СПЕЦВЫПУСК. Покровский Игорь.О журналистике

24 ноября 2016, 00:48
журналистика
0
29
СПЕЦВЫПУСК. Покровский Игорь.О журналистике

В последнее время у общества исчезло уважение к журналистам. При этом остаются те, которым доверяют. Одним из них является Покровский Игорь Николаевич - заслуженный журналист Украины.

Игорь Николаевич мог сделать свою карьеру в музыке, но он стал журналистом. КНВщик в прошлом, скрипач по первой профессии. Именно Игорь Покровский почти 20 лет  назад создал модель популярного местного телевидения и несмотря на огромную конкуренцию, со своим каналом удерживал первые позиции. Игорь Николаевич является продюсером фестиваля "Золотые скрипки Одессы". Он работал редактором музыкальных программ Одесского областного ТРК, создал такие каналы, как «ТА -Одесса» и «Новая Одесса». Сейчас Игорь Николаевич возглавляет Телерадиокомпанию «Медиа-Информ».

Журналисты "Общественного прибоя" побывали в гостях в офисе Игоря Николаевича.

И. П.: Для меня журналистика сегодня, это в  первую очередь, как ни странно это звучит, дать возможность способным людям как-то себя реализовать. Я могу дать возможность человеку делать то, что он вряд ли сможет делать в другом месте, где над ним будет довлеть какая-то фигура, какая-то тень.

Ж.: Понятна Ваша мысль в качестве развития вопроса о стандарте. Видимо неплохо было бы давать начинающим журналистам или уже существующим какой-то стандарт того, как должен выглядеть журналист. Каким критериям он должен соответствовать?

И. П.: А это любой скажет, кто пишет и кто не пишет. Нужно проверять факты, нужно глубоко вникать, на каждое слово нужно иметь три справки, в случае, если это какие-то журналистские расследования или какие-то острые материалы. Ты должен быть во всеоружие, писать только то, что совершенно четко представляешь и можешь оправдать.

У нас в журналистике есть очень хорошие журналисты, классные, с хорошим слогом. Например Валера Барановский. У него изумительный слог, он литературно одаренный человек, но читать его я не могу, потому что мне трудно его читать.

Ж.: Но Вам же виднее. Вы 10 лет в журналистике в Одессе. Знаете людей, знаете обстановку.

И. П.: С каждым годом журналистика все больше и больше проявляет качества более коммерческие нежели писательские.

Ж.: Точнее профессиональные...

И. П.: Да, да. Профессиональные - это писательские, это репортажные. Сегодня нет репортажей? Репортаж примитивный. Когда в новостях известны кто «герои», потому что за этим репортажем, за этим каналом, за этой газетой стоит определенный человек. Поэтому в этом репортаже присутствует лицо, которое открывает площадку, борется с коррупцией или что-то еще. А сам по себе репортаж не интересен, хотя бы потому что это не репортаж о каком-то событии, а это практически частная жизнь нашего героя. Я не понимаю, как можно обсуждать то, что обсуждалось очень широко. К примеру, порча асфальтового покрытия в предверии военного парада. Это полный идиотизм. С таким же успехов можно было бы говорить, что шум моторов мешает птицам пролетать над Крещатиком. Или цветы будут дышать бензином или соляркой. Это совсем разные вещи. 

Ж.: Если журналист, когда ему предоставляешь доказательства: документы или видео, а он говорит, что нет, этого не было. Как можно назвать такого журналиста?

И. П.: Значит он заинтересован в чем-то. Говорят, нельзя искать кошку в черной комнате? В журналистике это запросто. По звуку, по "кс-кс".

Ж.: То есть есть способы искать эту черную кошку?

