут сотни тысяч. Эти сотни тысяч позволят продавить эти законы подготовительного характера в параллель, потому что сейчас нам этот закон никто не разрешит. Народ должен давить на оккупационную власть: Путин сверху, а народ снизу. Это единственная технология. 

В мире такого рода изменения (в сторону суверенитета, от суверенитета) происходят только одним путём – через «улицу». Раньше происходило вооружённым путём, но сегодня мир не в глобальном военном состоянии, поэтому это происходит мирным путём через «улицу». Это единственная законная технология, а раз единственно законная, значит, единственно реальная, потому что любую незаконную технологию американцы тут же перебьют. Это надо понимать, поэтому для нас уличная технология – единственная компонента. Чтобы подготовить «улицу» - нужны пикеты. Поэтому я и говорю, что сегодняшние люди, которые стоят в пикетах – это спасители Отечества. 

Это логичная схема: пикеты, «улица», разворот «улицы», накачка, накачка, накачка, массовые уличные явления. Параллельно это сопровождается ещё тысячами вещей. Уголовное дело по Горбачёву. Как только у вас будет сто тысяч на улице (миллиона даже ещё нет) в одном месте, по стране несколько сот тысяч – уголовному делу будет дан ход. Сейчас не будет дан ход. Для того чтобы сейчас дать уголовному делу ход – это тут же американские агенты в правоохранительной системе взъерепенятся и тут же тормознут этот процесс с ходу, просто не пустят. Кроме того это не готово технологически. Тут же американцы надавят. Как же их любимого Горбачёва, жителя Германии и дважды героя Америки, за ликвидацию Советского Союза трогают! 

Такое не получается. Стариков запускал это много раз, мы запускали. Это нормально. Мы продавливаем. Моё письмо тоже не приняли, хотя я штук пять писем писал в прокуратуру и следственный комитет. Они их принимают, ставят штамп «принято», потом пишут отписку. Поэтому это тоже будет тоже параллельной технологией борьбы. Параллельное написание законов и работы депутатских групп. Параллельная работа Координационного совета по укрупнению суверенитета. Но, как и в любом наступлении, а восстановление суверенитета – это тотальное наступление, скажем так, национально восстание – в нём работает много систем и инструментов, как на фронте. Миллион солдат, дивизии, полки, батальоны. Авиация – своё, артиллерия – своё, флот – своё, сапёры – своё, промышленность – своё. И каждый ещё разбивается на тысячи задач. Так и здесь. 

Я говорю главный ход – пикеты, «улица», референдум – а вокруг ещё тысячи подсобытий, которые помогают этому главному ходу:

- уголовное дело по Горбачёву и ликвидации Советскому Союзу; 

- написание законов, которые позволят перейти к этому новому качеству; 

- закон, позволяющий выйти на референдум по Конституции, которого сейчас нет;

- и так далее.

Много подзадач. Я сейчас не буду загружать, но это целый план. Я думаю, что в какой-то форме его надо просто опубликовать без секретных частей, чтобы люди видели, что там сотни, тысячи пунктов, которые надо сделать сегодня, завтра, через неделю. 

И роль каждого человека, который в нём участвует, огромна. Он вышел на митинг три раза, он как солдат на фронте, который штурмует вражескую цитадель – его роль огромна, ключевая роль. Нет этого солдата – нет победы. 

Артём Войтенков: У нас же раньше по Конституции Президент президентствовал четыре года, а сейчас шесть. Как это удалось?

Евгений Фёдоров: Очень просто. Не забывайте, кто был президентом, когда принималось изменение в Конституцию – Медведев. И совершенно никто не планировал, что будет Путин.

Артём Войтенков: Почему? 

Евгений Фёдоров: А потому, что таково было решение американцев – Путин не должен был быть. Это было публично озвучено. Мало того, я вам напоминаю, что американцы сказали: мы делаем ставку в России на коммунистов, которые всегда были их врагами, лишь бы не Путин. Эту фразу сказал не кто-то, а вице-президент, то есть официальное лицо, специально для этого приехавшее в Москву. По их планам Путин не должен был пройти. 

