Кто убил Кеннеди? Или Владимир Соловьев о Навальном и Немцове

6 ноября 2015, 12:04
журналист
0
85

В Санкт-Петербурге в магазине « Буквоед», на этой неделе, презентовали книгу Владимира Соловьева «Зачистка». На презентацию книги приехал сам автор и у него состоялась встреча с читателями. Если это

В Санкт-Петербурге в магазине « Буквоед», на этой неделе,  презентовали книгу Владимира Соловьева  «Зачистка». На презентацию книги приехал сам автор и у него состоялась встреча с читателями. Если это можно так назвать, поскольку мы знаем Соловьева прежде всего, как неординарного телевизионного ведущего острых и актуальных передач о современной политике.  Поэтому и говорили в основном о политике. Зал в «Буквоеде» был просто переполнен. Интересно, что большинство пришедших на встречу  с Соловьевым были весьма преклонного возраста. Несколько главных тем этого интересного разговора с теми, кто остается «по ту сторону» экрана я приведу здесь.

Вопрос из  зала: А почему на вашем политическом шоу одни и те же лица? Почему на ваши встречи не приглашаются простые люди?

Владимир Соловьев: Это очень просто объяснить. Во-первых потому что лиц мало. Ну реально в стране лиц мало, которых народ хочет смотреть. А которые еще могут говорить вообще единицы. Многие боятся идти. Не потому что его будут бить по голове, апотому что,  вот именно «боятся». При этом самые «бояки» - это либералы. У них это «бояко» доходит до уровня бессознательного.

Вопрос из  зала: А Гузман?

А Гузман он либерал, которого либералы отрядили на «небояко». То есть он идет и «либерально страдает». То есть он тоже всегда идет «как на Голгофу», то есть он идет с ощущением «И принес себя в жертву». А я говорю ему: «Леня скажи мне в какую жертву ты себя принес? Сытый, довольный всю жизнь у власти, в чем твоя жертва? Тебя что, в Туруханский край отправили? В чем ты страдаешь? Я тебя на передачу не могу вызвать, потому ты все время «за границами» сидишь там, ездишь и рассказываешь как тебя «давят в России».

Ну, у нас вообще интересная в этом плане страна, у нас все так борятся с «кровавым рЭжимом». Обычно, сидя в уютных, теплых ресторанах, либо в офисах в центре Москвы, получая неплохую зарплату и «страдают», ну просто на глазах. Страдают.

Почему не приглашаю простых людей? А кого? Ну если…

Из  зала: Нас.

О правильно. Беру и ставлю вас, а вам говорят: «Ты кто? А че тебя слушать? Почему ты интересный? А почему другой человек, простой неинтересен? А почему вы решили, что вы интереснее, чем он? А почему вы решили, что должны быть вы?»

Ну как потом, я же это зрителю не объясню. Зритель же смотрит, вышел человек и сказал: «Я простой человек.» Ну, иди домой!

А здесь обсуждается трагедия падения аэробуса: « И че ты простой человек хочешь сказать? Че ты об этом знаешь?»

А если другая тема? Как живет простой человек? Да все люди простые. И каждый живет по разному. И фраза: «Я вам шас расскажу, как простые люди живут!» А что, кто-то не знает что-ли? А все вокруг вот такие шоколадные конфеты и ниче не знают? И только один, простой человек, которого начнешь смотреть, так он совсем не простой. Он дико сложный, у не своя история, связи, свое образование, своя работа, система отношений. И он не оказывается «простым человеком». А зритель смотрит очень просто. Если ты простой человек и ничего не сделал, чтобы попасть в область моего внимания, может ты и не достоин моего внимания? Ты же пройди через весь цикл. Это как олимпийские игры. Если ты хочешь попасть на передачу на федеральном канале, если будут олимпийские игры, ну пройди сначала региональный уровень. Сделай так, чтобы ты людям стал интересен. Чтобы люди захотели тебя смотреть. Захотели тебя слушать.