И. П.: Я заплачу больше и черная кошка сама выйдет. Я понимаю о чем Вы говорите. Я видел недавно репортаж очень смешной. По-моему по «7 каналу». С пляжа. Там есть некая группа ребят, которая расследованиями занимается. Называется "Нормально" или "Ненормально". Я не знаю почему "Нормально". Вообще-то это пока ненормально. Ну не важно. Вот они ходят по пляжу. Они сделали эксперимент. У них в экспериментах участвует их водитель, такой толстый, его уже все знают. Он провоцирует ситуации. Они купили 15 кукуруз, сварили их и пустили его на пляж. Если там продавали по 5 гривен или по 6, или по 10 гривен, то он продавал по 3. У него за 5 минут смели все кукурузы. Он счастливый возвращается. И журналистка, которая всегда машет руками (это она так разговаривает, они все разговаривают руками) говорит, я пришла на пляж и мы исследовали все, что тут происходит: рачки по 15, кукуруза по 10, таранька по 20, а на самом деле у них себестоимость 5. Прибыль почти трехсот процентная. В три раза дороже. Проблема конечно глубокая и хочется дослушать. Мне было интересно, чем это все закончится. И вот она заканчивает. Куда смотрит мэр? Что делается на наших пляжах? Мест мало. И конечно ходят спекулянты, которые спекулируют всем, что народ требует. Что это такое было? Это что? Политика? Кукуруза? Рачки? Что это было? Это было во время противостояния, сейчас перемирие как я вижу. Я понимаю, когда начинается некое политическое, хозяйское противостояние, то выходят люди, так называемые журналисты с ведрами г*вна. Сами его нюхают, надо отдать должное, не брезгуют. Выглядят ужасно, потому что человек ассенизатор. Он нормальный человек, когда занимается своим делом, а когда он ходит с таким ведром по улицам и паркам нашего города и пляшет, то как-то странно. Он также начинает замазывать или писать фамилию политического противника, того человека, с которым у хозяина явно хозяйский спор, совершенно явно. Когда проводят опрос и говорят, что господин Киван может быть мэром нашего города, учитывая Дюка де Ришелье, Григорий Маразли. Один сделал горсад, другой библиотеку, третий построил картинную галерею - это совсем другая песня. 

Ж.: Это разные вещи.

И. П.: Да это не нужно. Они делали это не для того чтобы их хвалили. Амбиции достаточно нормального гражданина выражается в том, что если у тебя есть возможность, ты должен сделать что-то для того чтобы твое имя осталось в истории города, поселка или села. Это будущее твоих детей и семьи. Даже если оно не состоится в этом месте, даже если им придется куда-то уехать. И это совсем другое. Мне кажется, что сегодня журналистика как журналистика вообще не существует. Я смеюсь когда в титрах идет "Маша Иванова, журналист", "Мария Иванова, Павел Петров, журналисты". Ты ведешь интервью или ты настаиваешь на том, что ты журналист, тем более , что в репортаже участвует репортер. Это очень хорошее, высокое звание, быть репортером. Мечта многих поколений. У меня есть несколько девчонок. Я просто не проверяю текст. Мне проверять их текст скучно. Я просто сажусь с ними. Они написали свой текст, я написал свой. Говорю им, вот давай сравним и подумаем о том, какой бы ты могла сделать здесь поворот? И учти, что существуют в телевидении очень важные ситуации. Для того чтобы тебя смотрели, ты должна сразу заинтриговать зрителя своим сюжетом. Обратить внимание не на себя, а на тему, которую ты подаешь. Ты можешь стоять хоть на голове, у тебя зритель должен смотреть дальше. 

Если вы заметили, сегодня существует такой стандарт, меня он очень веселит. Ведущая новостей для того, чтобы делать связку к следующему сюжету говорит: "Об этом точнее расскажет Маша Иванова. Или в курсе событий Паша Петров." То есть сидит человек и как бы заполняет паузы именно паузы. Режиссер выстроил сюжеты, а она заполняет паузы, для того чтобы можно было сменить сюжет и запустить следующий. И нет ни одного человека в наших новостях, который писал бы связки. Ну хотя бы так, чтобы можно было выглядеть достойно ведущим, а с другой стороны, чтобы это была действительно подводка к сюжету. К примеру, какие-то три фразы именно написанных, а не формально сказанным. К примеру, "об этом знает Маша Иванова, а об этом знает другой человек". И так далее и тому подобное. Все это стандарты, которые сегодня явно бросаются в глаза и жестикулирование руками. Все это взято из индивидуальных примеров.