В их логике было всё просто. Они же думают по-французски, по-английски, по-немецки. Они же не думают по-русски. Что они сделали? Они собрали все СМИ России и каждое СМИ России в той или иной степени должно было лягнуть Путина. Эти знаменитые статьи, когда «Коммерсантъ» на развороте опубликовал фото якобы дачи Путина, по поводу которой на следующий же день владелец дачи выступил: что вы мою дачу-то...

Артём Войтенков: ...Путину отдали.

Евгений Фёдоров: Да. Была полная промывка мозгов, пользуясь тем, что они абсолютно контролируют СМИ в России. В их понимании даже если там три газеты напишут такие гадости про будущего президента – его не изберут. Во Франции или в Германии это считается не перевариваемый компромат, а в России народ им не поверил. Народ не поверил Первому каналу, «Коммерсанту», «России», НТВ и всем остальным. Это как раз показывает исторический опыт русского народа, которого за нос водили за его тысячелетнюю историю много раз. 

Надо иметь генетический опыт, чтобы понять где ложь, а где правда. Хотя ложь была тотальна. Не то, чтобы где-то половина лжи, а тотальна. Поэтому в американской конструкции он не должен был пройти. Если бы он не набрал 64%, а был бы второй тур, то он бы не прошёл, потому что тогда бы они просто навалили бы здесь всё, что хотели. Для них это было неожиданностью. Если хотите – русское чудо. И он прошёл, но Конституцию готовили не под него. 

Да, они знали его желание – бороться за свою страну. Естественно, это удобнее сделать с позиции президента. Они это знали, но они совершенно не планировали, что он пройдёт. Мало ли, что ты хочешь... У них были другие планы, другие договоры.

Их проигрыш был не одноразовый. Выборы лишь завершили проигрыш. До этого, например, когда Медведев совершил мужественный поступок и, несмотря на давление американцев, своего окружения (я это знаю точно), сказал, что он пропускает вперёд Путина и не пойдёт против Путина на выборах, это для них было шоком. В их понимании этого не должно было быть, потому что немец или француз так никогда бы не поступил, подлая нация, а Медведев поступил. 

Я считаю, что этим одним честным поступком на фоне может быть тысячи нечестных, он заслуживает огромного уважения, на мой взгляд. Потому что он не кинул Россию и не кинул Путина, когда он выполнил условия договора. Хотя всё было для того, чтобы он этого не сделал. Дальше выходят он и Путин на выборах. СМИ работают на Медведева и из него делают того самого предателя. 

Мне было интересно, когда в Египте смертной казни президента требовал его ближайший соратник, генеральный прокурор, которого тот вскормил с «детского сада», сделал генпрокурором. Как только поменялась ситуация этот человек потребовал смертной казни своего покровителя, этого старенького президента, которого сейчас только выпустили.

Для англичан это очевидная вещь. Они считают, что люди подлые, как они. Раз они – подлецы, значит, и в России живут подлецы. Раз в России живут подлецы, то значит, можно так делать: разводить, сталкивать, и рассматривать варианты предательства своих людей. 

Артём Войтенков: Как Медведеву это удалось, если Медведев в гораздо большей степени контролируем американцами и пусть он даже один раз сказал, что «я не пойду на выборы», а потом под их давлением передумал. 

Евгений Фёдоров: Нет. Что значит «под давлением»? Во-первых, он это сказал. Там же есть законодательная процедура, там нельзя «сказать». Вы не забывайте, чтобы он пошёл, нужно чтобы был съезд, а этот съезд готовится за месяц. Там было устроено технологически, что если Медведева схватят за язык, когда он сказал «не пойду», он уже появиться не мог в системе выборов. Подписи собрать бы он не смог за короткий срок. Партии его бы уже не успели выдвинуть. Кроме того, всё-таки такого рода поступки не отыгрываются назад. Тем более, в короткий 2-дневный срок. 