Представляете я случайным образом беру, набираю на передачу восемь простых людей. Ну хорошо, первые двадцать минут они знакомятся друг с другом. Зрители это смотрят. И… «Ну ладно, щас нальем, чтобы хоть беседа завязалась.» Огурчиков, там порезать. А иначе, о чем говорить? Ну вот и все.

На Дворцовой площади сегодня наслушался столько городских сумасшедших. Они знают все. Ну они все знают: почему Трансаэро закрыли, и почему аэробус упал, и почему утонули подлодки. Все знают. Кем работаешь?

Дворником!

Ну что-же такая умная? Прямо все насквозь видишь. Ну у меня таких психов итак ходит много.

Вопрос из  зала: Так телевизор же все смотрят!

А телевизор, он вообще о другом. Конечно телевизор смотрят все. И в этом большая проблема. Ведь важно, чтобы тебя захотели смотреть по телевизору. Ведь сколько раз я видел, как вроде, замечательные люди, проявившие себя в иных форматах, приходят на передачу у них просто дар речи пропадает. Потому что это очень тяжело. Вот передача, например, типа «Поединка», это реально физически тяжелый труд. Вот ты стоишь, вокруг галдят, на тебя наседают, а ты еще должен что-то объяснить. Это очень непросто. У нас же в стране нигде не преподают риторику, нас в школе и институте  не учат отстаивать свою точку зрения, нет искусства дебатов. Поэтому, найти людей, которые способны держать внимание в течении долгого времени, это реально сложно. К сожалению.

Из  зала: Вот вы образец.

Я совсем не образец.

Вопрос из  зала: А почему Веллера не стали приглашать?

Миша ходит на другой канал. Но я тоже, регулярно пытаюсь его пригласить. Но, он там где то, чего-то сказал. Даже не политическое, а кого-то обидел из людей.  Поэтому просто сказали что нет. Ведь это часто бывает, что в авторских передачах есть такой элемент, сложный. Здесь уровень грубости. никогда нельзя переходить на личности.

Вопрос из  зала: Ну а Сатановский?

Евгений Сатанвский это наше все. Ну он обычно на Майкла Бома наезжает, который все равно ничего не понимает. Сатановский, самое смешное, когда он начинает реально пыхтеть. Потому что мальчик большой. Я его знаю со времен института стали и сплавов он когда-то занимался каратэ. И это его внутреннее ощущение. что я молод и красив и «могу дотянуться», хотя руки уже давно не выходят за пределы живота играет с ним подлую шутку.  Но он молодец.

Вопрос из  зала: Когда берете интервью у президента Путина, есть ли те вопросы, которые вы стараетесь не задавать, чтоб не ставить его в неудобное положение? Например, про борьбу с коррупцией, где напрашивается еще вопрос про Сердюкова и Васильеву?

Это очень хороший вопрос. Я Путина спрашивал о борьбе с коррупцией несколько раз. И вот здесь есть большая сложность. Ну когда у вас тема передачи международная, и вдруг: «А кстати, о борьбе с коррупцией!» Ну это, так не работает. То есть, когда круг вопросов определен, естественно в этой сфере только можно.

Вы не можете это сделать так: « А еще! Владимир Вдадимирович и еще хотел спросить…» Нет, это нонсенс. Я спрашивал его публично. Вопрос с Сердюковым и Васильевым на самом деле самый тяжелый.

По одной простой причине. А с чего вы решили, что они виновны? Страшный вопрос, правда? Мы с вами решили, что они виновны, потому что нам с вами показали про это по телевизору. Как у них прошел обыск. Нам показали, как врываются люди в форме. Выходит им навстречу Сердюков в трусах, сидит Васильева. Дикое количество золота, картин, ну так же было?

Из  зала:Да!

И нам всем сказали: « Они преступники!» И мы сказали: «Они и вправду, преступники.» После чего нам говорят: « Они, сволочи, украли!» И затем идет перечисление объектов, которые они украли. И мы говорим: « Точно! Они украли!»