Ж.: Кто-то показал пример?

И. П.: Ну да, где-то они это увидели. На каком-то зарубежном канале. Вот такой прием, который использует ведущая. Но у этой ведущей свой язык, своя роль, своя одежда, свое лицо. Она может быть органична в этом.

Ж.: Т.е ситуация способствует этому? 

И. П.: Она вполне возможна, очень органична. Это не бросается в глаза и не раздражает. А когда это в исполнении кальки совершенно неубедительно, то это бросается в глаза. И очень смешно выглядит. Сейчас на Дерибасовской выступает чудак, у него кукольный театр. Вот такие люди марионетки. Как будто у нее руки на веревочках и это очень смешно. В начале это не бросается в глаза, а через минут 10 что-то многовато. Раздражает. И не понимаешь что раздражает, а потом начинаешь присматриваться и понимаешь. Это для того, чтобы быть убедительной.

Ж.: По поводу бросаться в глаза. Потому что некоторые журналисты видимо используют приемы. Когда журналист бьет в камеру другого журналиста, это тоже прием?

И. П.: Обязательно. Или глупость. Вы брали интервью у одной дамы...

Ж.: Было дело.

И. П.: Она не хотела, чтобы брали интервью и отмахивалась...

Ж.: В том случае брал мой коллега.

И. П.: А если бы она сообразила обратиться в камеру, в вашу же и сказать: "Дорогие друзья, это провокация. Человек, который меня снимает, редкий подлец. Он все время внимает. Я тут борюсь за справедливость во всю, а этот товарищ, который представляет моих противником, он все время этим занимается и ищет на меня какой-то компромат...". Это что увидело бы свет? Нет, он бы спрятал это и никому не показывал. 

Ж.: В данном случае мы имеет репортаж немного другой. Снимали не эту журналистку, а другого человека, к которому она не имела отношения. А она просто вставляет реплику, оператор переводит на нее камеру и она бьет по камере.

И. П.: Это вообще глупость. Когда журналист влезает в конфликт с посторонним человеком. Этот человек должен быть для нее посторонним. Если она или он вдруг начинает махать руками, закрыть грудью, то она/он тогда телохранитель, а не журналист. Тогда другая песня. Это его обязанность, тогда все ясно. Тогда нет никаких вопросов.

Ж.: Это если он телохранитель, а если он журналист при этом?

И. П.: Если он журналист, то он тогда выполняет роль телохранителя в данном случае. Это уже не журналистика. Журналистика - это когда она начинает полемику. И тогда это естественно.

Профессионализм в том, когда тебе заплатил деньги, а ты сделал все, что для того, чтобы этого никто не почувствовал. Вот это журналистика. Чтобы от этого не воняло деньгами. Когда я работал на государственном телевидении и пришел туда, она из журналисток делала сюжет. Я вызвал ее через три часа. Говорю: «Кончай дурить! Сильно воняет! Или ты делаешь так, что я буду все равно знать, я все равно увижу. Но я понимаю, что зритель этого не почувствует это сильно, может быть догадается, но не так. Или вообще не делай, потому что то, что ты делаешь, это за гранью. Так нельзя».

Честно могу сказать вам, профессиональный журналист для меня это какая-то такая планка для меня, которую я сам еще не достиг.

Ж.: Вы ставите себе очень высокую планку....

И. П.: Может быть, а иначе не интересно. Я должен быть само ироничен, я должен понимать, что как только я начинаю подниматься и становиться на пьедестал и даже если меня поставили, я с него сойду. Потому что я не хочу быть посмешившем в глазах других. 

