Ще одна художня історія про Путлєра

22 декабря 2015, 11:13
Писатель,политический эксперт
0
62
Ще одна художня історія про Путлєра

Видавництвом Дмитра Бурага презентована книга, котра найближчим часом навряд чи могла б побачити світ в якомусь з російських видавництв...Ось рецензія на неї, котра й розставить крапки на І...



ПУТИН И ЕГО ДВОЙНИК

Сбудется ли предположение писателя?

“Это что за лысый гном повернул все кверху дном? И теперь в стране все хором называют зло добром?”
Интернет пестрит ерничанием и издевками по поводу главы российского государства, ненависть и презрение заполняют фейсбуковские и иные “посты”. В этом хоре почти не слышны голоса сторонников ВВП, представляющих те самые пресловутые “86 процентов”. Или проценты липовые, или “одобрямс” существует лишь формально. Скорее всего – и то, и другое.
И тем не менее, фигура Путина вызывает растущий интерес в мире. Все более недоуменный, опасливый, тревожный. Что еще выкинет, чего еще от него можно ожидать? Каким образом глава ядерной страны, которой грозит разруха, может поддерживать свой рейтинг внутри и пугать и бесить политиков извне?
На эти вовсе не праздные вопросы ответ может давать художественная литература. Для нее ВВП как архетип весьма любопытен. Вот только желающих заниматься таким исследованием почти не находится. Тут требуется не только талант, но и определенная смелость, ибо главный объект такого скрупулезного изучения – натура жестоко-мстительная. Примеров хоть отбавляй.

Давид Гай, известный русско-американский журналист, писатель, автор более двадцати художественных и документальных книг, занимается этим несколько лет. В 2012-13 годах в США увидел свет на русском и английском языках его роман “Террариум”, не прошедший мимо внимания читателей. В рецензиях и читательских отзывах подчеркивалось умение автора создать неповторимый социально-психологический портрет дракона, зловеще простершего длани над страной. Детали и факты, в значительной степени малоизвестные и попросту новые для подавляющей массы читателей, ложились сочными мазками на холст с изображением главного героя. Стилистика романа – густая, вязкая, с длинными фразами через точки с запятыми, иногда на целую страницу – “работала” на главную тему.
И вот – новый роман Давида Гая “Исчезновение”. И вновь мы сталкиваемся с ВВП, точнее, с его копией, отражением. Но это ни в коем случае не ремейк, это – совсем иное. В центре произведения – судьба Двойника президента России, который обладает феноменальным сходством с оригиналом и потрясающим талантом абсолютно точно его копировать. Время действия – вторая половина 2023 и самое начало 2024 г.г.
Важная особенность текста в том, что через восприятие Двойником на протяжении ряда лет действий Путина (он назван Верховным Властелином – ВВ) перед читателями предстает образ российского лидера в целокупности его взглядов, фобий, искривленных представлений о своей стране и мире. Реминисценции дают возможность вскрыть тайное, тщательно скрываемое, связанное с преступлениями и гибелью людей. В романе, по сути, два главных героя – Двойник (Яков Петрович) и ВВ.
По ходу развития острого детективного сюжета Двойник становится главой государства. А далее – неожиданная развязка... Но до этого он проходит сложную внутреннюю эволюцию – от уважения ВВ и отчасти преклонения перед ним до отрицания того, что тот совершил за время властвования.
Да, по сравнению с “Террариумом” это совсем иное произведение. Семен Ицкович, автор опубликованных в Америке и Германии первых рецензий на новый роман, справедливо подчеркивает: “...в связи с актуальностью поднимаемой общественно-политической проблематики в нем присутствуют и элементы публицистики, то явно, то подспудно пронизывающей текст. Автор включает читателя в отчаянные споры по поводу происходящего в России, и это, будучи органично вкраплено в художественную ткань романа, придает ему своеобразное звучание”.
Еще один важный момент, который я хотел бы выделить. Давид Гай
размышляет на тему “народ и его лидер”. Со страниц романа звучит трудно опровергаемое: Путин – коллективный портрет российского народа. Народ хотел именно такого, и он его получил. И винить в происходящем народ должен, прежде всего, самого себя, чего, к сожалению, не делает, продолжая верить мифам телепропагандистов о “величии России”, вставшей с колен благодаря Путину. И весьма уместно звучит один из эпиграфов к роману: “Если имеется подходящий народ, можно сделаться вождем народа” (Дон-Аминадо).

В романе несколько кульминационных сцен, позволяющих лучше высветить его суть. Одна из них – встреча ВВ с Двойником в Валдайской резиденции.
Автор находит точные, многозначные фразы, исходящие в разговоре от ВВ: “Сильнейший всегда находит справедливым то, что слабый считает несправедливым... Меня деспотом называют за рубежом. Идиоты, слабаки. Убежден: не существует ни одного живущего человека, которому не захотелось бы сыграть деспота, если он обладает твердым характером. А вы что думаете по этому поводу?
– Точно так же, – Яков Петрович не придумал более развернутый ответ, да и не нужно было.
– Ну и хорошо. Единство взглядов. Убеди других довериться тебе – и ты победил. Самый мощный афродизиак – эта власть над другими... А теперь повторяйте за мной.., – внезапно ВВ поменял ход разговора. – Посмотрим,
как скопируете меня... Итак, начнем. Ничто так не воодушевляет, как первое безнаказанное преступление...
Яков Петрович опешил, слегка даже растерялся от смысла произнесенного, однако вида не подал и незамедлительно исполнил приказ. Почувствовал, что передал интонацию абсолютно верно, лучше, чем на тренировках у зеркала, на нервной почве, что ли...”

