Осторожно! Американские карикатуристы и сатирики- шпионы ЦРУ?

17 ноября 2016, 09:21
Карикатурист
0
8

Маразмы СССР

Осторожно!   Американские карикатуристы и сатирики- шпионы ЦРУ?     

                       Май 1988 года застал меня - майора милиции, в 4-м управлении МВД УССР на должности руководителя инспекции  по делам несовершеннолетних. По специфике подразделения, действующего на предприятиях оборонной промышленности  страны, закрытых военных городков, секретных НИИ, все его работники  были  секретоносителями и находились под особым контролем КГБ. Нам запрещалось приближаться к иностранным посольствам и консульствам  ближе, чем на 100 метров.  О каждом, даже случайном контакте с иностранцем, мы обязаны были докладывать рапортом руководству  подразделения.

                        Уже минуло два года со дня аварии на Чернобыльской АЭС, три года с начала Перестройки  и антиалкогольной кампании М.Горбачёва. Я тогда и не догадывался, что лично для меня именно май 1988 года ознаменуется началом конца моей милицейской карьеры. Мне уже было без малого 44 года. За плечами осталась служба в ОБХСС г. Киева, десятки раскрытых резонансных хозяйственных преступлений, незаконных валютных операций, фактов взяточничества  в ВУЗах, органах власти. Однако, для полного понимания  читателями событий  тех майских дней, заставивших меня круто изменить жизнь, я должен  рассказать еще об одной стороне своего бытия.

 .                 Так уж случилось, что я – сын профессионального художника-оформителя,  в детстве увлекся карикатурой и, начиная с 1967 года, печатался в прессе.  А придя на службу в милицию по направлению трудового коллектива одного из  машиностроительных предприятия г. Киева, разрывался между двумя своими занятиями – оперативной работой и карикатурой.   1988 год как раз был десятым годом моего успешного  сотрудничества с журналом «Перец».  Я был его постоянным внештатным карикатуристом. Карьера карикатуриста в журнале, начатая  в августе 1978 года, постоянно шла в гору. Даже в ЦК КПУ меня знали как «правильного и политически грамотного» карикатуриста.

                         Ну, вот!  Когда читатель, наконец-то, узнал, что в одном человеке соединились  качества оперативного работника, карикатуриста и блюстителя государственных секретов, теперь можно рассказать о событиях мая 1988 года. О том, как моя наивная вера в порядочность людей привела к тяжким для себя последствиям, которые, как ни странно, вывели меня на качественно новый уровень жизни. Ангел хранитель для меня сделал все, чтобы я распрощался  милицейской формой и начал новую жизнь.

                        Итак, в один из солнечных  дней середины мая 1988 года в обеденный перерыв  я  буквально примчался в редакцию журнала «Перец». Тогда редакция занимала 2-й этаж  здания по переулку Нестерова,4.   Это рядом с  корпусами Киевского института народного хозяйства и теперешним комбинатом печати «Пресса Украины».  Утром звонил Валерий Зелинский - главный художник журнала и просил срочно к нему приехать.

                        Этим звонком я был несколько обеспокоен и выбит из колеи. Не понимал, по какому поводу  меня вызывают в редакцию? Накануне  я сдал  рисунки для очередного номера журнала и теперь терялся в догадках. Рассчитывал на худшее.  Думал, снова  заставит рисунок переделывать, а это снова ночь сидеть за столом. У меня, как у работника милиции, другого времени для творчества   не имелось. В лучшем случае - либо суббота или воскресенье, если не на дежурстве.

                        Захожу в кабинет. Здороваюсь. Разговаривая по телефону, Зелинский  вяло пожал мою руку, кивнул, чтобы я присел. Присаживаюсь на свободный стул за стол заседаний, вплотную  приставленный к редакторскому. Не выказывая своей заинтересованности, исподтишка взглядом обшариваю  готовые рисунки, карандашные наброски, письма читателей в огромном количестве лежащих на столе  вперемешку с цветными карандашами, коробками акварели, тюбиками гуаши и флакончиками засохшей туши.  Моего рисунка на столе не было. Значит, дело не в нем! Отлегло от души.       

                     Завершив разговор по телефону, Зелинский сразу перешел к делу. С его слов я узнал, что в СССР пребывает  группа американских сатириков и карикатуристов во главе с президентом всемирной ассоциации бюрократов  Джеймсом Бореном.

4732961_D_Boren (700x358, 152Kb)

Этот визит осуществлялся в рамках запланированного первого в истории советско-американского сотрудничества обмена сатириками и карикатуристами. Первыми в 1987 году посетили  США с визитом российские художники – карикатуристы.  И вот, с ответным визитом  в СССР прибыла американская делегация.  Кроме ДжеймсаБорена, её членами были знаменитый на весь мир  фейлетонист Арт Бухвальд,  в СССР его статьи охотно перепечатывал еженедельник «За рубежом», карикатурист Джим Берри, (ниже его рисунки)

4732961_Djim_Beri (700x299, 166Kb)

 

 его жена Алиса Борен и другие.  Делегация уже посетила  творческое объединение «Боевой карандаш» в Ленинграде, встретилась с местными художниками - сатириками и сейчас гостит в редакции журнала «Крокодил» в Москве, а через два дня  прибудет в Киеве.  Для встречи с американцами редакция журнала  должна выставить  свою команду карикатуристов, в которую включили и меня.  Я, конечно, был польщен  таким высоким доверием, однако сразу отказался от участия во встрече.