Потом мы спрашиваем: «А почему вы их не сажаете? Они украли!» И тут начинаются нюансы. Журналист что, сам зашел и показал Васильеву и Сердюкова. Нет. Васильеву и Сердюкова показали, потому что следственный комитет проводил действия и пригласил в ходе этого журналистов, что кстати есть нарушение юридических норм.

А дальше начинается чудо чудное и дивное. У меня нет ни малейшего сомнения, что они воры. Но, когда ты приходишь в суд, ты же должен собрать материалы.  Я задаю дурацкий вопрос: « Если деньги где-то украдены, значит они где-то должны быть получены!? Ну покажите мне, где деньги ушли и куда они пришли?Как эти деньги попадают в карманы Васильевой и Сердюкова?

Следственный комитет это смог сделать? Я нигде не увидел простроенной цепочки. Вот пример, по делу Рейнера нам показывают Вот деньги ушли туда, вот подставные компании, вот пришли туда, отсюда они пришли в карманы Рейнера.

А почему так не провели следствие по делу Сердюкова? А почему? Потому что Путин не захотел? Да если бы Путин не захотел, его бы не тронули. Он бы по прежнему был Министром обороны. Или бы, тихо и спокойно ушел в отставку.

Если бы Путин был лично заинтересован в том, чтобы у Васильевой и Сердюкова ничего не было, ему не надо было бы вот это все выдумывать.

Наша трагедия состоит в том, что мы видим Россию как абсолютно имперскую страну. Где есть царь, который вдит всех, и должен снять трубу и говорить: « Так, этого посадить, срочно! Нет. щас не вас сажаем. Срочно!»

Должен позвонить судье, должен позвонить в следственный комитету.

Если сделал не так, то царю дали денег?

Каих денег! Какие деньги можно дать Путину? Путин считает, что все деньги итак у него. Он мыслит другими категориями, гатегориями государства. А если у него воруют, то какая разница, Сердюковы, Васильевы воруют. Воруют у него. Принести и сказать: « Мужик, тебе два чемодана денег?» Детский сад какой-то. Куда ему их тратить то?

Хитрые американцы в момент все увидят. Они сразу покажут где и у кого деньги. Заграничны счета, собственность в момент. Поэтому фраза Стасика Белковского, что у Путина семьдесят с лишним миллиардов, фраза замечательная. Стасик может что угодно сказать. Но цена этих слов ноль рублей и ноль, ноль копеек. Пук в бассейне. Пузырь поднялся, ощущение гадкое.

Доказательств нет. Трагедия состоит в том, что вся наша система правопорядка бездарна. Что следователи не смогли провести элементарных следственных действий, которые бы однозначно доказывали бы вину этих людей, которая у меня не вызывает ни малейшего сомнения. Что прокуроры, воюя со следователями и может быть используя личные отношения, умудрились даже попросить срок ниже, чем должны были попросить для Васильевой. Но, трагедия состоит в том, что если Путин будет в это вмешиваться, страну можно будет вообще закрывать.

Если президент вмешивается в любое судебное дело, то никакой демократии в стране нет. Тогда давайте отменим суд, давайте отменим следствие, и всех. Будет просто: «Путин решил - тюрьма!» А здесь решил - не тюрьма!

Я много говорил с Путиным на эти темы. У него большая проблема в том, что он закончил Питерский университет. Вот он в мозгах абсолютный юрист. Что ему мешало быть хорошим разведчиком, типа Штирлеца. Он был средний разведчик, прямо скажем. Был бы он хороший разведчик, он бы так и служил там. А он оказался потом в питерском университете у Собчака. Он слишком верит этим юридическим нюансам. Я много говорил с Лебедевым Вячеславом Михайловичем, который воглавляет судебную систему. Он утверждает, что не было ни разу случая, чтобы Путин снял трубку, звонил и отдал приказ, к сожалению, для меня. Я бы хотел, чтобы многие сидели.