Сегодня утром видел сюжет из Кривого озера. Где просто смаковали лежащего, убитого парня: крупным планом лицо, тело - все крупно и несколько раз. Для того, чтобы доказать, что это жестокость и беззаконие, если оно есть, то этого делать необязательно. Телевидение не должно вызывать такое... Доказательство жестокости уже есть: лежит убитый человек. А показывать в какое место ему стреляли, его лицо...Потом его накрыли каким-то одеялом и они показали как его накрыли и после этого мы пошли разбираться. Но это не правильно. Телевидению достаточно просто показать это одеяло и лежащего человека, чтобы понимать,  что это трагедия. Не обязательно это смаковать. Смакование у нас появилось. Время жестокое. Война очень ожесточила. Не потому что много оружия. Народ становиться очень жестоким по отношению друг к другу. Это уже не жестокие драки, это убийства. Когда люди стреляют в друг друга на поражение, даже не по ногам или же в бедро. А в сердце и в голову. И вот тут как раз журналистика, назовем "это" журналистикой, в данном случае телевидение должно играть более взвешенную роль, более человечную, более журналистскую. Даже текст должен быть не мягкий, а более естественный. А не таким агрессивным. Агрессия сквозит в комментариях, комментарии тоже агрессия.

Ж.: И что это? Это не профессионализм? Или это нехватка внимания?

И. П.: Это потому что агрессия стала работать. Во всем. Нас приучили к агрессии. Вы посмотрите, как ведущие некоторых каналов агрессивно ведут себя, ведут программы. У них буквально истерика. Они говорят очень быстро, активно, напористо. Стараясь вам не просто что-то навязать, а раздразнить вас. 

Ж.: Передать эмоциональный настрой?

И. П.: Да, и это эмоция не с плюсом, когда нравится эмоциональный ведущий, нравится его симпатичная эмоция, а это агрессивная эмоция. Негативная эмоция, которая бьет вас сразу. И вы начинаете все это смотреть, а потом идут эти сюжеты. Зачастую сегодня, к сожалению, даже семейные драмы выходят на экран. Журналистика должна, судя по всему, расставить какие-то приоритеты в обществе. Сегодня у нас приоритеты следующие: здесь хорошо, дела более-менее хорошо двигаются здесь, у нас что-то сдвинулось здесь и у нас плохо все остальное. 

Вот новая полиция. Молодые ребята. Я к ним отношусь очень хорошо. Я с ними не сталкивался, один раз меня остановили, проверили документы. Я говорю им, напрасно вы пытаетесь проверить. У вас есть в компьютере, что это угнанная машина? Она куплена в магазине 10 лет назад. Все спасибо. До свидания. Все замечательно. Но сколько негатива на них выливается. К примеру, они помяли крыло где-то в Киеве. Тут же на всех сайтах: "Авария! Помяла полиция. Разбили машину" или "Авария с участием полицейских". Или другое. Вчера ехал по дороге, три аварии. Кто-то стукнул левое крыло, кто-то правое. А здесь событие. Из этого делается событие. И это неправильно. Потому что они только начали работать и нельзя сейчас к ним воспитывать это негативного отношение всех людей, говоря, что это те самые люди, которые будут вас щемить, брать с вас взятки, обижать, обкрадывать, а в конце убивать. Да, наверно сегодня реформа еще не произошла. Но то, что это молодые ребята работают сегодня, это уже хорошо.

С другой стороны, сегодня есть достаточное количество ребят, которые делают хорошее дело. Правильное. Они достаточно цивилизованные люди и убедительно занимаются журналистскими расследованиями. Они достаточно смело высказывают не только свое, но и будем так говорить, справедливое мнение. Мне кажется, что сегодня, даже при всех условностях того, что у каждого издания есть свой хозяин или спонсор, назовите как хотите, но есть некоторые издания, которые работают гораздо прогрессивно, не оглядываясь так сильно, как другие.

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
ТЕГИ: журналистика,Одесса,репортаж
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.