                     По статусу работника спецмилиции  мне было запрещено встречаться с иностранцами,  кроме как по специальному разрешению. Зелинский настаивал на своём и сказал, что списки художников  журнала «Перец» для встречи с американцами уже согласованы в ЦК КПУ. Скорее всего, списки согласовывались с КГБ. В этом списке значился и я.   Полученная информация  мне польстила. Как же - обо мне в ЦК  партии знают! И мне ничего не оставалось, как пообещать участвовать во встрече, наперёд зная, что такого разрешения мне никто не даст.

4732961_Obmen_karikatyristami (700x570, 359Kb)

             Однако произошло невероятное. «Гласность» и «Перестройка», «Новое мЫшление», начатые М.Горбачёвым в 1985 году, сделали свое доброе дело. На моем рапорте была получена резолюция начальства, разрешающая встречу.

               В тот же день до поздней ночи мы готовили для встречи мастерскую В.Зелинского на ул. Тарасовской в Киеве. Убрали ее, прикрыли ободранные стены рисунками и плакатами, а на большом круглом столе разложили оригиналы своих работ. Закупили шампанское, водку, подсуетились и достали несколько баночек красной икры, сырокопченой колбаски, других деликатесов, которые при желании теперь можно приобрести в любом средней руки супермаркете.  На то время такие деликатесы были в невероятном дефиците. Водку в разгар  борьбы с пьянством и алкоголизмом также пришлось «доставать» по блату.   

             Как и ожидалось, в назначенное время, после посещения редакции журнала «Перец» в мастерскую прибыла американская делегация в сопровождении нескольких работников «Крокодила». Правда, Художников - крокодильцев, среди них не было.  Арт Бухвальд, который лично мне был интересен, в Киев не прилетел. Накануне, как мне объяснили, он несколько переусердствовал со спиртным и остался в Москве переживать похмельный синдром.  Я наверняка знал, что к делегации прикреплен сопровождающий от КГБ, и вел себя довольно осторожно. Я попросил художника Радну Сахалтуева – отца персонажей мультипликатов «Капитан Врунгель», «Остров сокровищ», «Доктор Айболит» и др., а также выдающегося шаржиста журнала «Перец» А.Арутюнянца  постоянно находиться рядом со мной.  Надеялся, что они в будущем, если понадобится, смогут засвидетельствовать, что личной встречи  с американцами у меня не было. Сделал я это так, на всякий случай, в обеспечении  алиби. Как оказалось позже, интуиция меня не подвела.

           Атмосфера на встрече была дружественной. Пили шампанское за перестройку, гласность, за дружбу с Америкой. Выспрашивали как им там, в Америке, «трудно» работать в прессе и критиковать «недостатки» их жизни. Некоторые пожилые карикатуристы спрашивали, где американцы «достают» бумагу, кисти и краски. Кто для них предлагает тематику карикатур.  Вопросы ставили гостей в тупик, они не понимали наших «совковых» вопросов, удивлялись нашим трудностям бытия. Глядя на обшарпанные стены, никак не могли поверить, что у главного художника журнала «Перец» В.Зелинского такая убогая  мастерская. В их понимании  руководитель художников журнала «Перец», тираж которого составлял 2,5 млн. экземпляров и выходил дважды в месяц,  должен был быть миллионером и иметь, по меньшей мере,  просторную виллу  в Крыму.  Мы объясняли, что нам – представителям творческой интеллигенции не свойственно накопительство. Гордились тем,  что у нас есть бесплатное жильё, дома отдыха, санатории, где можно прекрасно отдохнуть и не обязательно иметь  виллу в собственности.

               Вели диалог с американцами через переводчика. Чувствовалось, что он несколько корректирует наши вопросы и нивелирует ответы американцев. А они, как и полагается свободным людям, вели себя раскованно, много смеялись, не стеснялись в высказываниях, рассматривая наши рисунки, восхищались уровнем исполнительского мастерства, дарили присутствующим сувениры – карандаши бюрократа, которые были снабжены резинками для стирания  с двух сторон.  Пользуясь случаем, я взял на память два оригинальных рисунка Джемса Борена с изображением птиц-бюрократов.  Примерно  через полчаса  после начала встречи между членами делегаций наступило  полное взаимопонимание на уровне - «Джон, ты меня уважаешь?». К этому времени  лично мне  стало уже неинтересно. Тем более в творческом плане у американцев учиться было нечему.

                Я попрощался с Сахалтуевым и Арутюнянцем и по-английски, незаметно  покинул мастерскую.      На следующий день по программе встречи для  делегации было запланировано посещение Чернобыльской зоны, куда естественно я не мог поехать.