Артём Войтенков: Получается, он тянул до такого срока, когда после его фразы отыграть назад нельзя?

Евгений Фёдоров: Я бы сказал, «они тянули с Путиным». 

Татьяна Кирносенко: Можно сказать, что Медведев у нас тоже спаситель России?

Евгений ФёдоровМедведев оказался честным человеком, а американцы считали, что он обыкновенный, нормальный англосакс, то есть предатель и подлец. Поэтому они не понимают людей в России. Вроде бы мелочь, но они не понимают, потому что они по себе судят. Какой американский политик отказался бы от такого приза – получить должность президента? Какой? Всё тебе на блюдечке принесли. На тебя работает вся агентурная сеть США в стране, на тебя работают все СМИ. Блогеры на тебя работают! Всё, получай и царствуй. Единственное, твоя задача – ликвидировать твою страну. 

В условиях, когда Медведев на это не пошёл, это сам по себе поступок, означающий определённый посыл. Чтобы люди подумали внутри себя: если Медведев не подлец, то почему я должен быть подлецом? А это важно в России – не быть подлецом и сволочью. Нам надо делать свой честный мир, а если будет честный мир, то он сам по себе будет лидерским для других народов, что, кстати, раньше и было. 

Мария Катасонова: Вопрос от народа. В чём суть я не понимаю, потому что всё очевидно, но люди хотят услышать от вас ответ. Проецируя всё происходящее на нашу многовековую историю люди спрашивают. Евгений Алексеевич Фёдоров – это не поп ли Гапон, который выведет людей на улицу? Путин о нас не заявляет, мы не знаем, знает ли он о нас или нет. Фёдоров нас выведет, мы за царя, за Отечество выйдем, а нас возьмут и расстреляют левые люди. Тем самым мы подставим себя и в первую очередь подставим Путина. Я не понимаю этого вопроса, просто поясните.

Евгений Фёдоров: Я скажу своё мнение на этот счёт. На мой взгляд, Путин вообще здесь ни при чём. И уж Фёдоров тем более. Речь идёт не о них. Речь идёт о личной позиции каждого человека в России по поводу его личного статуса: раб он или не раб? «Мы не рабы, рабы не мы». А также статуса его страны, его Родины, его Отечества.

Вообще неважно какой Путин. Важна позиция конкретного каждого человека, он готов как его дед и прадед за своё Отечество – даже не надо жизни отдавать – приложить силы, чтобы его страна стала свободной, и он сам стал свободный, или не готов. Вот это главный вопрос, а уже вокруг этого вопрос появляются координаторы, организаторы, национальные лидеры как Путин – они проистекают из этого ответа. Если человек встал и пошёл защищать свою Родину, естественно, он найдёт с кем ему согласовываться и как координироваться, чтобы не быть одному. 

Поэтому мы и говорим «Родина! Свобода! Поэтому Путин!», но Путин возникает в конце пути, а не в начале. Это не движение Путина, это движение за освобождение своей Родины, которое нуждается в координации, как и любое движение, как и любая армия, как и любая битва. Для того чтобы решить эту проблему мы видим, что нам нужен Путин, чтобы осуществить эту координацию. При этом Путин, вообще-то, вас лично (прим. – Марию Катасонову) на «Селигере» поблагодарил за вашу борьбу в национально-освободительном движении. Другое дело, что СМИ, конечно, этого не покажут никогда, но это другая история, мы её подробно обсуждали.

Мария Катасонова: «Russia Today» показал. Их, кстати, заблокировали в Америке.

Евгений Фёдоров: После этого?

Мария Катасонова: Не после этого, а буквально несколько дней назад сообщили о том, что их начали блокировать в Америке.