Авторской волей Давид Гай вызывает Верховного Властелина, покинувшего земную юдоль, на Частный суд к апостолу Павлу. Тот учиняет ВВ жесткий, беспристрастный допрос на фоне душ убиенных по его приказу, и среди них детей Беслана, Литвиненко (до Немцова и других очередь дойдет позже). ВВ в ужасе от обвинений в содеянном – так прежде с ним никто не говорил. Апостол призывает его: “Покайся, и Бог услышит твою молитву, и, быть может, растождествит тебя и твои поступки”. – “Но это же ничему не поможет...”. – “А ты покай¬ся, не ожидая никаких благ и никакой благодарности; ты каешься не перед зеркалом, вглядываясь в себя, ты каешь¬ся перед Христом, а если Христа нет, то ты, взглянув на себя в зеркале, окаменеешь от ужаса, будто увидишь Медузу Горгону... Знаешь молитву? Не знаешь... А еще верующим себя считал, крестик алюминиевый носил... Эх, ты... Повторяй за мной: “Отец, во имя Иисуса Христа прошу тебя: прости мне мои грехи, я раскаиваюсь в своих грехах, я раскаиваюсь, что воровал, ненавидел, прелюбодействовал, завидовал, я раскаиваюсь, что обижал слабых, я раскаиваюсь, что делал зло..., я понял, что до сих пор жил неправильно...”
Автор не пишет, возымела ли действие покаянная молитва. Пусть каждый читатель сам ответит на этот вопрос...

“Исчезновение” читается на одном дыхании, ибо выстроен как детектив. Мы вместе с Двойником, выполняющим положенную ему работу по замещению ВВ, где это возможно и необходимо, погружаемся в атмосферу тревожного ожидания – что же произойдет дальше? А дальше лидер страны, которую довел до ручки, по воле автора... исчезает. В России
происходит тихий переворот. На определенное время Двойник становится ВВ, от народа это держится в тайне.
К этому времени иллюзии Якова Петровича относительно протагониста, чью роль он усердно исполнял в течение нескольких лет, окончательно развеиваются. Помогают ему в этом дочь и ее близкий друг, резко критически, как уже многие в стране, воспринимающие происходящее. Двойник не может не признать их правоту. Его настигает глубокое разочарование в том, кому он служит. Поэтому Яков Петрович воспринимает тихий переворот и исчезновение ВВ как должное, а не как трагедию. Но Двойник всего лишь человек, пусть и наделенный необыкновенными способностями, и в его сердце поселяется страх. Страх за себя, волею судьбы ставшего главой государства, вынужденно участвующего в грандиозном обмане...
И – сенсационный финал...

Роман Давида Гая вышел одновременно в США и в Украине – в издательском Доме Дмитрия Бураго. Почему не в России? Надеюсь, объяснять нет нужды – такие книги выпускать тамошние издатели не рискуют. Тем не менее, в России его обязательно прочтут – на то и существует интернет. Прочтут о том, как, мнится автору, страна отреагирует на конец властвования ВВ, – вздохом облегчения. “Вздох этот исторгали не только живые, одушевленные обитатели огромной страны, но, казалось, почва, вода, воздух, де¬ревья, строения, звери, птицы, рыбы, насекомые, у это¬го вздоха не было имени, пола, возраста, адреса, он был безымянным, принадлежавшим не кому-то отдельно, а всем вместе, он стелился по земле подобно туману, когда в нем не видать ни зги...”
А там, глядишь, и выйдет книга в бумажном обличии, если сбудется предположение автора по поводу незавидной судьбы ВВ. Остается подождать...

Роман Солодов, США  

P.S.Давид Гай – известный журналист, писатель. Около тридцати лет проработал в газете «Вечерняя Москва». В 1993 году эмигрировал в США. Живет и работает в Нью-Йорке.
Он был главным редактором русско-американских еженедельников «Еврейский Мир», «Русская реклама», «В Новом Свете». Ныне он – исполнительный редактор
международного литературного журнала «Время и место», выходящего в США уже девять лет. Регулярно выступает на русско-американском телеканале RTN
в программе «Пресс-клуб». Перу Давида Гая принадлежат более двух десятков художественных и документальных книг. Среди наиболее известных – роман
«До свидания, друг вечный», посвященный истории любви Достоевского и Аполлинарии Сусловой; повести «День рождения» и «Телохранитель» (по одной из них недавно в России выпущена аудиокнига); документальное исследование «Вторжение» – о войне, развязанной Советским Союзом в Афганистане (автор неоднократно бывал там в
качестве журналиста); «Десятый круг» – повествование, посвященное жизни, борьбе и гибели в годы Второй мировой войны Минского гетто (книга затем вышла в США на английском языке под названием «Innocence in Hell»). В последние годы в Москве изданы четыре новых книги Давида Гая: роман «Джекпот», сборник документальных очерков о крупнейших авиаконструкторах «Небесное притяжение», роман «Сослагательное наклонение» и 750-страничная сага «Средь круговращенья земного...» Роман-сага описывает перипетии жизни двух ветвей, российской и американской, одной семьи на протяжении более чем века.
Изданный в США в 2013 году на русском и английском языках роман Давида Гая «Террариум» посвящен России сегодняшней и завтрашней. Он завоевал читательскую аудиторию.
Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.