          Примерно через два дня у нас в подразделении было очередное совещание. По специфике службы все работники ОБХСС,  уголовного розыска в течение рабочего дня, как правило,  находятся на предприятиях и съезжаются в подразделение только на совещания или для доклада материалов руководству.  В кулуарах очередного совещания один из «стукачей» КГБ поинтересовался у меня, как прошла встреча с американцами. Зная с  кем имею дело, я тем не менее, не чувствуя за собой какой-либо вины, без экивоков и живописания рассказал в его присутствии как происходила встреча с членами делегации непосредственно  в мастерской Зелинского.

          Гром грянул на следующий день. Я даже не ожидал от руководства такой реакции. Меня вызвали в кабинет начальника. Там уже присутствовали его заместители, начальники политотдела и отдела режима. Орали, топали ногами, возмущались тем, что я якобы их обманул. И только тогда до меня дошло, почему меня посчитали обманщиком.  Руководство представляло встречу  с  американской делегацией  по своему  сценарию. Они предполагали, что американцы будут сидеть на сцене, а все приглашенные, в том числе и я, в зрительном зале. От меня потребовали объяснительную записку. Я её написал, рассказал даже о двух свидетелях - Р.Сахалтуеве и А.Арутюнянце, которые по моей просьбе должны были меня контролировать.

                  Мне не хотели верить. В сознании работника КГБ и моих начальников рисовались страшные картины передачи мной американцам совершенно секретных сведений о продукции заводов, на которые я имел доступ. И, якобы, делегация американских сатириков и карикатуристов была специально организована ЦРУ и направлена в СССР  для встречи со мной  и получения от меня шпионских материалов и сведений. Вот какой чести я удостоился. И все это надо было  работникам КГБ доказать или опровергнуть.

                    Таким образом, я второй раз в жизни, будучи работником правоохранительных органов, сам попал под колпак.  Меня, как возможного «крота»,  разрабатывали полтора года.  Из них течение года комиссия из работников КГБ  проверяла всю мою предыдущую деятельность на должности начальника секретариата 4-го управления за период с 1980 по май 1985 года. Проверили наличие всех секретных документов. И здесь не было никакой формальности. Каждый листок  оперативных дел, каждый том  спецлитературы, все учетные записи, секретные спецтетради, печати и штампы были тщательно осмотрены и сверены. Была проведена инвентаризация  вся специальная литература с грифом «секретно», «сов. секретно» и «Для служебного пользования». И таки нашли!  Нашли банальную ошибку моих подчиненных работниц секретариата.

          О том, что  потуги КГБ меня уличить увенчались успехом, я сразу же почувствовал. В глазах сотрудников управления, которые были агентами КГБ и негласно контролировали мои действия, набивались в друзья, провоцировали на откровенные разговоры, я прочитал откровенное злорадство.   Из-за  сотрудничества с журналом «Перец» в управлении мне частенько доставалось. Начальство считало, что я недостаточно уделяю внимания работе с несовершеннолетними правонарушителями и частенько озвучивало  свои претензии ко мне на совещаниях. Я не знаю, какую статистику  мое начальство рассматривало, однако факты свидетельствовали  обратное. С момента назначения меня  на должность руководителя службы по делам несовершеннолетних в мае 1985 года уровень преступности среди несовершеннолетних на объектах  спецмилиции Киева сократилось вдвое. Такой результат был достигнут благодаря профилактической работе с подростками. Я всегда шутил, что первые десять лет работы в милиции я сажал преступников в тюрьму, а последние годы то и делаю, что спасаю их от тюрьмы.

          Оргвыводы не заставили себя ждать.  По предложению проверяющих из КГБ Украины   руководители 8-го управления МВД СССР (г. Москва)  вычеркнули меня из списков резерва кадров на выдвижение.  С печатью «неблагонадёжный», несмотря на все свои  заслуги в сыскном деле,  у меня  не осталось шансов продвинуться  по службе, занять перед пенсией более высокооплачиваемую должность.  Наступил 1991 год с его потрясениями, ГКЧП, развалом СССР.  В стране наступали новые времена,  резко менялась жизнь,  что подвигло меня начать свою жизнь с нуля. Уволившись из милиции в  октябре  1991 года,   я полностью отдался сотрудничеству  с журналом «Перец», которое продолжалось вплоть до его ликвидации в конце 2013 года. Небольшой промежуток времени возглавлял  малое редакционно-издательское предприятие «Юринформ» Союза юристов Украины. В рамках издательства выпустил первую в Украине  книгу законодательных актов под названием «Подтки» (Налоги) с практическими комментариями по их применению. Затем зарегистрировал и издал в 1993 году  несколько номеров журнала интеллектуального юмора «Ты дывы!?»(Ты глянь!?)

                Начиная, с 2004 года постоянный участник международных и украинских конкурсов карикатур. Имею награды.  В 2004  и 2009 году  были организованы и проведены две персональные выставки карикатур  в Доме художника  Союза художников Украины в г. Киеве. Постоянный участник многочисленных коллективных выставок карикатуристов Украины.

2007-2015 г.г.                           

                                                                                                                                                                         Валерий Чмырёв – Карикатурист журнала «Перец»

Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.