Сажать можно каждого второго. Потом подумать и еще раз каждого второго. И в этом трагедия нашей страны. У нас каждый на своем месте не хочет делать свою работу хорошо и считает, что должен прийти за него Путин и со всем разобраться.

Считаю ли я лично преступниками Сердюкова и Васильеву? Да. Считаю ли я лично, что то, что их не посадили это проблемы власти на выборах? Да. Уверен. Уверен что им всем этим будут шпынять. Я считаю, что для них бы было проще и легче их посадить. А потом, как нибудь, где нибудь, что нибудь. Почему они это не сделали? Потому что у нас вся система «через задницу». Потому что не посадили подмосковных прокуроров, которые крышевали казино. Потому что «Черкизон» было громкое зачвление и никого не взяли. Зато какого нибудь несчастного человека, которые не знаю там, двадцать копеек заработал и торгует бананами, его «примут»  и будут мутузить много лет в СИЗО. У нас система работает, вот своих не трогают, а все кто не «свои, называются «народ», их грызут насмерть, И трагедия в том, что нормального человека пускаешь в эту систему, через некоторое время смотришь, такая же мразь, как и те, кого должен был сменить.

Как например Бастрыкин может сказать кто будет сидеть? Он что суд? Ты не имеешь никакого права даже заикаться на эти темы! Ты же юрист! И ты такие вещи заявляешь? Ну каждый раз генерал Маркин нам доблестно заявляет: «Вот, мы сейчас разберемся!» Я говорю, но что он там разберется? Ты дело передал прокурору, а прокуроры сказали, тьфу твое дело! И все!

Из  зала: Потому что «Единая Россия» сразу определяет меру пресечения!

Какая «Единая Россия? С каких пор депутаты определяют меру пресечения? Очнитесь! При чем здесь вобще партия!? Они вообще беспартийные им наплевать на партию. Вы что считаете, прокуроры знают как слово партия пишется? Ну завтра у вас будет правящая партия ЛДПР они будут все в ЛДПР. Будет завтра правящая партия Навальный, они все там будут «навальнята». Какая хрен разница, в России? Вы че, очнитесь! У нас все время выстраивается монархическая модель. Все хотят снова царем. А вся вот эта шобла она будет, типа дворяне. Она будет привыкать. Это же не меняется тысячу лет уже! А вы «Единая Россия»! А они знают, что они «Единая Россия»? А до этого они были, кто там? «Наш дом-Газпром», как называлось то? Партия была - «Наш дом»? Притом, там же был Володя Рыжков вторым человеком? Теперь, он «дикий оппозиционер»! Послушайте! Ну посмотрите, половина вышла из «Яблока», страшных оппозиционеров. А другая половина того же «Яблока» работает на власть без всяких проблем. Потому что это все игры! Это все «внутриэлитные» игры!

Вопрос из  зала:Больные что ли все?

Нет, они все здоровые.

Вопрос из  зала:Почему ваши передачи так поздно показывают?

Черт его знает. Я не знаю, почему. Я не имею ни малейшего представления об этом. Я не понимаю, почему нас показывают после этих сериалов.

Из  зала:Чтобы все спали.

Я их не могу смотреть. Сериалы, которые показывают у нас на канале, они просто не на меня рассчитаны. Я не говорю, хорошие они или плохие. Но точно, рассчитаны на другую аудиторию. Я не могу представить себе человека, который насмотрелся этих сериалов, а потом говорит: «А давай-ка, теперь я посмотрю Соловьева!»

Из зала: А мы ждем Соловьва! (смех)

Спасибо большое.

Из зала: А нам завтра на работу!

Вопрос из  зала: Взяли ли издательство произведение журналиста, если бы автор был неизвестный журналист по имени Владимир Соловьев.

Да, какая мне разница! Ну, какая мне разница? Ну очень просто, если издательство взяли и напечатали книгу, а читатель ее не покупает, то издательство разоряется. Ну, на этой книге. Ну и все.