Евгений Фёдоров: И ещё к вашему вопросу я хочу сказать. Иногда говорят: нам не нравится Путин, поэтому мы будем пиво пить и смотреть телевизор, плевать нам на Родину, потому что он нам не нравится в качестве командующего освободительным процессом. Пожалуйста, делайте свой процесс. Родина одна. Делайте свой процесс. Соберитесь с такими же, которым не нравится Путин, если это надо, и самостоятельно сформируйте центр сопротивления американской оккупации и освобождения своей страны. И посмотрим потом, сможете ли вы освободить её без Путина. Сможете – отлично, в ваши ряд вольются тысячи и миллионы людей. Не сможете – значит, придётся координироваться. Должен быть приоритет.

Ещё раз хочу сказать, что когда была Великая отечественная война, то в армии было немало людей, которые лично ненавидели Сталина, в том числе в силу репрессий. Но они сделали свой выбор. Они выполняли его приказы, потому что приоритет своего Отечества важнее личного отношения к кому-то. 

Ещё раз. Не нравится Путин или Фёдоров? Бейтесь сами. Но посмотрите на улицы, в Интернете, у нас в Москве сейчас ежедневно стоят пикеты. Порядка пяти пикетов в день. Пожалуйста, поставьте шестой, самостоятельно. Выйдите из своего подъезда, нарисуйте плакат «За свободу своей страны». Встаньте, начните свою борьбу и всё. Вам не нужен ни Путин, ни тем более Фёдоров. 

Сотни ресурсов американских рассказывают о том, что я когда-то работал у Чубайса или про дворцы Путина. Сложите рядом две биографии. Нет, а зачем нам складывать, когда нам сотни ресурсов за американские деньги об этом говорят? Что тут сделаешь...

Артём Войтенков: Потому что они знают, что большинство людей никогда не будут складывать две биографии вместе. Они не будут ничего проверять.

Евгений Фёдоров: Важно ведь не это. Неважно, что там говорят. Важно, что это показывает технологию. Как формируется ложь? Я же прагматик, я же рассматриваю именно технологическую схему. Понятно, как она формируется. Берутся подконтрольные тысячи ресурсов: телевидение центральное, не центральное, Интернет, и в тысячи ресурсов тупо вкладывается ложь, даже элементарно проверяемая. Но поскольку их тысячи и они скоординированы, то они, естественно, оказывают мощным информационным фактором воздействия. Надо просто знать.

Татьяна Кирносенко: Получается, что национально-освободительное движение – это тот росток, который формирует правду. 

Евгений Фёдоров: Да. Мы, национально-освободительное движение, это тысячи, уже можно говорить сотни тысяч людей, каждый из которых лично борется за свою страну. А система оккупации – это система, которая увязана между собой и осуществляет воздействие на российское информационное обеспечение оккупационного режима. Увязана деньгами, агентурной работой, то есть расположением за рубежом, идеологией, которая на национальном уровне запрещена, где-то террором или какими-то жёсткими дёрганьями. Коррупцией увязана, потому что всегда в систему оккупантов шли люди, отнюдь не самой честной направленности. 

А с кого Гитлер набирал бургомистров и старост? Естественно, он набирал, как правило, не из числа честных и порядочных людей. Где-то были бандиты, где-то сволота, где-то уголовники, где-то ненавистники власти, а значит, и России, которая была тогда в том виде. Оттуда он их и набирал. Это, как правило, системный вопрос, куда идут не лучшие люди, а уж в систему непрямого оккупационного карательного давления, как у Навального, как в Интернете мы видим, в СМИ, конечно, туда тоже не пойдут порядочные люди, в основном. Им там неприятно находиться.

Стенограмма видеозаписи подготовлена компанией «Орфографика» (http://орфографика.рф).

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение.


http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2013-09-03?v=readhttp://poznavatelnoe.tv/fedorov_2013-09-03?v=read

 
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
РАЗДЕЛ: Плохие пользователи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.