Я должен сказать: « Нет, давайте я претворюсь не Владимиром Соловьевым, а маленькой букашкой! И я напишу книгу от имени маленькой букашки, и пойду в издательство.» Вот я всю жизнь был собой, чтобы стать Владимиром Соловьевым, а теперь буду претворяться «маленькой букашкой». Зкперимент, нафига? Ну это же, чушь собачья! Но люди, кто-то читает ненавидя. Таких обычно больше. То, потому что интересно. Кто говорит: «Совсем с ума сошел!»

Ну и что?

Вопрос из  зала: Что ждет Россию в ближайшее время?

Новый год, ждет Россию в ближайшее время. Новый год.

Вопрос из  зала: Как вы оцениваете Андрея Караулова и то, что он делает?

Да никак. Он все время вещает и очень доволен собой. Зрители все оценят, зачем я то буду оценивать. Я не смотрю его передачи. Я абсолютно не смотрю. То есть я же не могу все успеть смотреть. Андрей Караулов столько лет ведет это все. Я как только музыку слышу, я на всякий случай выключаю и все.

Вопрос из  зала: Когда на ваших встречах и рингах будут выступать молодые и красноречивые последователи Жириновского и Зюганова?

Когда они появятся.

Вопрос из  зала: Вы являетесь автором и бизнес-спикером по переговорам? У кого вы этому учились?  Кого из сегодняшних бизнес-тренеров порекомендуете?

А я не знаю никого из них! Вообще никого не знаю. А, у кого я учился? У природы.

Вопрос из  зала: Лжете вы во благо спокойствия людей!

Вы когда ни будь меня по радио слышали? Если у них после моих передач по радио и телевидению какое-то спокойствие, обычно наоборот. Народ так трясется, что заснуть не может до утра потом.

Вопрос из  зала: Что вы думаете о Навальном?

Да на самом деле очень низко я о нем думаю. Скучный человечек. Слабый. Неумный совсем. Непрофессиональный. И когда оппозиции приходится выдвигать на передний план таких - это трагедия.

Вопрос из  зала: Почему не зовете на свои программы Навального, Петербург за него?

ЧТО! (зал)

Кто написал, что Петербург за него? Ну поднимите руку, не бойтесь.

из зала: Он не поднимет.

Ну кто написал это? Вы убедились, что вы заблуждаетесь? Получили ответ на свой вопрос? А конечно, нет. Это очень правильно, стиль секты.

Это не петербуржцы! Это планктон. Это жалкие 86 процентов, которых гебельсовская пропаганда центрального тв довела до такого состояния безумных. Они не понимают! Так ведь? Ну это же удобно в этом жить. А трагедия в том, что просто когда я вижу Навального, я знаю где и что ему заказали. Постоянное вранье.

Для меня здесь вопрос простой: « Ты на какие деньги живешь?» Вот я всю свою жизнь «пашу». А этот человек где, хотя бы пять минут работал? В Кировской губернии? Где закончилось судебным делом. Я про него столько знаю, что относиться к нему уважительно или серьезно просто не могу. Извините, я же вот этих деятелей, я же их изнутри вижу.

Ну что, среди вас есть что ли люди, которые верят в то , что им будут платить пенсию, на которую вы сможете жить что ли? Если есть такие люди, поднимите руку, я буду знать кто из вас депутат Госдумы. Ну потому что, когда мне на полном серьезе говорят о повышении пенсионного возраста, я себя молодым почувствовал. Я подумал: «Вот оно, счастье!» Ну так мне до пенсии восемь лет, а так будет лет двадцать и я опять молодой. При этом у меня понлн ощущение, что когда бы эта пенсия не была, все равно обманут. Все равно, обманут! Я когда смотрю на лица Силуанова, Улюкаева, у меня ощущение, что они марсиане.

Я тут ошибку совершил, поставил запись, как они выступают на форуме в Сочи и народ пишет мне: « Вы это специально?» Че специально… Оказалось, что они все подряд картавые. Ну они реально все картавят. Я ничего против не имею интеллегентной картавости. Но когда они все подряд в одной интонации рассказывают о том, что сейчас все плохо, но будет гораздо хуже. Хочется спросить одно: « А зачем ты министр?»

Ну вот зачем ты министр финансов говоришь такое : « А в семнадцатом году в казне денег не будет!»

Так ты министр чего, ну сделай что нибудь. Иди там, не знаю, дома испеки новых денег, принеси в казну что ли. О чем они. Ну у нас так все.

Вопрос из  зала: По делу Немцова чтобы вы могли прокомментировать?

А что я должен прокомментировать?

Вопрос из  зала: Ну как- то все замылено.

Кому замылено?

Из  зала: СМИ мылят постоянно эту тему.

СМИмылят? Вымне скажите а что, вот хотя бы один факт, что от вас утаили? Вы знаете как они передвигались, вы знаете всех подозреваемых, вы знаете из какого калибра, вы знаете, что было с этими гильзами, вы знаете где они служили, вы знаете как их долго арестовывали, вы знаете, сколько погибли террористов. Где там хоть что-то замалчивают? Объем информации такой по этому делу! Вы попробуйте спросить, а по делу убийства Кеннеди не замылено? Кто Кеннеди убил?

Здесь вам выдают дикий объем информации, каждый день! Вот сегодня есть: «бойцы батальона «Север» дают показания по делу…» Вообще никто не замыливает. Сразу нашли, сразу взяли, те стали отказываться. Экспертиза подтвердила, что ряд имели отношение, ряд не имели. То есть настолько все публично, что дальше некуда просто.

Вы лучше спросите, во время правления демократов Листьева кто убил, нашли? Чего же не выходили с криками: « Замыливает власть!» А здесь вообще никто не замыливает. Сразу всех взяли. У нас чтобы что «замылить», да такой свободы прессы как у нас нигде в мире и нет.

У нас народ несет столько как хочет, и на них в суд не подать. Ничего. А вот просто, все что угодно.

Вопрос из  зала: Когда возьмете интервью у Медведева? Киселев не считается.

А он не хочет мне дать интервью. Я ему не нравлюсь. Я готов у него взять интервью. Я вот както раз позвал всех министров, они у меня там стояли. Поле этого мне говорят:

- Я правильно понял, что у нас больше не будет бюджетного финансирования ВГТРК?

Я говорю:

- Почему?

- Ну ты так приложил их, что они нам больше ни копейки не дадут.

Я вообще со всеми очень жесткий. Меня не волнует личная жизнь людей, но профессионально да. Я же ни с кем в поддавки не играю. Если кто смотрит мою передачу, это я не знаю. От меня и Набиулиной и им всем достается по полной программе.

Мне говорят: «Ну чего вы делаете так мало тем внутри страны?»

Все просто, многие темы они не делаются путем обсуждения, они новостные. Ну то есть, обсуждение это очень сложный формат.  Ну как найти мне восемь человек, которым интересно говорить об экономике? Нет, если кому то по башке постучать, это да. На тему коррупции, ну а что о ней или про нее говорить то? Они же все не ходят, Бастрыкин, Чайка. Вопросы же к ним. Вопрос к Чайке: « Почему твой прокурор попросил для Васильевой условный срок?» Если вы подписали все документы, переданные вам следственным комитетом? И вы согласились с ними. Почему условный срок? Ну у нас было УВД, где заключенных насиловали бутылкой и они на себя наговаривали. Я спрашиваю: « А вы их освободили?» Ну детский вопрос. Где все эти ваши правозащитники? У нас профессия появилась, правозащитники, блогер.

У меня есть один такой любимец, его зовут Руслан Левиев, а смех в том, что он не Левиев. Но я, как еврей, привык к тому, что некоторые евреи пытаются быть не евреями. Если человек по фамилии Карпук берет фамилию Левиев, чтобы быть поближе к демократической общественности. Ему говорят ну Руслан Левиев это как бы из разных областей. Он отвечает, но раньше было еще хуже, я был Руслан Карпук. Сейчас гармонично. Странные люди, либералы.

Вот этот человек на полном серьезе пишет: « Мы писали о том, что в Сирии погибло 24 человека военнослужащих, но к сожалению эти данные не подтвердились»

Ты охренел! Что значит твое, «к сожалению»? Вообще вдуматься, что люди ждут того, что наши военнослужащие стали там гибнуть. Ну ган, когда от него потребовали как к ним можно относиться, как не к врагам? Ты просто предатель. В Америке тебя бы просто за такое порвали бы. Как сказал в свое время Рейган, когда от него потребовали за то, что американцы сбили случайно  самолет гражданской авиации, в котором погибло много детей в том числе. Он сказал, что он никогда не будет этого делать. Это ошибка, но это ошибка моей страны.

Поэтому я все понимаю, но когда, вы, конечно меня простите, могут быть любые отношения между Обамой и Путиным. Но когда, Обама высказывает соболезнование погибшим рейса МН-17, а погибшим над Сенаем подписывает телеграмму Джон Керри, это неправильно. Так не должно быть. Или, что получается, славяне это второй сорт?

Ну славяне в культурном плане. Там тоже люди разной национальности есть. То есть получается, что мы, это второй сорт? Нет я понимаю, что можно переживать справедливо и после трагедии Шарли Эбдо и выйти всем в маечках  : «Я Шарли.»

А восемь тысяч убитых в Донецке, Луганске?  Это всем наплевать? Это пшик?

Да нет, ребята, так нельзя.

Скажите что нибудь оптимистичное.

Все будет хорошо. Но не у всех и сразу.

Ну так получилось, что я несколько раз брал интервью у Путина. И это реально было совершенно слуайно. Хотя я понимаю, что это «Кремлевский заговор», Соловьев - личный интервюьер Путина, «сталинская премия», вертолеты, ну это все понятно сразу. У людей же мышление довольно однозначное. «  А почему он выбрал именно вас?» И никто не поверит. Вообще не выбирал. Случайно. Реально случайно.

Мы сняли фильм, большой. Мы решили, что сейчас такие обстоятельства, что пора снять фильм о геополитке, о том, что происходит в мире. И сейчас должно появиться большое интервью с Путиным. Ну я приезжаю в Сочи, в четверг. А в среду у него день рождения. Ну мы ждем. Нам говорят, вот вы двое, тут шеф рядом, подъезжайте.

Мы подъезжаем, а Путин говорит: «Володя, мы вчера до трех часов. Были люди, отмечали, а в семь утра я уже функционировал. Нет, если надо, я готов принять участие. Но реально, давай в субботу, а? И в субботу я так все здорово расскажу.»

Но я же не ммогу сказать ему: «Владимир Владимирович, нет уж , нет уж! Давайте-ка сегодня! У меня в субботу другие планы!»

И я говорю, да хороше, конечно, давайте в субботу. Я улетаю. съемочная группа остается в Сочи. А в субботу теракт в Турции. И ясно, что нужно выходить напрямую с выражением соболезнования. Вот прямо буквально, Путин готовится, когда начинают уже приходить новости. Поэтому ясно что нужно рассказывать и о Сирии и обо всем, вот так получилось это «актуальное» интервью.

Ясно, что это невозможно было запланировать заранее. Точно также получилось другое интервью, когда мы снимали его для фильма «Президент». Съемки были накануне 23 февраля, потому что хотели Путина поздравить, а там Украина. И здесь нужно было сказать людям, что войны не будет.

Вообще в жизни происходит миллион случайностей. Абсолютно вообще никак не связанных. Они определяют многое и порою совершенно неожиданно.


Рубрика "Я - Корреспондент" является площадкой свободной журналистики и не модерируется редакцией. Пользователи самостоятельно загружают свои материалы на сайт. Редакция не разделяет позицию блогеров и не отвечает за достоверность изложенных ими фактов.
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.